• 13 Мая 2017
  • 16509

Процесс. Суд над семьей Овечкиных

Прошло уже почти 30 лет с того дня, когда советский семейный джаз-бэнд «Семь Симеонов» пролил кровь во время неудачной попытки угона самолета. Мнения о нем по-прежнему расходятся. Для одних Овечкины явились жертвами тоталитаризма, для других — убийцами, готовыми ради своей материальной выгоды принести в жертву невинных. Так кем же они были на самом деле? Точки над i расставляют ведущие передачи «Не так» радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Кузнецов и Сергей Бунтман. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Читать

А. Кузнецов: В 1988 году семья Овечкиных состояла из матери и 11 детей (7 мальчиков и 4 девочки). Судьба матери, Нинели Овечкиной, была трудна с первых дней жизни. Она родилась еще до войны. Отец погиб на фронте, а мать застрелил сторож, когда та пыталась подобрать на поле пару картофелин, чтобы накормить голодную дочь. Девочка попала в детский дом. После детдома она нашла себе мужа. Несмотря на то, что Нинель родила ему 11 детей, он крепко выпивал. Понятно, что в таких условиях семья жила достаточно бедно, хотя государство ей, как многодетной, дало две трехкомнатные квартиры на одной площадке дома в родном Иркутске.

Отец семейства Дмитрий умер в 1984 году. Мать, достаточно жесткая и амбициозная женщина, заменила детям отца. Татьяна Овечкина, которой на момент угона самолета было 14 лет, рассказывала позже: «Мы были хорошими детьми, никогда не пили и не курили, никогда не ходили на дискотеки».

И все же, несмотря на ряд сложностей, дети получали нормальное по советским меркам воспитание и образование. Семья создала джазовый ансамбль «Семь Симеонов», в который входили семеро братьев. Михаил Овечкин учился на одном курсе в Иркутском музучилище с будущей звездой Денисом Мацуевым, который впоследствии высоко оценивал его способности.

Уникальность ансамбля была очевидна властям, которые способствовали увеличению его популярности. В 1987 году наверху было принято решение вывезти детей на гастроли в Японию. Хотя в таких поездках всегда был человек из спецслужб, противодействующий нежелательным контактам, на мальчиков все-таки кто-то вышел. Конкретных данных о том, кто это был, нет — по всей видимости, им предложили солидный контракт, если они останутся работать за границей.

Принять такое решение самостоятельно (а матери с ними в поездке не было) братья не решились и вернулись в СССР.

С. Бунтман: Однако условия жизни и предложенный заработок не шли ни в какое сравнение с тем, что они могли получить на родине, и сомнения поселились в их душах.

А. Кузнецов: Да. В конце концов, Овечкины решаются на побег.


С. Бунтман: Стоит отметить, что способ побега был избран весьма нетривиальный — угнать самолет.

А. Кузнецов: А какая была подготовка! Чего только стоит увеличение габаритов футляра от контрабаса?!

С. Бунтман: Это для чего?

А. Кузнецов: Для того, чтобы пронести оружие и взрывчатку на борт самолета через интерскоп. Несколько раз с этим футляром братья съездили на гастроли в Ленинград, чтобы посмотреть, какая будет реакция.

С. Бунтман: Ну и?

А. Кузнецов: Все прошло так, как они и планировали. 8 марта 1988 года, когда Овечкины шли на посадку рейса Иркутск — Курган — Ленинград, футляр никто не стал пристально досматривать (все-таки — местные знаменитости). Позже против сотрудницы аэропорта, которая пренебрегла служебными обязанностями, возбудили уголовное дело. Его будут расследовать параллельно с делом о теракте.

С. Бунтман: Итак, Овечкины вылетели из Иркутска.

А. Кузнецов: Да. Первую часть пути они вели себя весело и мирно. Но когда самолет уже подлетал к Ленинграду, «Симеоны» через стюардессу передали пилотам записку с требованием доставить их в Лондон.

С земли экипажу приказали убедить террористов в том, что без еще одной дозаправки самолет не сможет долететь до Англии. Тогда братья потребовали, чтобы дозаправка была совершена в какой-нибудь капиталистической стране, и им пообещали, что самолет будет посажен в Финляндии.

С. Бунтман: Но на самом деле ни в какую Финляндию никого отпускать не собирались?

А. Кузнецов: Конечно. Более того, по приказу командующего Северо-Западным ПВО воздушное судно сопровождал военный истребитель. Как явствует из ряда публикаций на эту тему, летчику истребителя был дан приказ уничтожить пассажирский самолет вместе со всеми пассажирами, если только тот попробует совершить попытку вылета из страны.

Не знаю, чем в данном случае руководствовалось командование (возможно, пыталось напугать, чтобы остальным было неповадно), но, в общем, самолет был обречен. То есть либо штурм (что, собственно, и произошло), либо уничтожение.

ФОТО 1.jpg
Семейный джазовый ансамбль Овечкиных в 1986 году. Фото: Роман Денисов

С. Бунтман: Сколько было пассажиров на борту?

А. Кузнецов: Порядка ста человек вместе с экипажем.

С. Бунтман: А самолет какой?

А. Кузнецов: Ту-154.

Для операции по обезвреживанию террористов оперативный штаб выбрал военный аэродром в поселке Вещево под Выборгом. Начинало смеркаться. Экипажу сообщили, что для того, чтобы привести группу захвата в полную готовность, нужно немного потянуть время. К Овечкиным вышла бортпроводница Тамара Жаркая, которая стала успокаивать их и убеждать, что самолет совершил посадку в Котке, Финляндия. Братья практически поверили в это, но тут увидели, что по взлетной полосе к месту посадки выводят оцепление из солдат.

Естественно, террористы поняли, что их обманули. От отчаянья и ярости Дмитрий Овечкин выстрелил в стюардессу. В итоге Тамара Жаркая стала единственной жертвой захватчиков. Всех остальных людей убили и покалечили те, кто прибыл их спасать.

Спецназовцы, призванные обезвредить террористов, на самом деле были совершенно не обучены действиям в подобного рода операциях. Это были обычные сотрудники милиции, умеющие бороться с уличными хулиганами, но не владеющие спецификой работы в узком пространстве самолета. Сработали они плохо. Очень плохо. Открыв дверь кабины пилотов, два милиционера начали стрелять по захватчикам, ранив вместо них мужчину, сидевшего в переднем ряду. Впоследствии были ранены еще три пассажира.

Как ни странно, но братья Овечкины оказались гораздо точнее спецназовцев — ответным огнем они ранили обоих.

В бой вступила группа, проникшая в самолет через хвост. Милиционеры принялись стрелять через пол, но вооруженным «Симеонам» эти выстрелы вреда не причинили.

Поняв, что их положение безвыходное, Овечкины решили покончить жизнь самоубийством, приведя в действие взрывное устройство. Однако бомба сработала не так, как они рассчитывали, — погиб только 19-летний Александр, остальные даже не были ранены. Тогда братья стали стрелять в себя. Первым себя убил Дмитрий. Затем Олег. А Василий сначала застрелил мать, потом застрелился сам.

Один из младших братьев, Миша Овечкин, тот самый, который был однокурсником Дениса Мацуева, потом на суде скажет: «Вася хотел застрелить меня, поискал патроны в одежде у Димы, но не нашел, а у него оставался только один патрон, и он решил истратить его на себя».

С. Бунтман: Сколько было жертв?

А. Кузнецов: В результате теракта погибли девять человек, включая пятерых членов семьи Овечкиных. 19 человек, среди которых двое милиционеров и двое Овечкиных, получили ранения и различные травмы. В частности, это было связано с тем, что когда взорвалась бомба и начался пожар на борту, то пассажирам удалось выломать одну из дверей запасных выходов, который, к сожалению, не был оборудован трапом. И люди прыгали с довольно большой высоты на землю, получая при этом очень тяжелые травмы позвоночника, переломы и все прочее.


С. Бунтман: Приговор суда констатировал, что государству причинен, помимо гибели и увечий людей, ущерб в 1 миллион 371 тысячу рублей.

А. Кузнецов: Да.

С. Бунтман: Получается, что из непосредственных участников преступления в живых остались только 17-летний Игорь, 28-летняя Ольга и четверо совсем маленьких детей, две девочки и два мальчика?

А. Кузнецов: Совершенно верно. Следствие шло пять месяцев. Уголовное дело насчитывало несколько десятков томов. В конечном итоге к уголовной ответственности привлекли двоих — Ольгу и Игоря. Ольгу приговорили к шести годам колонии, а Игоря — к восьми. На момент совершения теракта Ольга была беременна. Родила она уже в колонии.

С. Бунтман: Как сложилась дальнейшая судьба Овечкиных?

А. Кузнецов: По-разному. Игорь и Ольга отсидели по четыре года и были освобождены. На свободе жизнь не сложилась ни у того, ни у другого. Игорь отсидел второй срок за наркотики и вскоре был убит. Незадолго до смерти он выступал в одном из ресторанов Иркутска. Ольга погибла во время пьяной ссоры в 2004 году. Сергей некоторое время играл в ресторанах вместе с Игорем, затем следы его теряются. В 16 лет Ульяна, которой на момент вышеописанных событий было только 10, родила ребенка, вела асоциальный образ жизни, пыталась покончить с собой, стала инвалидом. Михаил долгое время жил в Санкт-Петербурге, принимал участие в различных джазовых коллективах, потом перебрался в Испанию. Татьяна, которой в 1988 году было 14 лет, живет под Иркутском с мужем и ребенком. В 2006 году она приняла участие в выпуске документального сериала «Следствие вели…», который был посвящен захвату самолета.


распечатать Обсудить статью