• 23 Апреля 2017
  • 100514

Цена победы. Война и мода

Все знают, что Хуго Босс шил форму для эсэсовцев. Эта новость давно уже перестала быть сенсацией. А вот известно ли вам, что излюбленной обувью Евы Браун были туфли от Феррагамо? А то, что платья от Кельвина Кляйна из парашютного шелка, которые сегодня стоят баснословных денег, на самом деле придумали немецкие и французские женщины в годы войны?

Историк, писатель Андрей Васильченко приоткрывает занавесу нацистской фэшн-индустрии и рассказывает о пресловутом гламуре 30-х — 40-х годов прошлого столетия.

Статья основана на материале передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы». Эфир провел Виталий Дымарский. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

В России (и не только) до сих пор господствует стереотипное представление о женском образе, который культивировался в годы национал-социалистической диктатуры. Многие рисуют себе «гитлеровских девиц», эдаких «Гретхен» с косичками, без румян и помады, которые не курят и не носят каблуков. На самом деле подобное клише не имеет ничего общего с немецкой действительностью тех лет.

В 30-е годы в Германии велись активные дискуссии относительно того, какая женская одежда является наиболее соответствующей национал-социализму, однако единого решения, которое позволило бы ответить на данный вопрос, выработано не было. Многие партийные догматики (Альфред Розенберг, Гертруда Шольц-Клинк) превозносили идеал немецкой женщины, которая не употребляет алкоголя, не курит, не пользуется косметикой, а прилежно служит отечеству, помогает мужчине в ведении хозяйства, растит детей. Прагматики, в том числе Йозеф Геббельс — главный «либерал» в области женской моды, придерживались других воззрений. Министр пропаганды даже говорил: «Мода должна быть более пестрой и веселой, чем будет способствовать улучшению общих настроений».

С приходом национал-социалистов к власти мода (преимущественно гражданская) стала испытывать на себе военное влияние. Возьмем, к примеру, названия цветов. Коричневый цвет в Третьем рейхе стали называть «штурмовик» (от цвета рубашек штурмовиков СА), традиционный английский серый цвет получил название «стальной шлем» и так далее.

Военная тема коснулась не только моды нацистской Германии, но и других стран. Например, во Франции в период 1939 — лета 1940 годов культовой вещью стал противогаз. В моду вошли фески, треуголки, кивера, на женской одежде стали появляться эполеты.

В 1943 году Геббельс публично заявил о курсе на тотальную войну. Что такое тотальная война? Это все для фронта, все для победы. То есть людей призвали быть более сдержанными в моде, в стиле, ввели некоторые запреты. И с этим связаны интересные моменты.

Например, в свете того, что происходила экономия средств, в том числе материи, стали очень популярны короткие юбки. Девушка в мини-юбке в Германии считалась символом патриотизма: она экономит за счет отреза. Запрещалось носить длинные прически, поскольку считалось, что за короткой стрижкой ухаживать проще.

ФОТО 1.jpg
Инга Лей считалась одной из самых красивых женщин Третьего рейха

Если вернуться во Францию, то там наблюдались диаметрально противоположные тенденции: показы мод были провокационными и вызывающими, модельеры делали откровенно роскошные наряды. Почему? Этими действиями французы пытались выразить некий акт сопротивления, показать, как они говорили, что мода во Франции жива, что Париж жив.

Дело в том, что Германия, также как и Италия, всячески боролась с культурной гегемонией Парижа в вопросах моды. Правда, методы были разные: Муссолини за счет автаркии, то есть режима полной независимости страны, пытался создать собственную моду и отказаться от французов, немцы же использовали не экономические, а политические методы. Они хотели закрыть всю парижскую моду, модельеров вывести либо в Вену, либо во Франкфурт, либо в Берлин, или вообще заставить работать на себя, подчинив себе таким образом все крупные бренды.

В 1943 году высокая мода в Германии была запрещена, а спустя год слово «мода» вообще вышло из употребления. Его заменили более сложным словосочетанием «оформление одежды», что, безусловно, было связано с ведением военных действий.

Что касается гражданской моды, то с 1939 года в ней широко стали использоваться эрзацы. Например, люди носили ботинки на деревянной подошве, разновидность сабо. Нечто подобное можно было наблюдать и во Франции. Кожи не хватало катастрофически. Сначала были введены специальные квитанции, по которым можно было купить некоторые вещи, потом имперские платяные карточки с балльной системой. 100 баллов было рассчитано на год. Много это или мало? Допустим, шерстяной костюм оценивался в 60 баллов, поэтому выгоднее было покупать отрезы тканей и шить одежду из них.

Отдельная тенденция — переделка старых вещей в новые. В это сложно поверить, но министерство Геббельса очень внимательно следило за этим. Были созданы специальные досуговые организации, в женских журналах давались ценные рекомендации, создавались обменные пункты, в которых, например, взамен старых детских вещей можно было получить вещи для человека взрослого.

ФОТО 2.jpg
Министр пропаганды Йозеф Геббельс военной форме предпочитал неприлично дорогие костюмы

Как только речь заходит о нацистской моде, сразу же возникает имя Хуго Босса, любимца яппи всего мира, который (и это уже не новость) шил форму для эсэсовцев. Стоит отметить, что это не единственный пример того, как некоторые известные марки были связаны со временами диктатуры. Например, туфли от Феррагамо были излюбленной обувью Евы Браун. В итоге Гитлер должен был заказать для нее в Италии пару дюжин туфель. Правда, в силу того, что не хватало настоящих материалов, каблуки на туфлях были пробковые.

Опять же, если говорить о Еве Браун, то спутница фюрера принципиально пользовалась только американской косметикой (к вящему неудовольствию Гитлера и Геббельса). Тем, что в Германии сохранились перманентные стрижки, немецкие девушки обязаны все той же Еве Браун. В какой-то момент Гитлер решил запретить перманентные стрижки, Геббельс был крайне недоволен, но был уже готов пойти на этот шаг, и только вмешательство Евы Браун спасло ситуацию. Правда, вопрос тогда решили по-другому: перестали парикмахерским предоставлять необходимые химикаты, и перманент исчез сам собой. Но все же был и такой момент.

Среди нацистских бонз, скажем так, неравнодушных к моде, можно выделить двух людей: Йозефа Геббельса, министра пропаганды, и Бальдура фон Шираха, руководителя гитлерюгенда, позже гауляйтера и имперского наместника Вены. Эта парочка, в отличие от всех остальных, предпочитала очень дорогие костюмы. Геббельс, понятно, почему не носил военную форму и сапоги: у него была покалечена стопа. То есть он просто гипотетически должен был ходить только в ботинках, но это, опять же, не обязывало его ходить в очень дорогих костюмах, вызывающе дорогих. К тому же он и Ширах выписывали из Италии шелковые сорочки. Такого себе не позволял никто. На фоне того, что пропагандировались скромность, стилистическое воздержание, ходить в итальянских сорочках было все-таки возмутительно, но никто не обращал на это внимания, на вид не ставил.

ФОТО 3.jpg
Излюбленной обувью Евы Браун были туфли от Феррагамо

Вообще, Третий рейх — это страна двойных стандартов, двойной морали. Жены высокопоставленных нацистских чинов никогда не отказывали себе в удовольствии носить дорогие элегантные платья, украшения, пользоваться косметикой. На закрытых партийных раутах всегда можно было увидеть женщин в шикарных нарядах. Предосудительно ли было это? Нет. Правда, бывали и вызывающие случаи. Например, когда внучка Рихарда Вагнера появилась в Берлинской опере в черном шелковом платье с ярко-красным маникюром, в золоченых босоножках, с длинной прической, в бриллиантовом колье и аналогичных бриллиантовых сережках, это вызвало шок: как она могла позволить себе такое на людях?!

Другой, правда уже печальный пример, — супруга коменданта Освенцима, которая наладила в концлагере предприятие по пошиву и ремонту одежды. Когда ее арестовали, то при ней нашли десять чемоданов с мехами, платьями, бельем — все работы заключенных. В общем, ни в чем себе не отказывала.

Возвращаясь к Франции, в период 1939 — 1940 годов, когда активно разворачивалась военная операция стран «оси», в стране сформировались большие запасы нереализованных, что называется, шикарных вещей: белье, косметика и прочее, продавать которые в годы войны считалось предосудительным. Магазины несли глобальные убытки. Поэтому, как это ни странно, когда немцы оккупировали Францию, все эти фешенебельные магазины очень обрадовались. Не только тому, что закончилась война, но и тому, что немцы начали скупать все подряд. Их даже прозвали «колорадскими жуками» — они сметали абсолютно все: белье, косметику, шнурки. И это происходило не потому, что в Германии все было настолько плохо — Париж есть Париж. Годовые запасы исчезли за несколько месяцев, торговцы были в восторге. Только потом они поняли, где совершили ошибку — курс соотношения франка и марки…

В Рейхе продолжали выходить модные журналы: «Мода», «Дама», «Серебряное зеркало». Конечно, нельзя сказать, что немецкие женщины вели активную модную жизнь, но показы бывали. Например, во Франкфурте нередко организовывались модные съемки, в городе даже были свои манекенщицы, которые учились на закройщиц в школе моды. Безусловно, в Третьем рейхе не было такого культа моделей, как сейчас. Вообще, формирование культа личности противоречило национал-социалистической идеологии. В стране была только одна личность — Адольф Гитлер — и культ вокруг нее.