• 10 Апреля 2017
  • 7991
  • Маргарита Взнуздаева

Орфография держит оборону

Как мы уже с Вами знаем, русский язык подвергался изменениям на протяжении столетий. Сегодня diletant.media расскажет о реформах последних восьмидесяти лет и, тем самым, завершит цикл статей об истории российской орфографии.

Реформы второй половины двадцатого века долго находились в разработке, принимались постепенно и в большинстве своем предлагали достаточно радикальные изменения относительно уже прижившихся правил от 1918 года.

Удачная реформа 1956 года

В 1929 году была созвана новая Орфографическая комиссия. На повестке дня — изменение правил 1918 года и создание обновленных правил русского языка. Результатом совместных трудов ученых и академиков из специальной Комиссии становится проект 1940 года — «Правила единой орфографии и пунктуации с приложением краткого словаря».

Претворению проекта в жизнь мешает разразившаяся Великая Отечественная война, однако после ее окончания работа над правилами продолжается: так в конце 40х — в первой половине 50х появляются «Правила русской орфографии и пунктуации» С. И. Ожёгова, А. Б. Шапиро и С. Е. Крючкова. Их проект утверждается Академией наук, Министерством высшего образования СССР и Министерством просвещения РСФСР уже в 1955, а вместе с ним публикуется и Орфографический словарь русского языка под редакцией Ожёгова и Шапиро.

свод.jpg

Словарь этот вместе с новыми признанными нормами русской орфографии подвергается критике Д. Э. Розенталя: в особенности, камнем преткновения становятся школьные правила, которые учёный объясняет иначе, в отличие от своих оппонентов. В итоге всех дискуссий Розенталю дается возможность создать свой справочник, основывающийся на Правилах, но уточняющий и дополняющий их.

Интересно то, что с точки зрения российского права в стране по-прежнему действовал «Декрет о введении новой орфографии», принятый ещё Совнаркомом 10 октября 1918 года, а Правила 1956 года являлись внутриведомственным документом советской Академии наук, Министерства высшего образования и Министерства просвещения. Однако несмотря на низкий правовой статус новая реформа была внедрена повсеместно и быстро сменила старые правила: принятая в мае, она вступила в силу уже 1 сентября 1956 года.

Как же изменился русский язык благодаря новой реформе?

Во-первых, «итти» приобрело на письме форму современного «идти». Во-вторых, уменьшилось количество слов с «цы» в составе корня. Также оформились привычные нам правила правописания о и ё после шипящих: в ударной позиции в корне пишется ё («шёпот», а не «шопот»; «жёлудь», «чёрт» и прочие), а в суффиксе и в окончании — о («ключом», а не «ключём», «ежовый», «ручонка» и т. д).

мем.jpg

Изменилось дефисное/раздельное/слитное написание ряда слов:

· стали писать «то есть» вместо «то-есть»;

· «же» и «ли» оформились как отдельные частицы (раньше писались через дефис);

· изменилось правописание некоторых наречий («вовремя» вместо «во время», «дочиста» вместо «до чиста», «дотла» вместо «до тла», «итого» вместо «и того»).

Оформилось современное написание корней с чередованием («зорянка» вместо «зарянки», «подрасти» вместо «подрости»); произошло усечение согласных в части существительных («порей» вместо «поррея», «приданое» вместо «приданного»).

Исчезли такие слова, как «ихний» (в словаре Ожёгова до какого-то момента этот вариант всё же продолжил существовать), «ложить», «эстоль», «мерять», «нема».

Нереализованная реформа 1964 года

Только страсти по орфографии успели утихнуть, как уже в 1963 году профессор А. И. Ефимов выступил с призывом к упрощению правописания со страниц газеты «Известия». Он аргументировал подобную необходимость низким уровнем грамотности населения и путаницей в существующих правилах. Снова была созвана особая Комиссия по усовершенствованию русской орфографии для ликвидации противоречий под руководством В. В. Виноградова. Также в нее вошли Р. И. Аванесов, А. А. Реформатский, С. И. Ожёгов, М. В. Панов, психологи, методисты и учителя. Желание облегчить усвоение орфографии в школах вылилось в следующие задумки:

Предлагалось оставить всего один разделительный язык — ь, тем самым, превратив «объект» в «обьект», «адъютанта» в «адьютанта» и так далее;

После «ц» всегда писать «и» — да здравствуют «огурци»!

После «ж», «ч», «ш», «щ» и «ц» всегда писать «о» в ударной позиции и «е» в безударной вне зависимости от морфемы («жолтый», но «желтеть»);

Забыть о мягком знаке после «ж», «ч», «ш» и «щ» — «реж», «ноч», «настеж»;

Перестать удваивать согласные в иноязычных словах (пусть будет «тенис» и «корозия»);

Писать все слова с приставкой «пол» через дефис (а не только случаи вроде «пол-яблока», «пол-Москвы» да «пол-лимона»);

Исключить всякие исключения! («жури», «брошура», «парашут», «заенька», «заец», «деревяный», «стекляный», «оловяный» — именно так, блюстители орфографических законов!)

шутка.jpg

Стоит ли говорить о том, что предложенные инициативы разожгли рьяную полемику на страницах «Известий», а реформа так и осталась нереализованной.

Проект 1973 года под руководством академика В. И. Борковского был создан для нахождения компромиссных решений между реформами 1956 и 1964 годов, однако и он не был применен на практике.

Сейчас главой Орфографической комиссии является В. В. Лопатин. В 2006 году вышел свод новых правил русского языка, который, в целом, никак не изменил существующие нормы, а скорее, детализировал и расширил их объяснение: так теме о/ё после шипящих в нем посвящено шесть страниц, а н/нн в разных частях речи — девять.

словарь.jpg

Реализованной реформе предшествовал проект 2000 года, предлагавший:

- обойтись без «й» перед «е» в нарицательных существительных, оканчивающихся на «-ер» (и писать «конвеер», «стаер»);

- писать «брошура» и «парашут», но в остальных словах-исключениях оставить «ю»;

- расширить сферу использования разделительного твердого знака и разнообразить язык следующими словами: «артъярмарка», «госъязык», «детъясли»…

Но и этот проект потерпел фиаско…

белинскии.jpg

Как вы теперь знаете, современный русский язык — это результат множества преобразований, рьяных идейных споров и долгих лет работы, и доподлинно неизвестно, каким он будет через десятилетия.

Одно понятно: «что русский язык — один из богатейших языков в мире, в этом нет никакого сомнения», как сказал однажды В. Г. Белинский.