• 2 Апреля 2017
  • 7769

Диктовка Хрущева Кеннеди о Кубе

В 1962 году мир оказался на грани новой мировой войны.  Попытка советского руководства разместить ядерные ракеты на Кубе, совсем рядом с территорией США, привела к небывалой эскалации напряженности между двумя сверхдержавами. Остров оказался в блокаде, а мирные американские жители стали массово искать бомбоубежища и покидать большие города. Однако Холодная война так и не переросла в «горячую». 

28 октября 1961 года Никита Хрущев написал Джону Кеннеди письмо, в котором сообщил о готовности вывести ракеты с Кубы. Такое политическое отступление походило на поражение, поэтому в Кремле надавили на миролюбие СССР. США же упрекались в агрессивной внешней политике. После завершения Карибского кризиса советские ракеты покинули территорию Кубы, а американские – территорию Турции. 

Читать

Продиктовано т. Н. С. Хрущевым

28 октября 1962 г. (Огарево)

Уважаемый господин Президент!

Получил Ваше послание от.. . октября с. г. Выражаю свое удовлетворение и признательность за проявленное Вами чувство меры и понимание ответственности, которая сейчас лежит на Вас за сохранение мира во всем мире. Я отношусь с полным пониманием к Вашей тревоге и к тревоге народов Соединенных Штатов Америки о том, что оружие, которое Вы называете наступательным, действительно является грозным оружием. И Вы сами понимаете, что это за оружие. И чтобы успокоить народ Америки, который хочет мира, а также хотят мира и все народы и народ Советского Союза этого хочет не в меньшей степени, — и чтобы дать уверенность всем народам и облегчить условия для работы исполняющего обязанности Секретаря ООН У Тану с тем, чтобы скорее завершить и ликвидировать опасный для мира конфликт, мы уже и раньше отдали распоряжение о демонтаже этих сооружений, упаковке и возвращении их в свою страну.

Г-н Президент, я хотел бы еще раз повторить и заверить Вас, что я уже писал в своих посланиях, почему мы были вынуждены пойти на этот шаг, и еще раз заверяю, что мы это сделали лишь только под влиянием угроз Кубе, кубинскому народу, непрерывных угроз вторжения на Кубу. Вы, г-н Президент, сами осуждали такое положение, когда я беседовал с Вами, и когда это вторжение было сделано на Кубу с территории Америки, которое принесло столько жертв. После этого обстреляли Гавану с пиратского судна. Говорят, что кубинцы безответственно стреляли. Но у них, у этих кубинцев, нет территории, они беглецы с Родины, у них нет никаких средств. Видимо, кто-то в их руки вложил эти средства для обстрела, для пиратского нападения на Карибском море, в территориальных водах Кубы. А ведь это немыслимая вещь в наше время, имея в виду насыщенность кораблей в Карибском море, где все видно и, главным образом, наблюдают американские суда. Как же они не могли заметить пиратский корабль, который разгуливает в этом море вокруг Кубы, совершает пиратское нападение на мирные транспортные суда? Они обстреляли и английский грузовой корабль. Затем последовали всякие другие заявления. Естественно, что мы не могли равнодушно смотреть как подготавливается и проводится разбой в наше время, в XX век, в век цивилизации, в век космоса. И в это время проявляется элементарное человеческое неуважение к стране, к народам. Это делается в то время, когда говорят, что одни страны свободны, а другие не свободны. Так эти народы, которые называют себя свободными (уточнить, какое существует у них выражение на этот счет), они понимают так свободу — признают свободу такую, которая дает им право эксплуатации людей. Получается, что вся «вина» Кубы, кубинцев заключается в том, что они хотят быть хозяевами своей страны, хотят быть хозяевами своего труда.

И вторжение, и все другие затеи с созданием напряженной обстановки сделаны для того, чтобы породить неуверенность кубинского народа. Кто в этом заинтересован? Заинтересованы в этом плантаторы, монополисты. Это они поджигают тростниковые плантации.

Г-н Президент, поймите меня. Мы люди разные с Вами по политическим взглядам, но мы же люди с Вами. Я не знаю, разделяете ли Вы действия, которые сейчас совершаются, или нет, но меня они не только возмущают. Я не понимаю, если это так называемая свобода, как ее часто и Вы толкуете и люди Вашего лагеря, то что же тогда беззаконие, что же тогда насилие?!

Мы не могли быть равнодушными, и мы решили оказать помощь Кубе только оборонными средствами.

Г-н Президент, зачем нам оставлять какие-то средства наступления? Я лично эти средства не считаю средствами наступления, я их считаю средствами истребления, средствами разрушения, потому что наступательных средств без пехоты нет, а вед у нас нет никакой пехоты. И быть не может, это и в голову не приходило. Мы поставили так называемые средства обороны, как Вы говорите, содержащие средства наступления, чтобы не было совершено нападения против Кубы, необдуманных шагов, необдуманных акций.

Сейчас я с уважением и доверием отношусь к Вашему заявлению, чтоб на Кубу не будет нападения, не будет вторжения, причем не только с Вашей стороны, но и со стороны Ваших союзников (взять его формулировку о западном полушарии). Спрашивается, тогда и мотивы, побудившие нас к оказанию такого характера помощи Кубе, отпадают. Поэтому мы и дали указание нашим офицерам (я уже дал заверение, что эти средства находятся в руках советских офицеров) … И Ваше беспокойство в отношении действий этих средств, что они могут нанести вред народам Соединенных Штатов Америки, исключено, при условии, если, конечно, не будет совершено нападение с Вашей стороны, потому что эти средства поставлены для обороны, а когда совершается нападение, они начинают сами действовать. Это уже признанный закон, что против разбойников все средства хороши, когда они врываются в дом или в государство. Сейчас мы отдали распоряжение о демонтаже и эвакуации этих средств.

Если основываться на Ваших заверениях, которые Вы сделали, тогда получается, что у нас уже нет предмета для спора, с тем, чтобы ликвидировать создавшиеся опасные условия в Карибском море и нормализовать как судоходство, так и другое — все то, что было нарушено создавшимся опасным для дела мира положением. (Это нельзя назвать инцидентом, это серьезнее, чем инцидент).

Я с удовлетворением отмечаю, что Вы откликнулись на мои пожелания о том, чтобы ликвидировать этот конфликт и создать условия для более вдумчивой оценки международного положения, чреватой большими опасностями в наш век термоядерного оружия, ракетной техники, космических кораблей, глобальных ракет и прочих смертоносных вещей. Сейчас в обеспечении мира заинтересованы все люди. Поэтому мы, облеченные доверием и большой ответственностью, не должны допускать обострения обстановки и ликвидировать очаги, который чреваты большими последствиями и могут вылиться в мировую войну. И если нам удастся вместе с Вами и с помощью других людей доброй воли ликвидировать эту напряженную обстановку, то мы должны позаботиться о том, чтобы не возникало других опасных конфликтов, который могут разразиться военной мировой катастрофой, термоядерной войной.

В заключение хочу сказать о пакте ненападения, о котором Вы упоминаете. Мы уже давно об этом говорили и рады продолжить с Вами обмен мнениями по этому вопросу и найти разумное решение. Также хотим продолжить обмен мнениями о запрещении атомного, термоядерного оружия и прочее.

Но, г-н Президент, поймите меня правильно. Я доверяю Вашему заявлению, но, с другой стороны, есть безответственные люди, которые хотели бы сейчас бы осуществить вторжение на Кубу. Если мы делаем практические шаги и заявляем о демонтаже и эвакуации этих средства с наших районов обороны, то делаем это для того, чтобы создать уверенность у кубинского народа, что не бросаем их на произвол судьбы одних, что мы находимся вместе в ними и не снимаем с себя ответственности за оказание помощи кубинскому народу. Повторяю, это не угроза с нашей стороны, это я говорю для того, чтобы Вы знали: если будет совершено нападение и вторжение на Кубу, тогда мы Кубу поддержим средствами с нашей территории. И это вынудит нас тогда нанести ответный удар по тем базам, которые расположены вокруг Советского Союза как ракетно-ядерным, так и авиационным и морским базам.

Г-н Президент, я думаю Вы поймете меня правильно. Я хотел бы в этом письме обратиться и к народам всех стран, чтобы и они правильно поняли. Мы не угрожаем. Мы хотим только мира. Наша страна сейчас находится на подъеме. Наш народ ликует и наслаждается плодами своего труда. Он достиг огромных успехов после революции, совершенной им. Сейчас он создал величайшие материальные, духовные и культурные ценности. Наш народ наслаждается этими ценностями и хочет развивать дальше свои успехи, хочет своим упорным трудом обеспечить дальнейшее развитие. И мы этого хотим не только для себя, но и для всех стран мира.

Мы ценим мир, может даже больше, чем другие народы, потому что мы пережили страшную войну с Гитлером. Но наш народ не дрогнет, наш народ доверяет своему правительству и мы заверяем свой народ и мировую общественность, что Советское правительство не пойдет на провокацию, не даст себя спровоцировать. Если провокаторы развяжут войну, то они не уйдут от ответственности, которую навяжут нам.

С уважением

Н. С. Хрущев

Российский государственный архив новейшей истории Ф.52. Оп.1. Д. 645. Л.94−100.


распечатать Обсудить статью