• 11 Марта 2017
  • 21853
  • Мария Молчанова

Кинократия: «Свой среди чужих, чужой среди своих» Никиты Михалкова

«Свой среди чужих, чужой среди своих» – дебютный фильм Никиты Михалкова, сценарий к которому был написан в соавторстве с Эдуардом Володарским. Эту историю, лежащую в основе картины, сценарист вычитал в одном журнале – эшелон с экспроприированным золотом мчится из Сибири на юг страны с одной благородной целью - накормить голодающих Поволжья, по дороге его захватывают то «красные», то «белые», но в итоге «красное золото» (так называлась повесть-оригинал) достается большевикам. Основательно переписав сюжет, коллеги придумали окончательный вариант названия. К съемкам приступили спустя четыре года, после того, как Никита Сергеевич отслужил в армии.

Читать

Картина снята в уникальном жанре отечественного кинематографа — «истерн» (от английского слова «восточный»). Режиссер был вдохновлен классическими вестернами с Клинтом Иствудом. Сюжет фильма (в отличие от повести) разворачивался на фоне событий Гражданской войны — далеко не первый в этом жанре. «Белое солнце пустыни» и «Неуловимые мстители» взяли эту кинематографическую планку несколько ранее. Объединяет все эти картины, перенятые у голливудских аналогов, широкие просторы «диких, диких» земель (степи, пустыни), погони на лошадях, поездах и неугасаемая революционная романтика. Идеологическая составляющая фильма весьма поверхностна да и не так важна: на первый план выходит ценность человеческой дружбы, с которой и начинается пролог — крепкие объятия друзей, победа, давшаяся так непросто, и ускользающая в пропасть карета как символ уходящего прошлого.

История съемочного процесса достойна отдельного сценария. Место для съемок подсказал Махмуд Эсамбаев — близкий друг семьи Михалковых, сказав, что более подходящей натуры ему не найти: имелась в виду Чечня. Уникальная местная природа и колоритные жители впечатлили Михалкова настолько, что он даже использовал их в процессе съемок. Его покорило умение чеченских мужчин легко и непринужденно вписываться в специфику сценария, что вызвало немало зависти у профессиональных каскадеров. Взаимоотношения с местными как раз и стали поводом для разбирательств на высшем уровне, вплоть до вмешательства Михалкова-старшего. Многие приглашенные актеры из числа местных жителей неправильно истолковали слова администратора картины, посчитав, что за съемку нужно платить от 5 до 10 рублей в зависимости от наличия лошади. В итоге поднялся большой скандал, режиссера обвинили во взяточничестве, правда, в итоге все удалось решить без серьезных последствий. Кроме того, во время съемок режиссер сделал предложение манекенщице Татьяне Шигаевой. Свадьбу сыграли там же в Чечне практически без отрыва от съемочного производства.

иллюстрация 1.jpg

Середина 70-х — эпоха новых актерских имен: Михалков рискнул, пригласив на съемки малоизвестных еще тогда актеров Константина Райкина, Александра Кайдановского Юрия Богатырева, посчитав, что они станут настоящими звездами. Так оно в итоге и вышло. С Богатыревым Михалков был знаком по Щукинскому училищу, он же сыграл в его дипломной работе, а затем еще в шести картинах. Большинство трюков актеры исполняли сами, вся команда работала в сложных условиях, но на чистом кураже и на фоне общей раскрепощенности — это отразилось в воспоминаниях практически всей актерской труппы.

Константин Райкин, который блестяще сыграл юродивого казаха, вспоминает о сцене сплава Шилова с Каюмом на плоту по горной реке: «Во время съёмок мы тонули по-настоящему, прямо во время дубля. На Аргуне страшное течение: 12 метров в секунду, 40 с лишним километров в час! Попадаешь до колена в воду ногой, тебя тут же сбивает, словно дали подсечку, и уносит в водоворот. А вода — ледяная! С Аму-Дарьи был вызван специалист по плотам. Когда он соорудил нечто, все принялись нас тут же хоронить — по Аргуну плоты никогда не ходили. После съёмок в чеченской водичке у меня начался страшный фурункулёз». Не менее сложными были съёмки эпизода «На плоту»: тут Богатырёв, Райкин и Кайдановский пытаются догнать сбежавшего с золотом есаула Брылова. Быстрое течение реки сильно затрудняло съемку сцены на плоту, поэтому в особо опасных сценах снимались дублёры.

иллюстрация_2.png

В качестве главного антигероя выступил есаул Брылов (Никита Михалков) — предводитель банды, собранной из отъявленных головорезов. Циничный и жестокий, эстетствующий герой Михалкова в глубине души мечтает о возврате к помещичьему прошлому, в котором он представляет себя в весьма комфортной роли дворянина.

Обаятельный злодей органично встроен в романтический легкий стиль картины, где-то напоминая своего же персонажа в рязановском «Жестоком романсе». Его судьбу решила шальная пуля, а не идеологическое противостояние, в которое искренне верил главный герой Егор Шилов (Юрий Богатырев), чей светлый образ был омрачен в самом начале приключенческой саги, вызвав подозрение у близких товарищей. Ему пришлось добиваться правды, став чужим среди своих, и отчасти, своим среди чужих, внедрившись в банду грабителей. Но Шилов остается самим собой даже в тех ситуациях, когда нужно пойти на уловки, чтобы выжить. Убежденность в собственной правоте не раз спасает главного героя от пуль, обмана и собственного страха.

иллюстрация 3.jpg

Оператор картины — Павел Лебишев привнес объемность и масштаб всем режиссерским задумкам: парящие в небе камеры, словно управляемые дроны, кружились вслед за героями, привнося динамизм в каждый кадр. Перманентное переключение с черно-белой пленки на цветную, тонкий намек на многослойность картины, где герои то и дело вспоминают прошлое, оживающее как архивная съемка. А в совокупности с гениальной музыкой Эдуарда Артемьева все это делает «Свой среди чужих…» картиной, актуальной и по сей день — живой, органичной, на которую практически не влияют законы времени. Сиюминутный миг победы, отраженный в акцентированных музыкальных вставках в начале и самом конце, сближает персонажей и зрителей в этом самом миге чистого счастья.


Цитаты из фильма:

1. «Вот она моя бумажная могила! Зарыли, закопали славного бойца-кавалериста!»

2. «Господи! Господи, ну почему ж ты помогаешь этому кретину, а не мне! — Потому что ты жадный, а даже Бог велел делиться»

3. «А вот ты знаешь, что у тебя сейчас на голове рога растут? У всех, кто своих же братьев бедняков грабит, у всех на башке рога вырастут, понял»


Фрагмент фильма:


распечатать Обсудить статью