• 9 Марта 2017
  • 8017

Бомба как аргумент

Российский император Александр II был убит в тот день, когда должен был подписать конституционный проект Михаила Лорис-Меликова. Проект, конечно, представлял собой самые робкие шаги к ограничению самодержавия. Впоследствии Александр III назвал их «преступными» и «спешными».

Не менее критично к императорским реформам относились и революционные организации. До трагического дня 1 марта 1881 года на  жизнь монарха покушались 5 раз. Судьба цареубийц – в материале diletant.media:

Читать

Катализатор революции

Программа народовольцев предусматривала передачу рабочим фабрик и заводов, всеобщее избирательное право, принадлежность земли народу. По их мнению, осуществить все эти преобразования, покуда жив император, было невозможно. Поэтому легальным политическим методам они противопоставили террор. Убийства высокопоставленных чиновников, считали в организации, подтолкнет народ к революции. «Террористическая деятельность, состоящая в уничтожении наиболее вредных лиц правительства, в защите партии от шпионства, в наказании наиболее выдающихся случаев насилия и произвола со стороны правительства, администрации и т. п., — имеет своей целью подорвать обаяние правительственной силы, давать непрерывное доказательство возможности борьбы против правительства, поднимать таким образом революционный дух народа и веру в успех дела и, наконец, формировать годные и привычные к бою силы», — гласила программа «Народной воли». Впрочем, в своих оценках революционеры ошиблись: их действия вызывали не подъем народных масс, а шквал критики.

Убийство «освободителя»

фото1.jpg

Покушение 1 марта произошло, когда Александр II возвращался из Михайловского дворца. Его карета выехала на Екатерининский канал и направилась к Зимнему. Софья Перовская, под руководством которой планировалась операция, следила за передвижениями императора и в определенный момент подала сигнал народовольцам Игнатию Гриневицкому, Николаю Рысакову и Ивану Емельянову. Предполагалось бросить несколько бомб на тот случай, если с первого раза убить императора не удастся. Первая бомба повредила карету. Александр II начал осматривать место взрыва, хотя сопровождающие настойчиво предлагали ему скорее уехать. Вторая бомба, которую бросил Гриневицкий, достигла своей цели. Император был серьезно ранен. Монарха доставили в Зимний дворец, где он скончался. Гриневицкий умер от полученных ранений тем же вечером.

фото2.jpg

Казнь цареубийц

В ходе допроса Николай Рысаков выдал своих сообщников. Начался громкий судебный процесс. Имена первомартавцев прогремели по всем газетам: Андрей Желябов, Софья Перовская, Николай Рысаков, Тимофей Михайлов и Николай Кибальчич, изготовивший бомбы. Сдав своих соратников, Рысаков до последнего пытался добиться помилования и даже предложил сотрудничество с охранным отделением — пообещал выискивать членов нелегальных организаций. Его прошение осталось без ответа.

фото3.jpg
Софья Перовская

Во время процесса Александр III получил письмо от Льва Толстого: писатель просил помиловать арестованных. «Не простите, казните преступников, Вы сделаете то, что из числа сотен Вы вырвете трех, четырех и зло породит зло. И на месте трех, четырех вырастут 30, 40… Убивая, уничтожая их, нельзя бороться с ними. Не важно их число, а важны их мысли», — говорится в письме. Ответа Толстой так и не дождался, однако в послании к своему «серому кардиналу» Константину Победоносцеву император подчеркнул, что террористы будут повешены.

Помиловать первомартовцев призвал также философ и публицист Владимир Соловьев. Он прочитал студентам Петербургского университета лекцию, в которой высказался против применения к арестованным смертной казни. На этом завершилась его профессорская карьера — вольномыслие в высших учебных заведениях при Александре III было недопустимо.

Казнь цареубийц должна была состояться 3 апреля. Накануне Софья Перовская отправила послание своей матери. «Я о своей участи нисколько не горюю, совершенно спокойно встречаю ее, так как давно знала и ожидала, что рано или поздно, а так будет. И право же, милая моя мамуля, она вовсе не такая мрачная. Я жила так, как подсказывали мне мои убеждения; поступать же против них я была не в состоянии; поэтому со спокойной совестью ожидаю все, предстоящее мне», — писала революционерка. Утром 3 апреля первомартовцам повторно огласили приговор суда. На Семеновском плацу установили эшафот с пятью виселицами, на улицах в целях безопасности выставили солдат. Казнь состоялась в 9.20 утра.

Вскоре после окончания суда Александр III опубликовал Манифест о незыблемости самодержавия, ознаменовавший собой возвращение к консервативно-охранительному курсу.

распечатать Обсудить статью