• 5 Октября 2016
  • 15652
  • Оля Андреева

Факультатив по истории. Анна Григорьевна Достоевская

Вот стоит на пороге 13-й квартиры пугливая, неопытная двадцатилетняя девушка. Через месяц с небольшим она войдет сюда хозяйкой и женой гения. Чем простая стенографистка привлекла внимание великого писателя? Какой на самом деле была Анна Григорьевна Достоевская? 

Рубрика подготовлена diletant.media совместно с сообществом «Факультатив по истории».

Читать

Довольно забавно, когда человек подробно описывает день своего рождения, погоду, настроения и политическую обстановку в стране на тот момент. Хочется сказать: бог мой, ты лежал и орал в пеленках, откуда ты знаешь, кто что делал и куда шел. Но Анна Григорьевна Достоевская знала и о жизни своей рассказывала с самого первого её дня. Мемуары у нее получились удивительные: редко встретишь, чтобы автор выглядела такой дурочкой. Обычно человек пытается как-то приукрасить реальность, а Анна Григорьевна решительно изображает себя неоригинальной и изнеженной девицей: ну, например: все идут на естественные науки — и она идет со всеми. Потом позанимается немного и вдруг — ой, это, кажется, не мое, там препарируют кошку, я от этого в обморок падаю.

фото1.JPG

И где бы она ни начала учиться, всюду ей то скучно, то сложно, то лень, она и на стенографистку-то не пошла бы, если бы отец не заставил. А что её интересовало? Ну, кроме чтения романов. Какой она была? Веселой и общительной или замкнутой? Сложно понять. Известно только, что от её чтения засыпал больной, страдающий бессонницей. Понимаете, да? Человек с бессонницей засыпал…

Собираясь на первую встречу с Достоевским, Анна Григорьевна освежала в памяти имена героев и сюжетные линии его романов. Как будто авторы, прежде чем диктовать новое, гоняют стенографисток по уже написанному. Достоевский смотрел на нее разными глазами (действие атропина), переспрашивал имя и производил не самое приятное впечатление, но вскоре его дела стали занимать Анну Григорьевну чуть более чем полностью. К окончанию диктовки, как известно, он стал вхож к ней в дом.

К его приходу уже кипел самовар, к его отъезду переживали, не случилось бы чего дорогой (путь-то неблизкий), во время его посещений говорили без конца, а без него ждали новых бесед, его кутали в пледы, ему искали у продавцов сладости, его берегли от простуд и волнений, и двадцатилетняя девушка носилась с пятидесятилетним чуваком, как будто он хрустальная ваза, а не угрюмый карточный кутила. Хочется еще раз спросить, Анна Григорьевна, а вы-то сама что? А вам-то самой что интересно кроме книжек с романчиками? Но нет, нет Анны Григорьевны, есть один только Федор Михайлович, его долги, припадки и заботы.

фото3.JPG

Конечно, в истории принято изображать таких женщин героинями и верными мужниными помощницами, вот дескать, если бы не жена, он бы и половины не сделал. Говорили так и про Анну Григорьевну. Никто не думал о том, что бы она сделала без него. Потому что ничего бы она не сделала. Просто так женами гениев не становятся. Женами гениев становятся, когда согласна терпеть истерики закомплексованного муженька, когда согласна, чтобы тебя ревновали к каждому встречному столбу, когда согласна идти к кому скажут, носить что скажут, читать что скажут, тратить сколько скажут и т. д. Если иного способа самореализоваться нет, жена гения — отличный выход. Привет, я Аня, мне 20 лет, и я жена гения. Привет, Аня!

Кстати, вы знали, что Достоевский даже не помнил, о чем писал? То есть когда Анна Григорьевна однажды решила поделиться мыслями насчет «Униженных и оскорбленных», Федор Михайлович замялся, и признавшись, что ничего оттуда не помнит, ушел перечитывать. Это нормально, да?

распечатать Обсудить статью