• 12 Июля 2016
  • 11974

«Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лед и пламень»

Читать

«Друг в беде не бросит, лишнего не спросит», — так поется в известной детской песне. Сегодня одну такую реальную историю о литературном редакторе Максе Перкинсе и романисте Томасе Вулфе расскажет Маргарита Взнуздаевса.


сравнение.jpg

С творческими людьми всегда непросто налаживать контакт: они бывают резкими, излишне эмоциональными, закрытыми и непонятными публике. Но у Макса Перкинса такая профессия: он как литературный редактор должен понять сидящего напротив и сделать его рукопись, если она того стоит, доступной широкой публике.

Он родился в 1884 году в Нью-Йорке, вырос в Нью-Джерси, в 1907-м выпустился из Гарвардского колледжа с дипломом экономиста. Несмотря на «негуманитарный» профиль полученного образования, Перкинс смог связать себя с литературой в будущем: на протяжении учебы в колледже его наставником был профессор Чарльз Коплэнд, поэт и писатель, прививший своему ученику любовь к словесности.


перкинс.jpg



После окончания учебы Макс сначала работал репортером для The New York Times, а уже в 1910 году стал частью коллектива одного из наиболее влиятельных издательств Charles Scribner’s Sons. В том же году он женился на Луизе Сандерс и начал стремительно подниматься по карьерной лестнице. Перкинс уже открыл миру «По ту сторону рая» и «Великого Гэстби» Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, «И восходит солнце» и «Прощай, оружие!» Эрнеста Хемингуэя, когда на пороге его кабинета появился Томас Вулф, никому не известный, отвергнутый всеми издателями и абсолютно отчаявшийся.

К моменту встречи с Перкинсом в 1928 году Томасу было уже 28 лет.

Он закончил Гарвард со степенью магистра, преподавал английский язык в Нью-Йоркском университете. С 1925 года его верной спутницей была Алиса Бернстайн, талантливый костюмер драматической школы Neighborhood Playhouse. Эта женщина, отказавшаяся ради Вулфа от законного мужа и детей, стала его музой-вдохновительницей. Триумфальный роман Томаса «Взгляни на дом свой, ангел» был посвящен именно ей.


вулф.jpg



Однако тогда, на пороге кабинета Перкинса, Вулф еще не знал, что его рукопись станет бестселлером. Он получил отказы во всех нью-йоркских изданиях и уже не рассчитывал на успех. Слова Макса прозвучали для него как гром среди ясного неба: «Мы опубликуем ваше произведение, но его придется несколько сократить». И словно не было долгих и тщетных попыток доказать миру, чего ты стоишь, словно не было 20 месяцев долгой работы над текстом, словно не было ничего, способного омрачить радость нового явления американской литературы.

Именно тогда было положено начало их дружбе: Макс познакомил Томаса с женой и дочерьми, Вулф представил своего редактора возлюбленной Алисе. Совместные ужины и встречи, долгая работа над текстами — всё это способствовало сближению ярких личностей. Огонь и лед, страсть и безмятежность — такими разными и далекими друг от друга были Вулф и Перкинс, но это не помешало им найти общую волну, на гребне которой их обоих ожидал литературный успех.

«Взгляни на дом свой, ангел» — произведение автобиографичное. В нем сокрыта история взаимоотношений писателя с братом Беном, умершим в 26 лет, отражено потрясение от смерти отца в 1922-м, изображены характеры домочадцев из Эшвилла, часть из которых не преминула обидеться на Томаса после публикации книги. Она увидела свет за 11 дней до «Чёрного вторника» на Уолл-стрит, положившего начало Великой Депрессии. Книга достигла невероятной популярности в Англии и Германии, а также и в родной Америке, несмотря на кризис, голод и прочие ужасы того времени.


гений.png

Но роман не мог быть опубликован, если бы не скрупулезная и долгая работа над текстом, которую совершили Перкинс и Вулф сообща: писателю было крайне сложно держать себя в руках и не злоупотреблять слишком пространными описаниями и 80-страничными отступлениями. Он был настоящим графоманом, но под четким руководством Макса альтернативные выражения были найдены, абзацы укорочены и первоначальная версия книги «О потерянный!» не только сократилась на 90 тыс. слов, но и обрела новое название.



После успеха первой книги родился замысел второй, которую Вулф писал в течение четырех лет в Бруклине. Он расстался со своей музой, теперь его вдохновлял другой человек.

Ревность покинутой Алисы Бернстайн не знала предела: уже при редактировании первой книги она не раз говорила о том, что Перкинс и работа над текстами отбирают у нее возлюбленного, теперь же, после выхода второго произведения, она была четко уверена, что именно в редакторе причина ее разрыва с Вулфом. На самом деле, причина была скорее в самом Томасе: по своей натуре он был крайне непостоянен, но уравновешенному и спокойному Максу всегда удавалось найти нужные слова и выражения для того, чтобы быть услышанным. Алисе этого умения явно не хватало.

Современники говорили, что Томас нашел в Перкинсе умершего отца, а сам издатель — сына в своем подопечном (у него было пять дочерей, но он всю жизнь мечтал о наследнике). Немудрено, что роман «О времени и о реке» Вулф посвятил своему наставнику.

Первоначальная версия книги вновь оказалась настолько большой, что подверглась множеству правок и редактуре. Издательство не могло позволить себе публикацию настолько масштабного произведения. Книга повторила успех «Взгляни на дом свой, ангел», а впоследствии была признана более коммерчески успешной.



Перкинс и Вулф провели за правкой и доработкой материала не меньше года: вновь бок о бок — товарищи, друзья, компаньоны. По иронии судьбы, домочадцы из Эшвилла вновь обиделись на Томаса: на этот раз за то, что не были упомянуты на страницах романа.

Именно после выхода «О времени и о реке» над дружескими отношениями Перкинса и Вулфа нависла темная туча: внезапно писатель обвинил Макса в искажении первоначального замысла произведений и заключил контракт с конкурирующим Harper & Brothers, где опубликовал три других своих романа.

гений2.jpg

Был ли этот поступок ударом для Перкинса? Скорее всего. Фицджеральд, например, с огромной теплотой вспоминал своего редактора, помогавшего ему в разные моменты жизни. Но Томас Вулф был другим: взбалмошный, патетичный, он долгое время не шел на примирение со своим старым другом.

В 1938 году Вулфу был поставлен страшный диагноз — милиарный туберкулез мозга. После экстренной операции он умер, так и не приходя в сознание. Но перед смертью он всё же написал пронзительное письмо, адресованное Максу Перкинсу, подарившему ему однажды шанс на новую жизнь — окно в литературу.



Трейлер «Гения»

Перкинс пережил своего друга на 9 лет: он открыл еще не одного талантливого писателя в американской литературе, стал еще более уважаемым и влиятельным. Но, прежде всего, он остался человеком с добрым и открытым сердцем и пронес память о Томасе Вулфе сквозь всю оставшуюся жизнь

распечатать Обсудить статью