Причины и начало Исламской революции в Иране

Революционеры Ирана

Итоги иранской революции

После революции, произошедшей в 1979 году, последний шах Ирана Мохаммед Пехлеви сбежал, а новым правителем стал аятолла Рухолла Хомейни. Следом произошла культурная революция, которая затронула все сферы жизнедеятельности государства. Наиболее сильный удар был нанесён по положению женщин — они лишились практически всех прав и свобод.

Причины и начало Исламской революции в Иране

Начало 20-го века для Персии напоминало катастрофу. Древнее государство, по сути, было в шаге от исчезновения. Всего в два десятилетия уместились гражданская война, столкновения с Российской империей и Турцией, а также британская оккупация. Освободилось государство в 1921 году, власть оказалась сосредоточена в руках Резы Пехлеви. Поскольку в Персии бушевал сильный экономический кризис, без сторонней помощи шаху было не обойтись. Однако связываться с Советским Союзом или Британией он не хотел. Реза Пехлеви быстро наладил отношения с Германией. Началась новая глава жизни государства. Пехлеви провёл несколько успешных реформ, а также переименовал Персию в Иран.

Шли годы. Иран всё сильнее зависел от Германии. До откровенной оккупации дело не дошло, но немцы контролировали все сферы жизнедеятельности государства. «Сотрудничество» двух стран стало ещё теснее после прихода Гитлера к власти. Немецкие агенты провернули экономическую и военную реформы, взялись за модернизацию инфраструктуры. Всё это делалось тихо, без привлечения внимания. А Реза Пехлеви исполнял роль послушной марионетки.

К началу Второй мировой войны Иран лишь условно являлся независимым государством. Британская оккупация сменилась германской. Однако сами иранцы относились к новым «хозяевам» лояльно. Молодёжь, попавшая под воздействие пропаганды Геббельса и его соратников, отправлялась в Германию на учёбу в местные вузы. Персов там называли «чистокровными ариями» и «сыновьями Заратустры». Студенты и офицеры, отучившиеся в Европе, возвращались домой с прогерманскими настроениями.

Что касается экономики, то она также находилась под контролем Берлина. И без малого половина всего товарооборота Ирана приходилась как раз на долю Германии. Государство Резы Пехлеви прочно сидело на крючке своего западного союзника. Берлин всё это делал не просто так. Немцы начали массово завозить в Персию оружие и боеприпасы. Пехлеви на это никак не реагировал. Стало понятно, что Германия превратила Иран в плацдарм для военных действий на Востоке.

1.jpg
Шах Персии Реза Пехлеви. (Wikimedia Commons)

22 июня 1941 года Третий рейх напал на Советский Союз. Пехлеви, понимания, что его стране уготована участь второго фронта, быстро объявил о нейтралитете. Однако в это никто не поверил. У шаха не было возможности сказать «нет» немцам. Советская разведка выяснила, что на границе с Ираном появились склады с вооружением и боеприпасами. По официальной версии, они были созданы на случай вторжения СССР в Иран. Пехлеви с такой формулировкой был согласен. Однако в Берлине понимали, что старый шах может пойти на попятную, и решили перестраховаться. В Иран, наполненный немецкими шпионами, прибыл адмирал Канарис, ответственный за разведку. У него была одна задача — устроить государственный переворот. За короткий срок в Иране были сформированы боевые отряды, готовые поднять мятеж. Однако Реза Пехлеви вёл себя спокойно и ни во что не вмешивался, поэтому повод для бунта отсутствовал. Но в Берлине решили не рисковать, и ликвидация шаха была назначена на 22 августа 1941 года.

Советским и британским спецслужбам стало известно о готовящейся операции. Было решено действовать на опережение. Сначала союзники попытались урегулировать ситуацию дипломатическим путём. СССР и Великобритания потребовали от Ирана высылки всех немецких агентов. Но Пехлеви послание проигнорировал. Вскоре он получил сообщение о готовящемся вводе войск. У СССР было право на подобный шаг по договору от 26 февраля 1921 года. В статье № 6 говорилось: «Обе Высокие Договаривающиеся Стороны согласны в том, что в случае если со стороны третьих стран будут иметь место попытки путём вооружённого вмешательства осуществлять на территории Персии захватную политику или превращать территорию Персии в базу для военных выступлений против России, если при этом будет угрожать опасность границам Российской Федеративной Социалистической Республики или союзных ей держав и если Персидское Правительство после предупреждения со стороны Российского Советского Правительства само не окажется в силе отвратить эту опасность, Российское Советское Правительство будет иметь право ввести свои войска на территорию Персии, чтобы в интересах самообороны принять необходимые военные меры. По устранении данной опасности Российское Советское Правительство обязуется немедленно вывести свои войска из пределов Персии».

Этой статьёй Кремль и воспользовался. С 29 по 31 августа в северную часть Ирана вошли советские войска. Затем юго-западные и южные земли заняли британцы. Тегеран ждал помощи от Берлина. Но Германия заняла выжидательную позицию. Зато не стал ждать иранский кабинет министров. Понимая, чем может обернуться вторжение, чиновники сложили с себя полномочия. Новым премьер-министром стал Али-Форуги. Он тоже осознавал, к чему приведёт полноценный вооружённый конфликт его страны с СССР и Британией, поэтому распорядился не оказывать сопротивление иностранным войскам. 18 сентября советские солдаты вошли в Тегеран. Пехлеви к тому времени уже там не было. Он, так и не дождавшись помощи от немцев, сдался британцам. Те отправили шаха в ЮАР. Там он и находился последние три года своей жизни.

Новым шахом Ирана стал Мохаммед Реза Пехлеви — сын предыдущего правителя. Он сразу согласился на мирное урегулирование ситуации. По приказу шаха началась массовая высылка немцев вне зависимости от их статуса и рода деятельности. В конце января 1942 года СССР, Британия и Иран подписали мирный договор. В нём говорилось, что страны должны были «уважать территориальную целостность, суверенитет и политическую независимость Ирана» и «защищать Иран всеми имеющимися в их распоряжении средствами против всякой агрессии со стороны Германии или любой другой державы».

Союзники добились поставленных целей. Германия потеряла важный плацдарм и лишилась доступа к нефтяной инфраструктуре Ирана. Кроме того, Москва получила безопасный путь для грузов по ленд-лизу, которые шли через иранские порты. А вот Персия вновь оказалась в угнетённом состоянии. Войска союзников там находились до 1946 года.

Как жил Иран до Исламской революции

Кризис в Иране с каждым годом лишь усугублялся. Новый шах ничего не мог поделать с возраставшим народным недовольством. На радикальные меры не шёл. Это привело к тому, что в начале 1950-х в Иране на первые роли выдвинулась коалиция партий, которая отстаивала интересы духовенства. Этот союз получил название «Народный фронт». Конфликт закончился тем, что Мохаммед Реза Пехлеви потерял власть в 1953 году. Страной начал руководить премьер-министр Мохаммед Моссадык. Он взял курс на ужесточение внутренней политики. Первым делом он решил избавиться от иностранного присутствия — самые «хлебные» места после ухода немцев забрали британцы и американцы, в первую очередь это касалось нефтеперерабатывающих компаний. Премьер-министр объявил о национализации этих предприятий. Естественно, США и Великобритания сделали ответный ход, «отменив» иранскую нефть.

Моссадык был крайне неудобным политиком для западных государств. Для Советского Союза тоже. Премьер-министр попытался вести нейтральную политику, дистанцировавшись от ведущих держав. Его главной задачей было освободить страну от британского влияния. И Моссадык надеялся, что в этом ему поможет Америка. Однако Соединённые Штаты в том противостоянии встали на сторону Лондона. Кризис в Иране нарастал, санкции уничтожали экономику. У Моссадыка оставалась лишь одна надежда — народ. Однако иранцы устали до такой степени, что не верили в обещания премьер-министра. Не поддержало его и духовенство, обвинив в насаждении светского образа жизни. Без надёжного, крепкого тыла затея Моссадыка противостоять Британии провалилась.

Переворот в Иране произошёл уже в августе 1953 года. Премьер-министра арестовали, а власть перешла к руки максимально прозападной коалиции. Следом вернулся в Иран и Пехлеви. Первым делом шах отменил национализацию, вернул компании американским и британским союзникам. Таким образом Персия в очередной раз попала в зависимость от иностранного государства — США. Пехлеви запустил курс на вестернизацию своего государства. Это привело к тому, что Иран стал единственным мусульманским государством, наладившим отношения с Израилем. Затем Пехлеви поддержал смену власти в некоторых африканских странах, а также в Омане, где победу одержали явно проамериканские режимы.

2.jpg
Мохаммед Реза Пехлеви. (Wikimedia Commons)

Поскольку жизнь рядовых иранцев лучше не становилась, в стране начала появляться оппозиция. Однако Пехлеви крепко держал руку на пульсе — все политические объединения, недовольные его решениями, просто ликвидировались. На первые роли вышли сотрудники спецслужбы САВАК. Они выискивали противников режима и отправляли за решётку. Особо рьяные революционеры устранялись. В конечном итоге главной силой, оказывавшей хотя бы условное сопротивление, стало духовенство. Оно сплотилось вокруг Рухоллы Хомейни. Аятолла был особенно популярен у бедных слоёв населения Ирана, которые негативно относились к шаху и его политике вестернизации государства.

Аятолла — почётное звание шиитских богословов. Оно даёт им право без согласования с кем-либо решать различные вопросы, касающиеся исламского права.

Пользуясь поддержкой большого количества людей, Хомейни резко и жёстко критиковал Пехлеви. Шах не мог допустить, чтобы в его государстве набрало силу оппозиционное движение. И вскоре аятолла был арестован. Иранцы отреагировали на это массовыми протестами и демонстрациями. По официальным данным, во время разгона недовольных погибли 86 человек. Однако по версии самих протестующих силовики убили несколько тысяч иранцев. Назывались разные цифры, вплоть до 15 тыс. Хомейни на протяжении 8 месяцев находился под домашним арестом. После того, как с него были сняты все ограничения, аятолла продолжил оппозиционную деятельность. Это привело к тому, что 8 ноября 1964 года Хомейни был выслан из страны. В самом же Иране начались чистки, за решётку отправлялись тысячи людей, недовольных политикой шаха.

Хомейни, находясь в эмиграции, продолжил критиковать власть прозападного шаха. Кроме того, аятолла написал «Исламское государство» — труд, в котором подробно рассказал об устройстве «правильного» государства. А называться оно должно было Исламская республика. Многочисленные выступления Хомейни записывались на аудиокассеты, после чего контрабандой отправлялись в Иран вместе со всевозможной политической литературой. «Запрещёнка» пользовалась большой популярностью. Книги Хомейни читались в мечетях, там же прослушивались и аудиокассеты с его выступлениями.

Пехлеви, поручив борьбу с оппозицией силовикам, продолжал жить так, словно ничего не происходило. Оторванность шаха от реального положения дел в стране усугубила ситуацию. В 1971 году шах устроил масштабное празднование 2500-летия персидской империи. Торжество происходило в археологическом комплексе Персеполис, на месте древней столицы государства Ахеменидов. На праздник были приглашены только иностранные делегации, а угощали их дорогими блюдами, в том числе осетровой икрой. Торжество превратилось в пир во время чумы. Дело в том, что в тот год в некоторых областях Ирана стояла сильная засуха, посевы погибли, населению грозил голод. Однако власть никак не пыталась помочь людям, потратив огромное количество денег на праздник. По официальным данным, торжество обошлось иранскому бюджету в 22 млн долл. Представители оппозиции считали, что шах потратил свыше 200 млн долл.

Несмотря на недовольство и критику, никаких серьёзных протестов и выступлений не последовало. Народ терпел, опасаясь расправы. Но Иран стремительно превращался в пороховую бочку. В 1973 году в стране ускорилась инфляция, ставшая следствием нефтяного бума. Вместо того, чтобы попытаться как-то сократить расходы, администрация шаха пригласила в страну высокооплачиваемых иностранных специалистов, которые начали масштабные работы по модернизации нефтедобывающего оборудования. Новое закупалось в США по очень высокой цене.

3.jpg
2500-летие Персидской империи. Праздничный ужин. (Wikimedia Commons)

Тотальная коррупция, ущемление прав простых людей, превышение должностных полномочий чиновниками всех уровней, низкая оплата тяжёлого труда и большое количество людей, живущих за чертой бедности, стали неотъемлемой частью Ирана. Однако шах продолжал прозападную политику, позволяя американцам и британцам выкачивать ресурсы из своей страны. При этом Пехлеви так сильно гордился историей Персии, что в 1976 году задумал осуществить ещё одну странную реформу. Шах решил, что летоисчисление в Иране должно вестись с момента восшествия Кира Великого на царский престол.

23 октября 1977 года произошло событие, которое стало последней каплей. Умер старший сын аятоллы Хомейни Мостафа. По официальной версии, от сердечного приступа. Однако в это никто не поверил. Терпение народа лопнуло. И копившийся годами гнев персов обрушился на шаха.

Хронология Иранской революции 1978−1979 годов

Шах попытался исправить ситуацию. Однако сделал он это не по собственной инициативе, а под давлением администрации президента США Джимми Картера. Там, за океаном, были сильно недовольны политикой иранского правителя. В Белом доме отчётливо видели пропасть, в которую стремительно скатывается государство Пехлеви.

По приказу шаха из тюрем были выпущены несколько сотен политических заключённых. Кроме того, правитель значительно ослабил преследования критиков его политики. Однако ситуация стала только хуже. Момент, когда подобный шаг мог успокоить людей, был упущен. Легализация оппозиции в стране привела к появлению новых политических сил, надеявшихся отвоевать себе место под солнцем. Марксисты, исламисты, конституционалисты и прочие течения, хотя и действовали порознь, но преследовали схожие интересы. Они хотели смены внутренней и внешней политики — отказа от прозападной ориентации. Дело в том, что «государственный капитализм» выглядел инородным телом на фоне массовой бедности населения.

Роль главной движущей силы оппозиции взяли на себя духовенство и интеллигенция. Пользуясь народной поддержкой, лидеры всё активнее критиковали власть. Особенно сильны оппозиционные настроения были в Курдистане, Иранском Азербайджане и Лурестане, то есть в регионах, где основную массу населения составляли национальные меньшинства. Однако и многие персы симпатизировали оппозиции, поскольку надеялись на улучшение жизни. Идея «исламского социализма» пришлась по душе огромному количеству людей.

Исламский социализм — последователи этого политического течения считают, что Коран, а также все другие священные писания не противоречат принципам свободы, справедливости и социального равенства.

Набрал силу и «Народный фронт». Представители этого политического течения продвигали в массы идею создания конституционной монархии, обрамлённой свободными парламентскими выборами.

Через короткое время начали сильно сдавать позиции марксисты. Они оказались не готовы к затяжному политическому марафону. Главная левая сила — «Партия народных масс Ирана» — уступала конкурентам в организации, несмотря на поддержку Советского Союза. Марксисты хотели не просто силовой смены власти, но и ликвидации шаха. Однако их жёсткая позиция в отношении религиозного вопроса не пользовалась широкой поддержкой населения.

4.jpg
Рухолла Хомейни. (Wikimedia Commons)

Движение за свободный Иран возглавлял Мехди Безарган. По мнению его сторонников, смена власти в государстве должна была произойти мирно, без нарушения закона.

Наибольшей поддержкой пользовалось Общество борющегося духовенства. Политическая сила, основанная последователями аятоллы Хомейни, изобиловала популярными в народе персонами. Муртаза Мутаххари, Мохаммад Бехешти и Али Акбар Хашеми Рафсанджани стали едва ли не главной угрозой иранской монархии.

Именно с подачи духовенства в январе 1978 года началась революция в Иране. Первый очаг вспыхнул в Куме — одном из самых религиозных городов государства. Поводом для массового выступления студенчества послужила статья в государственной газете с критикой в адрес Хомейни. Молодые люди болезненно восприняли клевету на своего духовного лидера. Полиция жёстко подавила акции протеста. Официальные и неофициальные данные о жертвах разнятся: представители власти утверждали, что от рук стражей порядка погибли 2 человека, протестующие заявляли о 70 студентах. Шиитская традиция требовала 40 дней на проведение поминальных служб. Сразу после окончания этого срока начался бунт в Тебризе. Спустя очередные 40 дней, словно по цепочке, очаги протестов начали вспыхивать в крупнейших городах Ирана.

Шах предпринял ряд мер, чтобы успокоить население. Он объявил, что в июне состоятся свободные выборы. Однако обещаниями народ был уже сыт. Поэтому Пехлеви попытался затормозить инфляцию. Но получилось наоборот. Меры привели лишь к массовым сокращениям рабочих мест. Количество недовольных резко возросло. Многие предприятия в Иране остановились. К концу осени 1978 года стало окончательно понятно, что государство рухнуло.

Предыдущий шах пытался спасти Иран руками немцев, у него не получилось. Мохаммед Реза Пехлеви обратился за помощью к американцам. Но история повторилась. Картер и его администрация заняли выжидательную позицию, а на запрос об отправке в Иран американских войск ответили отказом. Главная проблема заключалась в том, что политика Пехлеви жёстко критиковалась в западной прессе, в первую очередь, из-за нарушения прав человека и преследования оппозиции. Картер не был уверен, что военное вмешательство в дела Ирана принесёт ему какую-либо выгоду. Однако в администрации нашёлся «ястреб» — советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский. Он уверял, что интервенция необходима, поскольку являлась единственным способом остановить революцию. Такого же мнения придерживались ещё несколько человек из администрации. Обсуждения критической ситуации затянулись. Прошло несколько встреч между шахом и американскими делегациями, но к единому решению стороны так и не пришли. В конечном итоге, Пехлеви, как когда-то и его отец, остался один на один со своими проблемами, решить которые он был не в состоянии. Революционное пламя очень быстро распространилось по всему Ирану. Время переговоров с оппозицией прошло. И тому было несколько причин.

Восстание в Тебризе

Тебриз стал вторым городом в Иране, где прошли массовые протесты. Они стали следствием жёсткого подавления демонстраций в Куме. Жители Тебриза осудили не только поведение силовиков, но и статью «Иран и красно-чёрная колонизация» в газете «Известия». В ней говорилось, что аятолла Хомейни являлся агентом иностранных государств и действовал в их интересах. Такого духовенство простить не могло. И на его сторону встало почти всё население Тебриза. Подлила масла в огонь и специально подготовленная демонстрация в поддержку Пехлеви. Народ вспыхнул.

По всему городу прокатились акции протеста и демонстрации, перешедшие в стачки. Спецслужбам никак не удавалось успокоить бунтовщиков. Появились первые жертвы. Ситуация в Тебризе накалилась до такой степени, что на это обратил внимание Хомейни. Он опубликовал письмо, в котором написал: «Бессердечные убийства в Куме подвигли жителей Тебриза на восстание против тирании. А резня, устроенная в Тебризе, шокировала иранцев и мировое сообщество. Иранская нация стоит на пороге взрыва».

Власть панически пыталась исправить ситуацию. Сначала в подготовке мятежа были обвинены коммунисты. Затем лидерами стали оппозиционеры из других городов.

Главные события произошли именно 18 февраля. Мятежникам фактически удалось захватить весь город. Правительству ничего не оставалось, кроме как задействовать армию. Около 7 часов протестующие сохраняли контроль над Тебризом, но всё же солдаты были сильней — мятеж был подавлен. Именно тогда бунтовщиками был провозглашён лозунг «Смерть шаху».

5.jpg
Демонстрация в поддержку шаха. (Wikimedia Commons)

По официальным данным, при подавлении мятежа погибли 9 человек, ещё около 600 были арестованы. Оппозиция заявила, что количество погибших исчислялось сотнями, а то и тысячами. Были уничтожены 3 танка, сожжены 2 кинотеатра, дворец молодёжи.

Спустя некоторое время последовал американский ответ на события в Тебризе. Посол США в Иране Уильям Салливан был обеспокоен мятежом. Пехлеви всю вину за произошедшее возложил на силы правопорядка: помимо полиции и САВАК, критике подверглись военные. Последовали масштабные чистки. Правитель Ирана был уверен, что в структуре сил безопасности находилось много сочувствующих мятежникам. Параллельно в Тебриз прибыла следственная группа, возглавляемая генералом Джафаром Шафаком. Ему требовалось установить причины мятежа, выяснить истинное количество пострадавших и установить личности виновных.

«Чёрная пятница» в Тегеране

4 сентября 1978 года иранцы отмечали один из важнейших исламских праздников — Праздник разговения («Ид-аль-Фитр»). Это торжество ознаменовывало окончание поста в месяц Рамадан. Однако то празднование сильно отличалось от предыдущих. Дело в том, что впервые религиозный праздник в Иране был совмещён с политической акцией. Представители оппозиции договорились с властями, что 4 сентября в Тегеране состоится демонстрация. Пехлеви не ожидал, что акция окажется такой массовой. Народ вышел не только на улицы столицы. По примерным подсчётам, политическая демонстрация объединила несколько миллионов иранцев из разных городов страны. И люди не просто молча шли, они скандировали антишахские лозунги, а также прославляли аятоллу Хомейни.

Не фоне продолжавшихся протестов утром 8 сентября Пехлеви объявил военное положение в Тегеране, а также в крупнейших городах Ирана. Следом на должность военного губернатора столицы был назначен генерал Голям Али Овейси. В ответ возмущённые тегеранцы массово хлынули на улицы. Лидеры протестного движения повели своих сторонников на площадь Жале, несмотря на военное положение, запрещавшее любые акции и демонстрации. За короткий срок на площади собрались несколько тысяч человек. Туда же прибыли правительственные войска.

Точно неизвестно, что привело к столкновению, но солдаты открыли огонь по протестующим. И 8 сентября превратилось в «чёрную пятницу». Количество жертв неизвестно. Между официальными и неофициальными данными — пропасть. Представители власти утверждали, что погибли от 84 до 86 демонстрантов, ещё около 200 получили ранения. А вот по мнению оппозиции, её потери составили не одну тысячу тегеранцев. Представители духовенства заявили, что «тысячи демонстрантов были убиты сионистскими войсками».

6.jpg
Солдаты и оппозиция на площади Жале. (Wikimedia Commons)

Считается, что именно «чёрная пятница» была «точкой невозврата». Стало окончательно понятно, что мирно урегулировать проблемы не получится. Ни о каком компромиссе уже не могло быть и речи. Поняла это и правящая верхушка. Правительство Джафара Шариф-Эмами самоустранилось, новое возглавил генерал Голям Реза Азхари. Обе стороны конфликта подготовились к продолжению кровопролития.

Возвращение Хомейни

15 лет Хомейни находился в изгнании. Сначала он жил в Турции, после перебрался в Ирак. А в сентябре 1978 года аятолла прибыл во Францию. Все эти годы он вёл активную антишахскую деятельность, готовясь рано или поздно вернуться в Иран.

В середине января 1979 года стало очевидно — время для возвращения настало. Шах испугался, что разъярённые революционеры расправятся с ним, поэтому бежал из страны. Иран оказался обезглавленным. Спустя несколько дней после бегства Пехлеви в газетах появились сообщения о том, что в страну возвращается Хомейни. Эту новость иранцы восприняли с воодушевлением. Тысячи людей из разных городов направились в Тегеран, чтобы своими глазами увидеть триумфальное возвращение аятоллы.

Государство возглавил премьер-министр Шапур Бахтияр. Ему идея возвращения Хомейни совсем не нравилась, и хотя воспрепятствовать этому он не мог, но и без боя сдаваться не собирался. Появилась новость, что Хомейни должен был прилететь 26 января. Бахтияр приказал закрыть все аэропорты в тот день. Без кровопролития вновь не обошлось. В результате столкновений с войсками погибли несколько десятков революционеров. Бахтияру пришлось уступить.

1 февраля 1979 года Хомейни вернулся на родину. Аятолла прилетел не один. Его сопровождали ближайшие соратники, а также более сотни международных журналистов. Такое впечатляющее количество представителей СМИ стало для аятоллы своеобразной страховкой от необдуманных действий Бахтияра. Хомейни опасался, что премьер-министр может отдать приказ войскам о его ликвидации. Подключилось и французское правительство. Париж потребовал от Тегерана обещания, что самолёт не будет сбит в небе Ирана. Правительство Бахтияра согласилось. Хомейни беспрепятственно прибыл в Тегеран.

Это событие стало для иранцев чуть ли не праздником государственного масштаба. Сначала аятолла выступил с речью в аэропорту Мехрабад. Затем прибыл на кладбище Бехеште-Захра, где похоронили жертв революции. Там он тоже обратился к тысячам присутствующих. Хомейни заявил, что правительство Бахтияра незаконно и нужно назначить новое. Народ встретил это овациями. Положительную реакцию иранцев вызвало и заявление, касавшееся ареста Бахтияра, если тот не покинет страну.

4 февраля Хомейни назначил Мехди Базаргана новым премьер-министром. Процесс изменения государства был запущен. Помощь аятолле оказали и стражи порядка, которые массово переходили на его сторону. Однако нашлись и противники. Например, генерал Абдол Али Бадреи, возглавлявший сухопутную армию, попытался остановить Хомейни. Он попытался осуществить государственный переворот, чтобы восстановить власть шаха Пехлеви, но не преуспел в этом.

7.jpg
Возвращение Хомейни в Иран. (Wikimedia Commons)

Не обошлось и без кровопролития. 9 февраля в аэропорту Мехрабад произошло столкновение между последователями Хомейни и сторонниками Бахтияра. Вскоре весь город превратился в поле боя. Сторонники революции, захватив полицейские участки и военные части, раздали оружие горожанам. Хомейни победил. У Бахтияра не осталось иного выхода, кроме как покинуть Иран: перебравшись во Францию, он возглавил там Национальное движение сопротивления.

Революционеры Ирана

Хомейни не мог добиться успеха без надёжных людей внутри страны. И у Рухоллы нашлись верные соратники. Они искренне разделяли взгляды своего лидера. Многие из революционеров вели активную борьбу с шахом и его сторонниками, из-за чего оказывались за решёткой. Но это их не останавливало. Они готовились к изменениям в стране, свержению Пехлеви и возвращению Хомейни.

Некоторые из них, например, Мехди Араги, отправились во Францию вместе с Хомейни, чтобы там помогать своему духовному лидеру и обеспечивать его безопасность. Но у каждого за плечами был солидный «послужной список». Например, Садек Хальхали долгое время находился в подполье и старался не афишировать своё имя. По некоторым данным, он был причастен к террористическим актам. В общей сложности Хальхали провёл за решёткой около четырёх лет. Затем покинул Иран вместе с Хомейни. А вернулся в январе 1979 года, за две недели до аятоллы. Предположительно, в это время он занимался подготовкой к прибытию духовного лидера.

Духовный лидер Исламской революции

Рухолла Хомейни родился 24 сентября 1902 года (точная дата неизвестна, поскольку фигурируют ещё 1898 и 1900 годы) в семье шиитского священнослужителя. Вскоре отец погиб. По одной версии, он стал жертвой шахских агентов. По другой, — Мустафа Хомейни погиб по куда более прозаичной и банальной причине: он не поделил урожай с другими землевладельцами, завязалась драка, окончившаяся для священнослужителя фатально. Мать Рухоллы умерла, когда ему было 15 лет.

Хомейни отучился в религиозных школах, получил право преподавать. Ему было немногим более 20 лет, когда он занялся политической деятельностью. Своей главной задачей он видел борьбу с шахом. За критику режима уже в середине 1930-х Хомейни запретили читать лекции по исламскому праву. Однако Рухоллу это не остановило.

Он женился на дочери аятоллы, обосновался в Куме, после чего организовал медресе. Учебное заведение стало популярным у местных студентов. Благодаря высокому авторитету и масштабной подпольной преподавательской деятельности, в конце 1950-х годов Хомейни стал аятоллой, то есть получил высший духовный титул в шиитском исламе.

В 1960-х Хомейни вышел из тени. Он начал участвовать в различных забастовках, акциях и демонстрациях, направленных против шахского режима и его законов. Популярность имама росла. В стране начались акции в поддержку Хомейни, что вызвало агрессивную реакцию властей. В начале 1963 года аятоллу арестовали. В заключении он провёл 2 месяца. Оказавшись на свободе, Хомейни продолжил антишахскую деятельность. Он призвал своих сторонников проигнорировать празднование Нового года и выйти на улицы с протестными лозунгами. Хомейни не стеснялся в выражениях. Например, шаха он называл «доверенным лицом Израиля».

В июне Хомейни был вновь арестован. Это повлекло за собой очередной всплеск антиправительственных настроений. Народ вышел на улицы городов. Полиция действовала жестоко. Во время разгона демонстраций погибли сотни иранцев.

Осенью 1964 года терпение шаха закончилось. Он не стал устранять политического противника, опасаясь массового бунта, поэтому принял решение выслать его из страны. Последней каплей стал протест аятоллы из-за закона об особом статусе американских граждан в Иране.

8.jpg
Аятолла Хомейни. (Wikimedia Commons)

И вскоре Хомейни оказался в Турции. Однако там он не задержался, перебравшись в иракский город Неджеф, священный для шиитов. В 1978 году аятолла прибыл в Париж. И уже оттуда стал вести борьбу с шахским режимом.

Главные участники Исламской революции

Имя Роль в Исламской революции Деятельность
Али Хаменеи Ближайший соратник аятоллы Хомейни, являлся одним из ключевых деятелей Исламской революции. Вошёл в состав революционного совета, создал газету «Исламская республика». После победы стал имамом пятничной молитвы, являлся одним из основателей Исламской республиканской партии. Занимал пост заместителя министра обороны, возглавлял Корпус Стражей, а в 1981 году стал президентом Ирана.
Али Акбар Хашеми Рафсанджани Соратник Хомейни, отвечавший за финансирование революции, а также коммуникацию между антиправительственными группами. Рафсанджани стал основателем Исламской республиканской партии, а также первым председателем парламента. В 1989 году занял пост президента Ирана.
Садек Хальхали Религиозный деятель, политик, соратник Хомейни. Стал председателем высшего Исламского революционного суда, организовал систему чрезвычайных трибуналов с широкими полномочиями. Являлся сторонником политического террора «для защиты революции». По его приказу были казнены директор САВАК Нематолла Насири, а также генералы шахской армии и другие люди, занимавшие высокие посты при власти шаха.
Мехди Араги Соратник Хомейни, участник религиозной и террористической организации Федатины ислама. Вместе с Хомейни жил во Франции, где занимался обеспечением безопасности аятоллы. Однако в 1978 году незаконно прибыл в Иран, где организовал несколько антишахских демонстраций. Затем вернулся во Францию. И уже вместе с Хомейни прибыл на Родину 1 февраля 1979 года. После победы революции возглавил тюрьму Каср, стал одним из участников репрессий.
Садек Готбзаде Соратник Хомейни, вместе с ним находился во Франции, а потом вернулся в Иран. После победы революции, попал в состав правящего Совета исламской революции. Вскоре получил должность директора телерадиокомпании, затем стал министром иностранных дел. Однако затем Готбзаде был обвинён в заговоре против Хомейни и казнён в 1982 году. Он являлся единственным близким соратником аятоллы, которого приговорили к смертной казни.

Корпус стражей Исламской революции

После прихода к власти Хомейни началось разрушение всех структур, созданных во времена шаха. Появилась потребность в создании абсолютно новой системы безопасности, которая соответствовала бы текущим реалиям. Силовая поддержка требовалась не только для защиты революции от внутренних врагов. Обострились и без того сложные отношения с Ираком. И дабы противостоять угрозам, в Иране был создан Корпус стражей исламской революции (КСИР).

Решением Высшего совета обороны на КСИР легла задача «оказывать содействие армии в деле защиты независимости, территориальной целостности и исламского республиканского строя». Кроме того, стражи обязывались заниматься распространением ислама как в самом Иране, так и за его пределами, а заодно вести борьбу с «подрывными элементами».

КСИР обладал неограниченными возможностями. Правительство Хомейни делало на корпус ставку, поскольку без сильно, идеологически заряженной организации, страна легко могла выйти из-под контроля. И поэтому КСИР наделили самыми широкими полномочиями, затрагивающими и политическую сферу, и религиозную. У «стражей» в распоряжении была не только пехота. Вскоре КСИР стал состоять из сухопутных, воздушных и военно-морских сил, а также народного ополчения. Их боевая техника была украшена цитатами из Священного Корана, зелёными (цвет религии) и красными (цвет, символизирующий самопожертвование) флагами.

Новая власть Ирана стала уделять большое внимание воспитанию стражей (пасдаранов). Для этого были задействованы специальные средства массовой информации. Начала вещание специальная радиостанция, по телевидению запустили пропагандистские передачи. Кроме того, был налажен выпуск разнообразной агитационной литературы: газеты, журналы, брошюры, книги. При этом часть материалов выходила на иностранных языках — в расчёте на зарубежных читателей.

Уже в самом начале КСИР стал для Хомейни и новой власти надёжной опорой, на которую была сделана высокая ставка.

Итоги Иранской революции

1 апреля 1979 года в стране был проведён референдум. Государство превратилось в Исламскую Республику Иран. Ближе к концу года правительство приняло новую конституцию, по которой высшая власть отводилась духовенству, то есть непосредственно Хомейни. При этом ответственность за политическую власть взяли на себя президент, премьер и меджлис.

Меджлис — аналог европейского парламента. Является законодательно-представительным органом.

Новая власть взяла под контроль все сферы жизнедеятельности государства. Особое внимание было уделено иностранцам. Их отовсюду начали изгонять. Хомейни заявил, что Иран не пойдёт ни капиталистическим путём развития, ни коммунистическим. По его мнению, у Ирана был свой путь — исламский. Кроме иностранцев, у Хомейни были и другие враги, прежде всего противники исламского режима. А таких в Иране было довольно много. Та же интеллигенция, которая вначале поддержала революцию, слишком поздно поняла, к чему это ведёт.

Правительство начало проводить репрессии против всех, кто так или иначе мог быть опасен. Сначала власть расправилась с военными, имевшими отношение к шахской армии. Только за первые два месяца были расстреляны несколько десятков человек, включая чиновников. Среди них оказались бывший премьер-министр Амир Аббас Ховейда, бывший министр иностранных дел Аббас-Али Халатбари. Под каток репрессий попал и мэр Тегерана Голям Реза Никпей. Появились и радикальные группировки, объявившие войну власти Хомейни. Например, генерал Овейси, ответственный за подавление восстание в Тегеране, стал одним из основателей Иранского движения сопротивления. Появились вооружённые группировки в Ираке и Турции, которые базировались близ иранских границ. Но и внутри государства было неспокойно. Там действовало радикальное подполье, хотевшее восстановить власть шаха.

10.jpg
Исламская революция в Иране. (Wikimedia Commons)

С каждым месяцем маховик репрессий раскручивался. Добрался он до офицеров, кадровых военных и бывших сотрудников САКАВ. По некоторым данным, только за первые месяцы правления Хомейни были репрессированы свыше 20 тыс. человек.

С 1982 года преследованиям подверглись иранские коммунисты. Не спасло их даже лояльное отношение к Хомейни. Аятолла не нуждался в таких союзниках, поэтому с ними не церемонились. Лидеров казнили, а простых партийных деятелей и активистов отправили за решётку.

Экономика Ирана не смогла справиться со столь мощными потрясениями. Но один из сильнейших ударов по ней нанесла добыча нефти, точнее, её резкое сокращение. В первые месяцы после крушения шахской власти добыча «чёрного золота» практически не осуществлялась. Соответственно, цены взлетели, достигнув на пике отметки 28 долл. за баррель. А экономика Ирана продолжила падение, чему способствовало повсеместное закрытие предприятий и массовая безработица.

Положение женщин

С приходом Хомейни к власти в государстве началась «культурная революция». Первыми силу «ветра перемен» на себе испытали СМИ. Хомейни считал, что всё было неправильным, враждебным по отношению к религии. Соответственно, газеты и журналы, радио и телевидение понесли в массы новую идеологию, которая пропагандировала исламский образ жизни. А всё развлекательное и заграничное оказалось под строжайшим запретом. Появилось даже специальное Бюро по борьбе с непристойностями, продвигавшее по телевидению предписания шариата.

Радикальные изменения произошли и в сфере образования. Школы остались, но теперь во главу угла было поставлено изучение шиитского ислама, шариата и Корана. У старшеклассников стало обязательным изучение теории мусульманского права — фикха. Европейская история была отменена, вместо неё упор был сделан на историю самого Ирана. Большое внимание стало уделяться борьбе с империализмом и царизмом. Но главное, в новых учебниках по гуманитарным предметам появился культ Хомейни.

Иранские женщины до Исламской революции были свободны: могли носить любую одежду (открытые купальники, мини-юбки), получать образование, занимать высокие государственные должности. Теперь же их положение изменилось. Всевозможные организации (в том числе КСИР) обеспокоились тем, что женщины не соблюдают предписания шариата. И гайки резко закрутили. Теперь вместо красивых нарядов женщины в обязательном порядке должны были носить либо чадру, либо платок-хиджаб. Их ограничили в выборе профессий и фактически лишили возможности карьерного и профессионального роста.

Воровство или употребление спиртного теперь каралось телесными наказаниями. Смертная казнь подразумевалась не только за шпионаж или измену родине, но и за супружескую неверность или употребление наркотических средств. Весной 1980 года была казнена Фаррухру Парса. Её казнили за то, что при шахе женщина занимала пост министра просвещения. Также новая власть вернула многожёнство и запретила бракоразводный процесс по инициативе супруги. Всё отныне решали только мужчины.

11.jpg
Фаррухру Парса. (Wikimedia Commons)

В первые годы правления Хомейни контроль за женщинами был тотальным. Бывали случаи, когда иранок насмерть забивали камнями на улице из-за того, что они вышли из дома без хиджаба или чадры. Дошло до того, что аятолла Монтазери позволил бойцам КСИР забирать себе женщин, которых обвинили в борьбе с режимом, как «военную добычу». Законы шариата это позволяли, поскольку такие иранки приравнивались к военнопленным.

При этом все катастрофические изменения, произошедшие в жизни женщин, шли вразрез с конституцией Ирана. Но на это никто не обращал внимание. В одночасье иранок лишили и прав, и свобод.

Внешняя политика Ирана после Исламской революции

Поскольку Хомейни считал врагами чуть ли не все западные страны, то контакты с ними были сведены к минимуму. Касалось это и Советского Союза. На такую политику европейцы и американцы ответили разнообразными санкциями, попытавшись «отменить» иранскую экономику. И правительству пришлось подстраиваться под новые реалии.

Обострились отношения и с соседними странами. Что арабские государства, что Турция восприняли победу Исламской революции неоднозначно. Особенно это касалось Ирака, Саудовской Аравии и Бахрейна, где проживало много шиитов. Лидеры стран опасались, что революционное пламя перекинется на них. И такая угроза реально существовала. Например, в декабре 1979 года в Ашуру (Саудовская Аравия) прошли демонстрации шиитов. Однако на этом всё и завершилось. Не вспыхнуло пламя и в Ираке, возглавляемом Саддамом Хусейном. Там уже начали готовиться к войне с соседом, поэтому шансов на успех у революционеров не было. Любые проявления лояльности к революции уничтожались в зародыше.

А вот с Бахрейном получилась другая история. Тегеран видел в этом государстве наиболее подготовленную почву для экспорта революции. В Иране даже появился «Исламский фронт освобождения Бахрейна». В 1979 году туда прибыли представители иранской власти, которые занялись агитационной деятельностью. Задача была одна — попытаться присоединить Бахрейн к Ирану. Но делалось это с максимальной осторожностью. И когда в конце 1981 года в Бахрейне Исламский фронт попытался организовать государственный переворот, Иран объявил о своей непричастности. Правда, власти соседнего государства в это не поверили и разорвали дипломатические отношения с Тегераном. Шииты Бахрейна в последующие годы ещё несколько раз напоминали о себе, но добиться чего-либо конкретного не смогли.

Не получилось разжечь пламя революции и в Кувейте. Иран на долгие годы фактически оказался в изоляции. Но это не помешало государству создавать прокси на территории других государств. Ярким примером служит Хезболла — шиитская организация в Ливане, которая выступает за создание исламского государства. Она полностью зависит от Ирана и его финансирования.

Источники

  • Агаев С. Иран — рождение республики.
  • Арабаджян А. Иран. Власть, реформы, революции (XIX-XX вв.).
  • Сумбатян Ю. Воины «мировой исламской революции».
  • Яременко В. Аятолла Хомейни и исламская революция.
  • Кулюшин Н. Политическое и религиозное лидерство аятоллы Хомейни.
  • Жуков Д. Небо над Ираном ясное. Очерк политической биографии имама Хомейни.

Сборник: После Ленина

Ещё до смерти вождя пролетариата в кругу его ближайших сторонников разгорелась борьба за власть.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы