Решение о необходимости дать гневную отповедь опальному академику принималось на высшем уровне. Десятки гневных «разоблачительных» публикаций практически одновременно появились во всех крупных газетах страны. Ставилась задача создать Сахарову в глазах советских людей образ откровенного врага, предателя родины и «недоумка».

«Заслуживает всеобщего презрения»

28 августа 1973 года в политбюро ЦК КПСС приняли решение о публикации «письма ведущих академиков СССР, осуждающих клеветнические выпады академика Сахарова». Игнорировать его активность уже было невозможно. Написанная им «антисоветская» статья «Размышления о прогрессе…» широко распространилась на Западе и в самиздате в Советском Союзе.

29 августа письмо напечатала газета «Правда». Сорок коллег по цеху заклеймили позором академика Сахарова, назвав его «орудием враждебной пропаганды». Это письмо дало старт массовой травле: в прессу полились потоки осуждающих заявлений от писателей, художников, рабочих и хлеборобов.

«Только человек, оторвавшийся от жизни народа и предавший его интересы, может встать на позорный путь очернения нашего государственного строя» («Известия», 31 августа, 33 подписи членов ВАСХНИЛ).

«Мы, хлеборобы, единодушно поддерживаем осуждение Сахарова и выражаем резкое возмущение его поступками и словами» («Правда», 2 сентября, работники колхоза им. XX съезда КПСС, 12 подписей).

«Отщепенец Сахаров заслуживает всеобщего презрения» («Правда», 3 сентября, рабочие ленинградского Кировского завода).

В хор осуждающих голосов включились все творческие союзы СССР — писателей, музыкантов, художников, кинематографистов.

1.jpg
После перестройки многие из тех, чьи подписи значились под осуждающими заявлениями, уверяли, что ничего не подписывали. («Дилетант»)

Особое место занимали письма «оскорблённых» ветеранов-фронтовиков. «Я видел и познал все тяготы и ужасы войны, четырежды ранен в боях с фашистами… и решительно осуждаю позицию, действия Сахарова … направленные на подрыв и дискредитацию гуманной, благородной политики нашей партии» — это выдержка из телеграммы бывшего партизанского командира Платона Воронько, которую ТАСС включило в своё заявление от 8 сентября 1973 года.

Первая волна травли Сахарова как бурно началась по распоряжению свыше, так же внезапно прекратилась. Но не надолго.

За 30 сребреников Древней Иудеи

Вторая волна дискредитации Сахарова поднялась в советской печати после присуждения ему Нобелевской премии мира в 1975 году. И снова политбюро ЦК КПСС приняло секретное постановление: «О мерах по компрометации решения Нобелевского комитета о присуждении премии мира Сахарову».

Партия поручила президиуму Академии наук написать открытое письмо от имени возмущённых советских учёных. Редакции газеты «Труд» — опубликовать фельетон, показывающий, что премия — это всего лишь «подачка Запада» за клевету на СССР. В западной печати продвигать материалы, в которых высмеивать «абсурдность присуждения премии мира изобретателю оружия массового поражения».

Фельетон в «Труде» под названием «Хроника великосветской жизни» появился 28 октября 1975 года. Его тон— глумливо-развязный. Его краткое содержание: Сахаров — «научный импотент», пресмыкающийся перед Западом, Нобелевская премия — плата за предательство родины. «Сахарову обещано более ста тыс. долларов. Трудно сказать, в какой мере это соответствует по курсу 30 сребреникам древней Иудеи. Квалифицированный ответ на этот вопрос может, вероятнее всего, дать г-жа Боннэр, весьма сведущая в этих вопросах» — так, недвусмысленно намекая на национальность Елены Боннэр — второй супруги Сахарова, заканчивается фельетон.

«Нобелевская премия — плата за предательство!»

С того момента «еврейская тема» стала одной из ведущих в кампании по очернению. Она была рассчитана на «возбуждение самых низких чувств — зависти, злобы, инстинктов погромщиков», — констатировал позже сам Сахаров.

Распущенная девица Люся Б.

Чем известнее становилось имя Сахарова, тем грязнее делались публикации о нём. В 1983 году после выхода на Западе его статьи «Опасность термоядерной войны» в советской печати его начали обвинять — ни много ни мало — в желании разжечь ядерную войну против СССР!

В июле — сентябре 1983 года на имя Сахарова поступило более четырёх тысяч писем и телеграмм с проклятиями от советских граждан. В начале того же года вышла книга историка-пропагандиста Николая Яковлева «ЦРУ против СССР», дополненная разделом о Сахарове и Боннэр. Главы из книги перепечатали СМИ с миллионными тиражами. Никаких границ приличия больше не осталось: с печатных страниц в адрес Боннэр (её называли «распущенной девицей" Люсей Б.) и Сахарова лились прямые оскорбления и ложь. Вот несколько цитат из тех многочисленных публикаций: «Боннэр в качестве методы убеждения супруга взяла в обычай бить его чем попало… Вдовцу Сахарову навязалась страшная женщина… Сахаров стал заложником сионистов, которые через посредничество вздорной и неуравновешенной Боннэр диктуют ему свои условия».

По словам самого Андрея Сахарова, из этих публикаций складывался такой его образ: «Я — свихнувшийся на бредовых идеях мирового правительства, технократии и ненависти к социализму недоумок».

После 1983 года массовых антисахаровских кампаний в прессе больше не было. СССР был на краю глубокого политического и экономического кризиса. Близилась новая эпоха.

«Мы покажем тебе и твоей еврейке!»

Пропаганда сделала своё дело: ненависть со страниц газет выплеснулась в реальную жизнь. Из воспоминаний Сахарова (1983 год): «15 июля ко мне подошла с разгневанным видом неизвестная мне женщина. Сразу начала кричать: «А, Сахаров, я тебя целую неделю выслеживаю! Мы, женщины, разорвём тебя на кусочки, повесим за… Мы, фронтовички, покажем тебе и твоей еврейке Боннэр, как призывать к войне…». 19 августа, выйдя из дома, я обнаружил, что все стёкла машины и капот были оклеены вырезками и плакатами «Сахаров — провокатор», «Позор предателю»».

Источники

  • Журнал «Дилетант (май 2021)

Сборник: «Кембриджская пятёрка»

Одна из самых эффективных советских разведывательных групп за рубежом была создана в 1934 году. В неё вошли выпускники Кембриджского университета.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы