Советский маньяк, пришедший из Сумерек

Обыденную и размеренную жизнь крестьянина Филиппа Тюрина из Рязанской губернии прервала Великая Отечественная война. Житель деревни с говорящим названием Сумерки отправился защищать родину. Филипп Петрович, родившийся в 1910 году, повоевал недолго. Крестьянин получил ранение и был комиссован. Его определили в один из многочисленных военных госпиталей в городе на Неве. После выздоровления Филипп не захотел возвращаться домой. Тюрин нашел работу при столовой районного снабжения завода «Большевик», став извозчиком. Собственного жилья у Филиппа, конечно, не было. Эту проблему помог решить работодатель, выделив ему комнату в одном из подсобных помещений все той же столовой.

Место где работал Филипп.jpg
Место, где работал Филипп. (topwar.ru)

И Филипп начал жить такой же заурядной жизнью, как и до войны. Город постепенно отходил от страшных лет, народ потянулся на рынки, где активно менял вещи на еду и наоборот. Тюрин с завистью глядел на бойкий бартер, поскольку ему самому не с чем было в нем поучаствовать. Провианта, который он получал по карточкам едва хватало, чтобы не умереть с голоду, а лишних вещей у мужчины не водилось. В конце концов, борьба за выживание «по правилам» ему надоела. Филипп решил, что необходимое нужно брать силой. В качестве мест для охоты Тюрин выбрал два рынка — Смоленский и Предтеченский, которые находились на значительном расстоянии от его логова. Возможная расплата за злодеяния не пугала, поскольку мужчина считал, что придуманный им план идеален.

И уже весной 1945 года в городе неожиданно начали исчезать люди. Все они отправлялись на рынки, чтобы принять участие в бартере и словно растворялись в воздухе. Милиция получала многочисленные заявления, но поиски не приносили каких-либо результатов. В конце осени 1946 года исчез очередной человек — работяга по фамилии Бараев. О пропаже мужчины сообщил его непосредственный начальник. Начались поиски, которые быстро зашли в тупик. Правда, милиционеры выяснили, что незадолго до исчезновения он хотел встретиться с мужчиной, чтобы выменять у него еду на какие-то вещи. А познакомился Бараев с ним вроде бы на Предтеченском рынке. Вскоре стражи порядка узнали о пропаже Рожновой. После посещения Смоленского рынка ее больше никто не видел. Затем пропал Анатолий Сидоров. Молодой, сильный парень, прошедший войну, просто растворился, побывав на Предтеченском рынке. Туда он приехал, чтобы обменять патефон на еду. Свидетели вспомнили, что к Сидорову подошел некий мужчина, они поговорили, а потом вместе ушли. Милиционерам стало ясно, что на рынках орудует преступник, который заманивает жертв к себе в логово. Стражи порядка предположили, раз убийца орудует на Предтеченском и Смоленском рынках, значит, он живет где-то поблизости. Начались поиски.

Логово зверя

У Тюрина была особенность — он мог легко и просто расположить к себе людей. Так произошло и с Сидоровым. Филипп расхвалил его патефон и предложил в обмен картофель. Анатолий осторожно поинтересовался количеством, а Филипп заявил, мол, сколько нужно, столько и возьмешь. Естественно, Сидоров так обрадовался, что позабыл о безопасности. И вместе они направились к Тюрину. Даже тот факт, что Филипп жил далеко от рынка фронтовика не смутил.

Пока мужчины добрались до территории «Большевика», начало темнеть. Зайдя в комнату, Тюрин зажег «керосинку», открыл погреб и предложил Сидорову самому набрать себе картофеля. После чего протянул ему мешки. Анатолий отправился за «сокровищем». Набив под завязку несколько мешков, мужчина стал подниматься. И тут на его голову обрушился топор. Смерть была мгновенной. Убив Сидорова, Филипп снял с него одежду (ведь ее тоже можно было выгодно обменять), а затем оттащил в один из дзотов, находившихся недалеко от его логова. Дело было сделано.

Милиционеры никак не могли найти зацепку, а количество исчезнувших людей уже перевалило за отметку в два десятка. Тюрин знал, что стражи порядка прочесывали рынки, но не боялся. Он был уверен, что выйти на него они не смогут. И долгое время ему действительно везло. Но самоуверенность его все же подвела. Во время очередной охоты, Тюрин, не обращая внимания на потенциальных свидетелей, произнес название завода. Этот факт вскоре и сумели выудить милиционеры. И поэтому поиски перенесли в другую часть Ленинграда. Версий у стражей порядка было две. Первая заключалась в том, что в Ленинграде завелся каннибал, который мог уже практиковать это в блокадное время. Вторая — преступник охотится на людей исключительно из корыстных побуждений.

Оружие убийцы.jpg
Оружие убийцы. (fotovmire.ru)

К разочарованию и злости милиционеров прочесывание территории, прилегающей к заводу, ничего не дало. Следствие зашло в тупик. Но неожиданно милиционеры получили сигнал — в одном из дзотов рабочие «Большевика» нашли несколько тел. Мужчины искали металлолом и на удачу решили проверить военное сооружение. Вот только находка их испугала. Вместо металлолома они обнаружили несколько еще не разложившихся тел, причем абсолютно голых. Личности погибших установили быстро, среди них был и Анатолий Сидоров. А поскольку дзот находился неподалеку от столовой «Большевика», милиционеры поняли, что работу нужно проводить в том же направлении. Первым делом они решили проверить саму столовую. Выяснилось, что ею уже давно никто не пользовался. Правда, в одной из подсобок проживал Филипп Тюрин, трудившийся извозчиком. Вот только он уволился. Милиционеры, опросив его коллег, узнали, что Филипп являлся завсегдатаям Смоленского и Предтеченского рынка, ни с кем не общался, а когда уволился, то отправил в Сумерки много чемоданов с вещами. Сомнений не оставалось, Филипп и есть убийца. Косвенно подтвердил это и обыск в его комнате, поскольку во многих местах милиционеры нашли следы крови. Но главная находка их ожидала в уборной. Там стражи порядка увидели целый таз замерзшей крови. Никто не сомневался, что она принадлежит погибшим, но на экспертизу ее все-таки отправили. Затем начались поиски жертв. И в двух водоемах, находящихся возле столовой, милиционеры сумели обнаружить несколько тел. Все люди были убиты одинаково — ударом топора по голове.

Было принято решение о задержании Тюрина. Но вот как оно произошло, точно не известно. По одной версии, стражи порядка отправились за Филиппом в Рязанскую губернию, по другой — он вернулся в город сам. Но так или иначе, убийцу поймали. Филипп отнекивался с невозмутимым видом. Не помогла и экспертиза. Выяснилось, что содержимое таза принадлежало какому-то животному, а не человеку. Тюрин был шаге от свободы, хотя сам этого не понимал. И милиционеры сумели его дожать. На очередном допросе Филипп сознался в преступлениях и начал активно сотрудничать со следствием. В общей сложности милиционеры сумели отыскать четырнадцать тел, при этом сам убийца заявлял, что на его счету двадцать девять. Но их так и не обнаружили. Дело в том, что основным «тайником» Тюрина являлась Уткина заводь — затон на Неве с довольно толстым слоем ила, сквозь который не пробились и профессиональные аквалангисты. Также Филипп рассказал, что кровь в тазу принадлежала домашней скотине, чьим мясом он периодически торговал.

Уткина заводь в наши дни.jpg
Уткина заводь в наши дни. (ru.wikipedia.org)

Сумели стражи порядка вернуть из Сумерек и багаж преступника. Оказалось, что чемоданы были полностью забиты вещами, принадлежавшими жертвам. По решению суда Тюрина расстреляли в 1947 году. Но город ничего об этом не знал. Газеты молчали о похождениях Филиппа Кровавого, а судебный процесс был закрытым. Ленинград только начал оживать и ему ни к чему были новые потрясения.

Источники

  • Документальный фильм из цикла «Легенды советского сыска» под названием «Восставший из ада».
  • Документальный фильм из цикла «Следствие вели…» под названием «Филипп Кровавый»
  • www.murders.ru
  • Фото лида: lifeonphoto.com
  • Фото анонса: gorod-812.ru

Рекомендовано вам

Лучшие материалы