Уже 24 июня 1941 года постановлением ЦК ВКП (б) и Совета народных комиссаров был создан Совет по эвакуации, который и явился организатором всех основных мероприятий по вывозу людей, техники, предметов искусства и так далее. После создания 29 июня Государственного комитета обороны, Совет стал подчиняться его решениям, а уполномоченные Совета на местах приступили к решению комплекса практических задач. Одним словом, стройная управляемая властная вертикаль, которая занималась вопросами эвакуации, была построена довольно оперативно.

Ленинград, как приграничная территория, на бумаге к эвакуационным мероприятиям был более или менее готов. Однако при проверке реальностью это оказалось не совсем так. В городе первые два месяца огромное количество людей, обслуживающих линии стратегически важных предприятий, готовились к вывозу. Кировский завод трижды перевозили туда-обратно. Ну, а дальше вообще возник транспортный коллапс, еще до начала блокады, когда в августе несколько десятков эшелонов столпились на ближайших территориях. И этот доблокадный момент кажущейся благополучной эвакуации, когда еще не было голода, холода, оказался проверкой на прочность.

А потом, 8 сентября, замкнулось блокадное кольцо. Эвакуация продолжилась. Еще летом 1941 года из города в область (ныне Новгородскую, Псковскую, Ленинградскую) стали вывозить детские учреждения. Это вообще одна из самых страшных страниц Отечественной войны. Эшелоны с детскими учреждениями уезжали якобы в детские лагеря, на летние дачки, но в действительности попадали прямо под немецкие танки.

ФОТО 1.jpg
Жители блокадного Ленинграда перед эвакуацией из города. (waralbum.ru)

Да и вообще эвакуация началась с того самого момента, когда люди ключом закрывали свои двери и отправлялись на вокзал. Поздняя осень 1941 года, зима 1942 года стали самым страшным временем, самым смертным, когда в Ленинграде умирало, по данным НКВД, от 6000 до 9000 человек в день. По огромному городу зимой люди должны были пешком дойти до Финляндского вокзала. Матери с детьми. Старики. На вокзале они ждали сутки, двое, трое. Без отопления, без канализации, с непонятно как получаемым питанием. Сколько человек погибло в пути, еще до Ладоги? А сколько потом?..

После того, как замкнулось кольцо блокады, Ленинградская эвакуационная комиссия старалась вывезти из города все нетрудоспособное население. С одной стороны, это было желание разгрузить город, вывезти из него ленинградцев, с другой — спасти жизни женщин, детей, стариков.

При этом нужно понимать, что эвакуация (тем более в военное время) — это непростая процедура не только с организационной точки зрения, но и с психологической. Что значит эвакуировать население? Дать ему сигнал, что город скоро будет сдан. К тому же в политической обстановке заранее начать готовиться к вывозу людей — это значит поддаться паникерским настроениям, с чем, как известно, товарищ Сталин боролся и говорил, что никакой войны не будет, ни с кем воевать Советский Союз не станет.

Очень часто в публичном пространстве о неготовности СССР к войне говорят, ссылаясь на известный документ, служебную записку Меркулова на имя Сталина с донесением от резидента из Берлина о точной дате начала вторжения вермахта, на котором Иосиф Виссарионович оставил нецензурную надпись. Похожая докладная записка была и от председателя Моссовета Пронина, написанная в мае 1941 года, касающаяся эвакуации Москвы в случае вторжения вражеских сил. И на нее Сталин наложил примерно такую же, хотя на этот раз литературным языком написанную, резолюцию, воспрещающую кому бы то ни было без команды сверху заниматься подобными вопросами.

Что касается точной цифры эвакуированных из опасных регионов людей, то ее нет. Есть «вилка» — от 6 до 17 миллионов.

ФОТО 2.jpg
Ленинградские школьники перед отправкой в эвакуацию. (waralbum.ru)

Говоря о приоритетах, которые государство расставляло во время эвакуации (спасти производство или людей?), то задачи одновременно ставились в отношении и того, и другого. В понимании тогдашней элиты человеческий ресурс был главным средством для развития экономики, сохранения и воспроизводства военного потенциала. При этом присутствовала и гуманитарная составляющая — целенаправленная эвакуация детей, которая зачастую производилась в очень некомфортной для них и их родителей обстановке. Но, конечно, все усилия властей сосредотачивались на вывозе промышленного оборудования и, скажем так, инженерного персонала, который был способен обеспечить быстрый выход на производственные мощности.

Возвращаясь к гуманитарной составляющей. Первыми начали эвакуировать детей, отбор которых во время блокады был просто чудовищным. Иногда из детских домов забирали только тех, кто мог самостоятельно, не шатаясь и без помощи взрослых, дойти от стенки до стенки, понимая, что еще более ослабленный ребенок эвакуации не перенесет. Ну, а те дети, которые оставались в блокадном городе, фактически были обречены на смерть.

За детьми старались ухаживать, многих выхаживали. Но, к сожалению, командно-административная система в стране в условиях чудовищной войны была выстроена не лучшим образом. Детей привозили в Красноярск, но не могли обеспечить их ни пальто, ни зимней обувью. В эвакопунктах, куда прибывали тяжелобольные, не хватало кроватей, простыней, не было лекарств.
И все же справиться с такого рода сверхнапряжением, как масштабная эвакуация, советский режим смог. Другой вопрос — как, какой ценой?..

Не меньшую, а иногда даже большую роль, чем помощь государства, при приеме эвакуированных сыграло местное население, те люди, кто принимал, отхаживал, усыновлял осиротевших детей, приехавших из блокадного города. В регионах даже были случаи, когда горком принимал решение, согласно которому каждый партийный работник должен был усыновить одного, а иногда и двух ленинградских детей. И ведь усыновляли!

До сих пор неисследованной проблемой остается вопрос о реэвакуации, о том, сколько людей осталось жить на новом месте, а сколько вернулось обратно. Конечно, многие ленинградцы мечтали вернуться домой. Но, как говорится, судьба… Кого-то задержали (например, рабочих Кировского завода в Челябинске, чтобы они передавали опыт, налаживали работу на производстве), кто-то обустроился на новом месте и начал другую жизнь, а некоторым просто невыносимо было возвращаться в город, где они потеряли близких.

ФОТО 3.jpg
Эвакуация женщины на машине скорой помощи. (waralbum.ru)

О том, что реально происходит в Ленинграде, население других регионов практически ничего не знало. Многие слышали о блокаде, тяжелой военной обстановке, но о страшном голоде даже не догадывались. Например, когда изможденных, больных ленинградцев привозили в сельскую местность, то многие люди от них просто шарахались, считая их депортированными, а не эвакуированными.

Иногда среди населения распространялась информация (часто исходившая от самих ленинградцев), обросшая слухами, что ленинградцы — людоеды. Партия, НКВД старались пресекать такие разговоры. За паникерские, клеветнические настроения ленинградцев, приехавших в эвакуацию, даже сажали по 58-й статье.

Стоит отметить, что эвакуация из Ленинграда — самая массовая эвакуация за годы Великой Отечественной войны. Более полутора миллионов человек, сотни стратегически важных промышленных предприятий, учреждений культуры были переселены в восточные районы страны. Да, московская, украинская эвакуации тоже были очень масштабными, но из-за блокады, из-за образа и восприятия Ленинграда как культурной столицы к нему было привлечено гораздо больше внимания. Ленинград — это же «колыбель революции», сакральный город для советского политического режима, массовой пропаганды. В нем точно не должно было быть смертей от голода. И в этом смысле, возможно, судьба эвакуированных из Ленинграда в каком-то смысле была легче, чем судьба эвакуированных из других регионов страны, из мелких, никому не известных городов, к которым не был привлечен такой общественный интерес. Она была физически тяжелее, потому что людей в таком состоянии из других регионов не вывозили. А с моральной точки зрения внимание к ним, конечно, было привлечено значительно большее, чем ко всем остальным.

Статья основана на материале передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы». Гости программы — главный научный сотрудник ИВИ РАН Юлия Кантор, ученый секретарь Государственного музея истории Санкт-Петербурга Ирина Карпенко и директор РГАСПИ Андрей Сорокин, ведущий — Виталий Дымарский. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.


Источники

  • Фото анонса и лида: waralbum.ru

Сборник: Цена победы

Какими жертвами СССР выиграл Великую Отечественную войну? Как развивались события на фронте и в тылу? Развенчание мифов о самой кровопролитной войне в истории.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы

  • 📚 Тесты
  • 👀 191773
Крепостное право
  • 📚 Тесты
  • 👀 167528
Лагерная лексика
  • 📚 Тесты
  • 👀 166994
Мафия
  • 📚 Тесты
  • 👀 99563
Взяли бы тебя в КГБ?
  • 📚 Тесты
  • 👀 52264
Личное оружие
  • 📚 Тесты
  • 👀 51728
Рюриковичи
  • 📚 Тесты
  • 👀 227930
Древний Египет
  • 📚 Тесты
  • 👀 191773
Крепостное право
  • 📚 Тесты
  • 👀 167528
Лагерная лексика
  • 📚 Тесты
  • 👀 166994
Мафия
  • 📚 Статьи
  • 👀 120714
Защита Риббентропа
  • 📚 Тесты
  • 👀 99563
Взяли бы тебя в КГБ?