• 11 Декабря 2018
  • 11145

Цена победы. План «Барбаросса»

«Чем скорее мы разобьем Россию, тем лучше. Операция будет иметь смысл только в том случае, если мы одним стремительным ударом разгромим все государство целиком. Только захвата какой-то части территории недостаточно. Остановка действий зимой опасна. Поэтому лучше подождать, но принять твердое решение уничтожить Россию».
Читать

В переводе с немецкого блицкриг — это «молниеносная война». Или «быстрая война». В 30-е годы авторство этого термина приписывали многим. Кто-то говорил, что первым блицкриг в военное дело ввел де Голль, кто-то, что Гудериан. На самом деле теория скоротечной войны существовала всегда, точнее с тех пор, как люди начали воевать. И все же «отцом» блицкрига считается Альфред фон Шлиффен. В одном из своих трудов — «Канны» — он описывает, как Ганнибал меньшими силами разбил римлян. Анализирует прусский генерал и действия Фридриха Великого, которому теория молниеносной войны тоже была не чужда.

Получается, что любую скоротечную войну можно назвать блицкригом? Не совсем. В свою теорию Шлиффен вкладывал две главных составляющих молниеносной войны. Во-первых, противника нужно разгромить, конечно, быстро, но чтобы он не успел провести мобилизацию. И второе — чтобы он не смог осуществить стратегическое развертывание своих сил. То есть упредить его. Вот таких два ключевых момента.

Одна из самых первых попыток провести блицкриг в ХХ веке — это Первая мировая война, когда Германия использовала теорию Шлиффена для того, чтобы нанести удар по Франции. И, в общем-то, она была недалека от успеха…

В Советском Союзе также разрабатывались теории (Триандафилловым и другими), похожие на блицкриг. Например, теория глубокой операции, в которой говорилось о том, что нужно выйти в тылы, разгромить все коммуникации, прекратить снабжение войск.

Что касается плана «Барбаросса», то в него стратегия блицкрига, безусловно, тоже была заложена. Немцы прекрасно понимали, что вести длительную войну с такими серьезными противниками, как Великобритания и Россия, они не смогут. Последнюю, например, они планировали разгромить в ближайшие два — три месяца максимум. Конечно, немцы отдавали себе отчет, что масштаб промышленной, людской, экономической, территориальной России им не по зубам. У них не было задачи завоевать всю страну за несколько месяцев. Первоначально противник планировал дойти до линии «А — А» — «Архангельск — Астрахань», а далее с помощью авиации нанести удар по промышленной базе СССР на Урале. Но самое основное — это разгромить вооруженные силы Советского Союза до того момента, когда будет закончена война против Англии. Это было принципиально важно для немцев, поскольку они считали, что, находясь на острове, Британия не сможет оказать серьезного влияния.

Что еще планировал противник? Расколоть фронт. Разделить главные силы русской армии на части, окружить их с западной стороны, чтобы они не смогли уйти на восток.

ФОТО 1.jpg
Генерал-майор Эрих Бранденбергер и Эрих фон Манштейн. (waralbum.ru)

Да, стоит обратить внимание на один интересный момент. Согласно официальным данным за 2003 год, соотношение сил СССР — Германия было следующим: у нас — 186 дивизий, у Германии — 182 (1:1); личный состав: у нас — 3,1 миллиона, у Германии — 5 (в 1,6 раза силы противника превосходят); орудия, минометы: у нас — 47 тысяч, у них — 47 тысяч (1:1), танки и штурмовые орудия: у нас — почти 13 тысяч, у них — 4,4 (мы превосходим в 3 раза); боевые самолеты: у нас — 7,5 тысяч, у них — 4,4 (превосходство в 1,7 раза).

Назвать эти цифры точными достаточно сложно. Немецкая же разведка ошибалась еще больше, в разы занижая количество наших танков, самолетов и так далее. То есть противник очень сильно недооценил нас на этапе разработки, поэтому многое для него было полной неожиданностью.

А ведь изначально операцию блицкрига планировалось провести до зимы. Буквально за четыре — шесть недель. (Генералы, правда, были скромнее — рассчитывали на три месяца). Немцы были уверены, что им не понадобится ни теплая одежда, ни зимние моторные масла и так далее. Однако все понадобилось. И к этому германская армия была абсолютно не готова.

Кроме того, первоначальный план «Барбаросса» планировался на 15 мая. И опять — неудача, отсрочка, сыгравшая злую шутку. Противник нанес удар по Югославии, завяз там и потерял полтора месяца. В результате дата сдвинулась на 22 июня. Теплого времени, пары летних месяцев немцам не хватило.

Как противник планировал операцию? На восьмые сутки войска должны были выйти на рубеж Каунас — Барановичи — Львов — Могилев-Подольский. На двадцатые сутки захватить данные территории и достигнуть рубежа Днепр (южнее Киева) — Мозырь — Рогачев — Орша — Витебск — Великие Луки и, примерно, Псков (южнее Пярну). На самом деле немцам это удалось, но с большим запозданием. Они, конечно, не ожидали такой мощи, такого серьезного сопротивления. А наши огромные территории? К такому они просто не привыкли…

И все же, несмотря на огромное отступление от сроков, Гитлер был уверен, что Советы поражены, что с колен они уже никогда не поднимутся. На сороковой день, к 1 августа, по плану «Барбаросса» немцы должны были уже захватить Москву, Ленинград и Донбасс. Но подошли сюда они только в начале октября, задержались на два с лишним месяца. В это время им бы понять, что план не сбывается, пойти на какие-то переговоры… Но уверенность не только Гитлера, но и многих генералов сделала свое дело.

Стоит отметить, что немецкий план блицкрига состоял из трех частей: удар в сторону Ленинграда, в сторону Москвы и в сторону Киева. И только один из них, по сути, позволял противнику иметь превосходство. Это группа «Север», которая шла на Ленинград. На этом направлении у немцев было значительное превосходство и в авиации, и в танках. И именно здесь они достигли хороших результатов. Их задача была разгромить советские войска в Прибалтике, захватить Ленинград и порты на Балтийское море. Все почти получилось, кроме Ленинграда. Нашу северную столицу немцы не взяли. На это были и субъективные, и объективные причины. К тому моменту, когда немецкая группировка вышла к Ленинграду, Гитлер решил убрать с этого направления все танки и бросить их под Москву. Собственно, это и позволило городу удержаться.

ФОТО 2.jpg
Немецкие танки в наступлении во время операции «Барбаросса». (waralbum.ru)

Вообще, подводя итог, можно сказать, что план «Барбаросса» попирал все основы стратегии. Это был абсолютно безграмотный план. О каком блицкриге может идти речь, если удары наносились по трем расходящимся стратегическим направлениям? «Отец» теории блицкрига говорил, что наносить нужно один, самый главный удар, нужно охватывать противника. А если удары расходятся, кто и где кого охватывает? Да, потом, конечно, немцы маневрировали, перебрасывали силы, но изначальный план — наступать по расходящимся направлениям. К тому же в основе операции лежала абсолютно неверная информация о наших вооруженных силах, о потенциале нашей армии и так далее.

Статья основана на материале передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы». Гость программы — директор Института политического и военного анализа, действительный член Академии военных наук Александр Шаравин, ведущие — Владимир Рыжков и Виталий Дымарский. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.


распечатать Обсудить статью
Источники
  1. Изображение для анонса материала на главной странице: russian7.ru
  2. Изображение для лида: cont.ws