Выпуск документального сериала «Россия на крови»

Для Российской империи трудно было себе представить более неудачного времени для вступления в полномасштабный военный конфликт, чем 1914 год. Политически позади первая русская революция и унизительный договор по итогам войны с японцами, которая должна была стать победоносной, а в итоге оказалась позорной. Кровавое воскресенье, стачки рабочих в Москве, бунт на броненосце «Потемкин», теракты против чиновников. При этом, несмотря на обилие внутриполитических проблем, экономика развивалась.

2.jpg
Николай II (слева). (wikimedia.org)

По объемам промышленного роста Россия вышла на 5 место в мире. Французский экономист Э. Тэри, обследовавший империю по заданию правительства Франции, писал, что такими темпами Россия к 1950 году станет доминирующей страной в Европе. Реформы Петра Столыпина как раз начинали приносить долгожданные плоды. Казалось бы, самое время было ими воспользоваться, но Николай II принял решение ввязаться в мировую войну.

3.jpg
Демонстрация. (wikimedia.org)

За неделю до официального объявления войны, 22 июля 1914 года, разъяренная толпа уже громила посольство Германии в Петербурге, выбрасывая на улицы портреты Кайзера. Начало войны было встречено небывалым патриотическим подъемом.

4.jpg
Валерий Брюсов. (wikimedia.org)

Парадоксальным образом войны и революции на начальном своем этапе вдохновляют именно интеллигенцию. Поэт Валерий Брюсов писал восторженные стихи об очищающей силе борьбы и отправился на фронт военным корреспондентом газеты «Русские ведомости».

«Война смоет все грязное, пошлое, реакционное в русской жизни и вызовет силы светлые, бодрые, обновляющие», — писал он. Однако увиденное на фронте заставило поэта изменить свое мнение. В мае 1915 года Брюсов вернулся в Москву со словами о том, что «не имеет уже ни малейшего желания видеть поле сражения».

5.jpg
Петр Столыпин. (wikimedia.org)

Отрезвляющее впечатление ход войны произвел на всю Россию, в первую очередь на непосредственных участников боевых действий — обычных солдат. Экономика страны была объективно не готова к долгому конфликту. «Дайте государству 20 лет покоя внешнего и внутреннего», — говорил российский премьер-министр Петр Столыпин. Он не дожил до войны, погиб от руки террориста в 1911 году, причем это было 11-е по счету покушение. Государству не дали и 5 лет тишины.

6.jpg
Крушение авиасудна. (wikimedia.org)

Летом 1915 года русские отступали по всем фронтам — они вынуждены были сдать Варшаву. Ни одна из воющих стран не рассчитывала на долгую войну. Все стороны планировали закончить кампанию в 3−6 месяцев. Несмотря на высокие довоенные темпы роста экономики, российская промышленность оказалась не готова к нуждам армии. Обеспеченность армии винтовками была ниже, чем требовалось.

Так, перед началом войны мобилизационный план предполагал поставку 4,5 млн винтовок в готовом виде, что и было исполнено. Однако сразу после этого три крупнейших оружейных завода страны вынуждены были резко свернуть производство. Тульский завод дошел до того, что выпускал лишь по несколько винтовок в месяц. Между тем для последующих призывов требовалось еще 5,5 млн винтовок, а для пополнения убыли в течение 3 лет — еще 7,2 млн единиц.

7.jpg
Российская армия. (wikimedia.org)

В письмах и дневниках той эпохи можно найти страшные истории о том, как войска второй линии ждали, пока на передовой «освободится» стрелковое оружие погибших бойцов. В сентябре 1915 года контрудар 9-ой армии юго-западного фронта захлебнулся от недостатка патронов. Армия получала только треть боеприпасов от необходимого количества. По разным оценкам, истинная годовая потребность превосходила реальные запасы в 6 раз. Были периоды, по воспоминаниям генерала Головина, когда находясь под непрерывным вражеским артиллерийском огнем, русским батареи разрешалось выпускать в день не более десятка снарядов на орудие. Впрочем, надо отметить, что снарядный голод испытывала не только русская армия, но и ее союзники.

Однако неудачи на фронте, отступление и огромные потери постепенно деморализовывали страну. Старики в деревнях, провожая молодых ребят на фронт, желали им поскорее сдаваться в плен. Поощряемая в народе пропагандой ненависть к Германии бумерангом отлетела в тех, кто ее разжигал, — в измене заподозрили членов императорской семьи, многие из которых сами были немцами.

Панические настроения дошли и до верхушки. 1 ноября 1916 года с трибуны IV Государственной Думы выступил лидер фракции кадетов Павел Милюков. Он обвинил в заговоре императрицу Александру Федоровну, имевшую немецкие корни, и премьер-министра Бориса Штюрмера. Рефреном выступления Милюкова были слова: «Что это, глупость или измена?» Милюков, в частности, говорил о «победе придворной партии, которая группируется вокруг молодой царицы». Речь Милюкова, во многом популистская, нашла горячий отклик в политических кругах и косвенно ускорила трагический финал российской монархии — Февральскую революцию, грянувшую во время Первой мировой войны.

9.jpeg
Николай II на балконе Зимнего дворца. (wikimedia.org)

За несколько лет до этого, летом 1914 года, воодушевленный грядущими военными успехами Николай II приехал в Петербург, где его встречали толпы с трехцветными знаменами. Согласно воспоминаниям фрейлины Анны Вырубовой, в Зимнем дворце императора окружила восторженная толпа депутатов. Перед ними он произнес речь, которую закончил торжественным обещанием, что не заключит мир до тех пор, пока не изгонит с русской земли последнего врага. В ответ прогремело мощное «ура». После этого царь вышел на балкон поприветствовать патриотично настроенные народные массы. Через 4 года он будет ютиться со своей семьей в тесном домике под надзором красноармейцев.


Сборник: Россия в Первой мировой войне

Одной из целей Российской империи было установление контроля над проливами Босфор и Дарданеллы.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы