• 14 Октября 2018
  • 1660
  • Документ

«Мы хотим, чтобы хозяином страны и распорядителем ее был народ»

Второй по величине фракцией в Государственной думе Российской империи I созыва была Трудовая группа. Трудовики представляли интересы крестьянства, а одним из лидеров группы был выходец из крестьян, сельский учитель и писатель Степан Аникин. Его речь 13 мая 1906 года можно назвать программной.

Читать

Когда я слушал здесь слова господина председателя Совета министров, у меня стоял в голове вопрос: кто говорит и кому говорят? Первый раз представитель власти говорит с представителями русского народа. Представитель власти указывает русскому народу, чего должен желать русский народ для самого себя. Он «разъяснял», «не допускал», «вводил известные ограничения». Особую заботливость представитель власти проявил к нам, крестьянам. О крестьянстве здесь было сказано больше всего…

Если бы перед вами, господа народные представители, раскрылась панорама всех русских тюрем, вы увидели бы, что ¾ русских тюрем наполнены крестьянами. Если бы вы, господа народные представители, получили возможность всевидящим оком окинуть Россию, вы увидели бы груды трупов крестьянских, груды поломанных костей крестьянских, массу изнасилованных женщин и детей крестьянских!

Да, крестьянство до сих пор видело попечение, но теперь крестьянство пришло сюда и заявило мощную свою волю. Крестьянство сказало, что ему нужна воля и земля, и крестьянство, потребовав земли, указало, откуда эту землю оно желает взять. Но крестьянство сказало, что оно желает взять путем законным. Крестьянство думает, что, посылая своих представителей в законодательное учреждение, оно думает, что такой закон будет издан и крестьянство будет удовлетворено. Но здесь мы видим, что власти оказываются заинтересованными в том, чтобы собственность была не тронута… Крестьянство считало себя вправе предъявлять народным представителям и верховной Власти требования об удовлетворении своей нужды, земельной нужды, не для эксплуатации земли темными путями, не для сдачи ее в аренду, не для перепродажи, не для того, чтобы сосать чужой труд, но для того, чтобы при помощи земли иметь право на труд! Мы, крестьяне, требуем этого права на труд, желаем приложить свой мускульный труд к земле. Земли в России все сосчитаны и определены, и Государственная Дума поступила мудро и вполне правильно, когда в своем ответном адресе указала на эти земли. Если России не суждено еще ввергнуться в новый поток революции, то эти земли должны быть отобраны, должны быть немедленно отданы в руки трудового народа законодательным порядком. (Аплодисменты.)

Я скажу только, что мы, крестьяне, требуем земли, требуем воли, требуем права, но не того права, которое сейчас нам дают и здесь обещают…

Мы хотим, чтобы хозяином страны и распорядителем ее был народ. Мы хотим, чтобы министерство было ответственно перед народом, чтобы министерство было из среды народа, чтобы оно подчинялось воле народной. Только после тех полномочий, которые народные представители ему дадут, — оно может вырабатывать законы. Всякое другое министерство не может быть терпимо — или мы, или они.

распечатать Обсудить статью
Источники
  1. Источник: Хрестоматия по истории СССР. 1861 —1917 — М.: Просвещение, 1990. С.323-324
  2. Изображение анонса и лида: Wikimedia Commons