• 15 Сентября 2018
  • 2643

Процесс. Суд над Василием Комаровым (Петровым) и его женой (18+)

За полтора года — более 30 жертв… Эту историю вполне можно взять за основу современного фильма ужасов. Кто такой Василий Комаров (Петров)? Как проходил суд над первым серийным убийцей СССР? И что по этому поводу писал Михаил Булгаков?
Читать

А. Кузнецов: Василия Комарова (Петрова) принято считать первым советским серийным убийцей. Почему? Во-первых, местом его преступлений была Москва. Во-вторых, процесс над ним привлек уж очень пристальное внимание общественности. Суд над Комаровым проходил в здании Политехнического музея. Пробиться туда было чрезвычайно сложно. На процессе присутствовала пресса, в том числе иностранная. Велась кинозапись.

Л. Гулько: Одним из зрителей на суде был Михаил Булгаков.

А. Кузнецов: Да. Командированный «Известиями». Однако его материал об этом процессе (во всех литературных энциклопедиях его называют фельетоном, хотя это больше очерк нравов), «Комаровское дело», появился не в этом издании, а в газете «Накануне», которая (на минуточку) выходила в Берлине.

Итак, дело Василия Комарова (Петрова). Начиная с 1921 года, в Москве по дворам, заброшенным зданиям, мусоркам и так далее милиция, граждане стали находить человеческие останки. О том, что это серия, поняли далеко не сразу — централизованного учета, статистики не велось. Да и милиция к тому же была создана сравнительно недавно. Профессионалов было немного…

Так или иначе, но в начале 1923 года пазл у правоохранительных органов сложился. Как так получилось? Комаров (и это, кстати, будет отмечено в психиатрической экспертизе) в своих деяниях не был чересчур разнообразен. У большинства серийных убийц есть свой почерк, Комаров писал все одними и теми же буквами: своих жертв он тщательно, максимально компактно, по-извозчески упаковывал в мешки.

Л. Гулько: Но ведь он не совсем был извозчиком?

А. Кузнецов: Ну, как сказать? Вольным извозчиком он работал последние три года. До этого трудился в государственный конторе, был занят исключительно перевозками грузов и людей. Кстати говоря, одним из его начальников была родная сестра Карла Радека.

Л. Гулько: Этого не может быть!

А. Кузнецов: Бывают и такие совпадения. То есть Комаров умел обращаться с лошадьми. Кроме того, чем-то похожим он занимался на Дальнем Востоке во время русско-японской войны. То есть знал как обращаться с веревками, упаковывать грузы.

И, действительно, почерк его убийств был неизменен: одинаковая упаковка, одинаковый способ умерщвления. Своих жертв Комаров бил по голове тяжелым предметом (как потом выяснилось — заранее подготовленным молотком), затем уже оглушенных додушивал веревкой и тут же увязывал. Характеристики его жертв тоже удивительно совпадали: все это были взрослые мужчины, не москвичи, крестьяне, которые приезжали в город по своим делам.

Довольно быстро милиция догадалась, что имеет дело с извозчиком, потому что в мешках, в которые были упакованы тела, регулярно обнаруживались зернышки овса. Однако в то время в столице только с лицензиями (не говоря уже о нелицензированных) было более двух тысяч извозчиков, тех, кто занимался пассажирскими перевозками…

Л. Гулько: Да, иголка в стоге сена.

А. Кузнецов: А ведь были еще ломовики, которые перевозили грузы, и ряд других, не работающих в этой сфере, но числящихся при различных государственных конторах. То есть милиция, даже поняв, что имеет дело с серией, все равно была весьма ограничена в возможностях найти убийцу.

И все же на одном из преступлений Комаров спалился. Это значительно ускорило розыск. Дело в том, что у одной из последних обнаруженных жертв голова была замотана детской марлевой пеленкой. Это навело следствие на мысль, что или где-то поблизости, или у самого убийцы есть маленький ребенок. Когда сопоставили все факты, вышли на Комарова.

К тому же «коллеги» нашего героя, такие же извозчики как он, в один голос показали, что Комаров уж очень странно себя ведет: подолгу простаивает на площади, за клиентов не борется, выбирает…

Л. Гулько: Хотя, казалось бы, должен драться.

А. Кузнецов: Да. Да и жил он рядом, на Шабаловке. Там же избавлялся и от тел, большинство которых было обнаружено в Замоскворечье.

ФОТО 1.jpg
Василий Комаров (Петров). Фото с сайта adsl. kirov.ru

Как Комаров докатился до жизни такой? Сусанна Альфонсовна Укше — талантливая поэтесса, имевшая юридическое образование и в свое время работавшая в Государственном институте по изучению проблем преступности и преступников, написала очень интересную брошюру, которая называется «Убийцы». В своей работе Сусанна Альфонсовна не только классифицирует убийц, но и старается, как это было принято в то время, подчеркнуть, что до такой жизни многих преступников (в том числе и Комарова) в значительной степени довела та обстановка, социальная среда, в которой они родились.

«Тем не менее нам думается, что и социально-экономические причины также сделали свое дело. Отец алкоголик, когда напивался, бил мать. Мать тоже пила. В семье двенадцать человек детей. Несомненная нужда и отсутствие присмотра за детьми. Петрова (Комарова) из-за отсутствия средств не отдают в школу, а двенадцати лет отправляют служить к помещику. Итак, двенадцати лет мальчик, ничему хорошему не научившийся дома, начинает проходить школу жизни. Пятнадцати лет он имеет с работницей первое половое сношение…

Начинается постоянная смена хозяев и профессий, вызываемая отчасти дурными условиями труда, отчасти склонностью к бродяжничеству. Затем отбывал четыре года воинскую повинность. В двадцать восемь лет женился. Семейная жизнь была неудачна: оба супруга пили, и в доме происходили частые скандалы…»

И вот еще на что обращает внимание Укше: когда началась гражданская война, Комаров (Петров) добровольно записался в Красную армию. За плечами у него — четыре года воинской повинности. Человек он зрелый, худо-бедно, но грамоту знающий. Его назначают взводным командиром. И в этом качестве (это и Сусанна Альфонсовна описывает, и сам Комаров показывал на следствии) он принимает участие в некоторых карательных мероприятиях.

Л. Гулько: Дезертиров расстреливал?

А. Кузнецов: Скажем так, он описывал один момент, когда взятого в плен белого офицера приговорили к смерти. То есть война, особенно гражданская, (на это, кстати говоря, обращают внимание многие) обесценила человеческую жизнь до последней крайности.

Что дальше? А дальше, собственно говоря, 1921 год, начало НЭПа — период, когда появляется твердая валюта — советский червонец. Деньги опять начинают очень цениться. И вот тут у Комарова появляется мотив. Какие радости были у него в жизни? Выпить, закусить…

Л. Гулько: То есть он убивал из корыстных побуждений?

А. Кузнецов: Это не вызывает никаких сомнений. Но есть еще одна группа мотивов…

Да, стоит сказать, почему наш герой, собственно, носил двойную фамилию. Вообще-то от рождения он был Петровым. Комаровым стал, согласно первой версии, во время гражданской войны, когда попал в плен к деникинцам. Поскольку он был взводным командиром и его могли расстрелять, то он назвался другой фамилией, с которой, собственно, и продолжил жить дальше при советской власти.

Кроме того, есть соображения, высказанные Михаилом Афанасьевичем Булгаковым, что за сменой фамилии Петров — Комаров стоит какая-то криминальная история. Трудно сказать, но до всех этих убийств в жизни нашего героя был подобный эпизод. Примерно в 1908 или 1909 году он устроился работать на воинский склад то ли охранникам, то ли грузчиком, то ли извозчиком и там попался на полной ерунде: толкнул партию сушеных яблок, армейское продовольствие. Толкнул — и за это получил год тюрьмы. То есть уголовные наклонности у Комарова, безусловно, были развиты, но вот такой патологической фигурой он стал далеко не сразу.

Возвращаясь к вопросу о мотивах. Сам Комаров описывал, что свое первое убийство он совершил в состоянии алкогольного опьянения. Ну, это для него не было редкостью. В таком состоянии он пребывал практически каждый день. Просто во время гражданской войны он пил денатурат, по его собственным утверждениям, а с 1921 года получил возможность пить водку. Так вот, первое убийство Комаров совершил в состоянии раздражения. Все у него так гладко сложилось (убить собутыльника, упаковать его, избавиться от тела), что дальше менять методику он не стал. То есть он сидел на своих козлах на Конной площади и высматривал крестьян при деньгах, прибывших что-либо сторговать. Далее он заводил с мужиком разговор, выяснял, что тот действительно ищет кое-что прикупить, понимал, что у него есть деньги, и дальше предлагал ему свою лошадь. Лошадь, к слову, у него была хорошая. Ну, а далее, как полагается, приглашал крестьянина к себе домой обмыть покупку.

У нас, современных, осторожных и напуганных всем, чем угодно людей, возникает вопрос: почему мужики соглашались и шли к нему домой?

Л. Гулько: Потому что свой.

А. Кузнецов: Это во-первых. Но самое главное, что Комаров явно предлагал очень хорошую цену. Крестьянин же, в свою очередь, понимал, что покупает, скорее всего, краденую лошадь. Поэтому сделка и проходила где-нибудь подальше от посторонних глаз.

Итак, Комаров приводил покупателя домой, наливал себе и ему по православному обычаю. Он, кстати, был человеком верующим. Когда на суде его спросили, он сказал: «Ну, Бога запретили, я теперь не верю. Но, в принципе, в церковь сходить вреда нет. И Евангелие почитаешь — тебе вроде как легче становится».

То есть совершил преступление…

Л. Гулько: …покаялся.

А. Кузнецов: Бог простит… Комаров вообще на суде все время какими-то баечками говорил, балагурил, подхихикивал. Булгаков, кстати, это прямо зафиксировал в своих записках. Это произвело на него совершенно ошеломляющее впечатление.

Ну, а дальше наш герой протягивал мужику некий связанный с лошадью документ (возможно, заготовленную расписку). Тот начинал читать. Комаров же заходил сзади и оглушал его, давал стечь крови, додушивал веревкой, раздевал и увязывал.

Когда милиция под видом рейда против самогонщиков пришла его задерживать, он впустил ее спокойно. Но когда молоденький сотрудник потянул на себя ручку чулана, Комаров выпрыгнул в окно и попытался сбежать. Той же ночью его задержали у знакомой. А все дело было в том, что в чулане находился остывающий труп только что убитого человека.

ФОТО 2.jpg
Василий Комаров (Петров) с супругой. Фото с сайта yap-helper.ru

А вот теперь предлагаю процитировать Булгакова.

Л. Гулько: Да.

А. Кузнецов: «Он, оказывается, рогожи специальные имел, на эти рогожи спускал из трупов кровь (чтобы мешков не марать и саней); когда позволили средства, для этой же цели купил оцинкованное корыто. Убивал аккуратно и необычайно хозяйственно: всегда одним и тем же приемом, одним молотком по темени, без шума и спешки, в тихом разговоре (убитые все и были эти интересовавшиеся лошадьми люди. Он предлагал им на конной свою лошадь и приглашал их для переговоров на квартиру) наедине, без всяких сообщников — услав жену и детей.

Так бьют скотину. Без сожаления, но и без всякой ненависти. Выгоду имел, но не фантастически большую. У покупателя в кармане была приблизительно стоимость лошади. Никаких богатств у него в наволочках не оказалось, но он пил и ел на эти деньги и семью содержал. Имел как бы убойный завод у себя.

Вне этого был обыкновенным плохим человеком, каких миллионы. И жену, и детей бил и пьянствовал, но по праздникам приглашал к себе священников, те служили у него, он их угощал вином. Вообще был богомольный, тяжелого характера человек.

Репортеры, фельетонисты, обыватели щеголяли две недели словом «человек-зверь». Слово унылое, бессодержательное, ничего не объясняющее. И настолько выявлялась эта мясная хозяйственность в убийствах, что для меня лично она сразу убила все эти несуществующие «зверства», и утвердилась у меня другая формула «и не зверь, но и ни в коем случае не человек».

Интересно, но фамилия Комарова вошла и в приблатненный фольклор. Вот, например, текст песни:

«Далеко, за Калужской заставой,
Жил известный бандит Комаров.
Торговал он на Конной конями,
Народ грабил почище воров.
Только конный базар начинался,
Появлялся всегда Комаров.
Он тогда меж прохожих толкался,
Набивался дешевым конем».

Л. Гулько: А Софья, супруга его? Она каким боком оказалась причастна к этому делу?

А. Кузнецов: Она — ситуативная убийца. Софья была женщиной, которую Комаров в свое время совершенно явно выбрал (это был второй его брак) по принципу забитости и безответности. Они познакомились в Риге. По национальности Софья была полькой. С двумя детьми она, совершенно никому не нужная, мыкалась по свету. Комаров ее облагодетельствовал, взял с собой, кормил, попрекал, видимо, этим постоянно (он даже на суде с усмешечкой говорил: «Жена моя любит поесть»), называл «римской католической пани», издевался.

Сначала перед убийствами он ее вместе с детьми отсылал. Потом перестал это делать. Видимо, в какой-то момент она пришла не вовремя. Он еще не успел, что называется, прибраться. И на ее сетования: «Ой, как же быть? Что делать?», Комаров спокойно сказал: «Привыкать». Впоследствии (это, собственно, и стоило ей жизни) Софья выполняла поручения супруга, помогала ему избавляться от тел.

Л. Гулько: Замывала следы.

А. Кузнецов: Да. Поэтому суд приговорил ее к высшей мере наказания — расстрелу.

Статья основана на материале передачи «Не так» радиостанции «Эхо Москвы». Ведущие программы — Алексей Кузнецов и Лев Гулько. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

распечатать Обсудить статью