• 6 Июля 2018
  • 2288
  • Алексей Карлинский

Архитектурный ответ «невидимым убийцам»

Проект Баухауса отчасти был продиктован тяжелыми условиями жизни в городах начала XX века. Болезни, вызываемые «невидимыми убийцами» - микробами - внушали ужас, а простых санитарных мер для борьбы с ними было недостаточно. Они представляли собой антипод установившейся в тот период веры в прогресс и победу разумного во имя движения в будущее. Для борьбы с ними была необходима некая структура мысли, которая бы позволяла не просто бороться с последствиями, но и устанавливать тотальный контроль на уровне самого восприятия пространства. 

Материал подготовлен проектом ПИЛА

Читать

Роль мыслительной основы для установления тотального контроля с успехом взяла на себя архитектура — она давала возможность исключать из поля возможного любое проявление хаоса и тем самым решала поставленную задачу на всех уровнях. Главным местом, где велась работа по решению этой проблемы, стал Баухаус.

Лозунг Гропиуса — «Искусство и Технологии — новое единство» — ярко проиллюстрировал тот способ понимания архитектуры, который был принят в Баухаусе. Архитектура выступала предельным выражением прогрессистских и техноцентрисстских настроений того времени — универсальным рационализирующим началом, обладавшим правом регулировать все сферы жизни. Некоторые кураторы отмечали, что такой подход привел к конфликту в самом Баухаусе в связи с установлением «архитектурного диктата», в соответствии с которым «любое искусство лишалось возможности к развитию без связи с архитектурой».

п00.png

Но если в случае с Баухаусом архитектура была призвана искоренять любой хаос, становясь регулирующим принципом для жизни, то в работах Курта Швиттерса отношения с внешним миром у нее скалывались совершенно иначе.

О нем достаточно знать лишь то, что дадаисты долгое время не принимали его в свои круги, поскольку его взгляды казались им слишком радикальными. Используя принцип коллажирования, со временем Швиттерс разработал аутентичное понятие «Мерц» (вырванный фрагмент словосочетания «Kommerz Privatbank»), которое распространяло этот принцип на все сферы искусства и жизни, стирая между ними границы.

Самым масштабным проявлением «Мерца» стало «Мерцбау» («Мерц-строение»), которое Курт начал создавать 1923 году в доме своих родителей. Изначально произведение представляло собой скульптурную композицию из крашеных досок, которая обладала сложной пространственной ритмической структурой и основывалась на сочетании объемов и плоскостей. Каждый следующий объем выстраивался вокруг определенного предмета, принадлежавшего близкому Швиттерсу человеку или напоминающего об определенном событии его жизни. Так, по воспоминаниям Ханса Рихтера, «в зависимости от движения души Швиттерса… колонна росла».

п1.jpg

Колонна действительно росла. Она доросла до потолка комнаты самого Швиттерса, потом разрослась по стенам, заняв весь объем. Когда первое помещение было заполнено, скульптура принялась осваивать сперва первый этаж, а исчерпав его, проросла на следующий. С течением времени она постепенно занимала комнату за комнатой, выселяя жильцов одного за одним. Последним пал жилец третьего этажа, снимавший там комнату, но и тот не выдержал «Мерц-натиска» и съехал.

Швиттерс мыслил «Мерцбау» как конструкцию в процессе становления. Он писал: «Мерцбау растет примерно так же, как большой город. Когда строится новое здание, жилищное управление следит за тем, чтобы оно не испортило облик города. Так и я, находя что-то более или менее подходящее,… подбираю это, приношу домой, прикрепляю там и раскрашиваю, стараясь всегда держать в уме общий ритм сооружения. А потом приходит день, когда я понимаю, что у меня на руках труп — останки художественного движения, которое уже в прошлом. И я предаю эти останки покою, частично или полностью закрываю их чем-то другим и тем самым перевожу в низшую категорию. По мере роста сооружения в нем появляются долины, впадины, пещеры, живущие своей жизнью внутри общей структуры. Сталкивающиеся поверхности порождают формы, которые нарастают во всех направлениях».

п2.jpg

Материалом для «Мерцбау» Швиттерса служила сама жизнь. Оно вбирало все и ничего не упускало: все, что однажды туда, как и в жизни, «захоранивалось», продолжало питать следующие изменения.

Несмотря на то, что все версии «Мерцбау» были уничтожены, в настоящее время искусствоведам удалось по одной лишь фотографии реконструировать три из них. Сегодня одна находится в музее Шпренгеля в Ганновере, вторая — в музее Ромсдаль в Мольде в Норвегии, и третья (Мерцбарн) частично восстановлена в изначальном месте — в Камбрии на северо-западе Англии.


Автор — архитектор, фотограф Алексей Карлинский

Источник: по материалам проекта ПИЛА

распечатать Обсудить статью