• 4 Марта 2018
  • 18137
  • Павел Жуков

Советский ответ доктору Моро

В знаменитом романе Герберта Уэллса «Остров доктора Моро», главный герой превратил остров в Тихом океане в заповедник. Здесь обитали животные, ставшие жертвами вивисекции. Советский ученый Илья Иванов, в отличие от литературного персонажа, пошел иным путем. Являясь специалистом в области искусственного осеменения и межвидовой гибридизации, он проводил опыты по скрещиванию людей и обезьян. В СССР эту затею поддерживали, поскольку гибрид мог иметь «важное научное значение».

Читать

Во имя науки

Илья Иванович Иванов родился в 1870 году в селе Щигры, что в Курской губернии. После окончания сумской классической гимназии он стал студентом естественно-исторического факультета Московского университета. Правда, вскоре перевелся на такой же факультет высшего учебного заведения в Харькове. После его окончания, Илья Иванович стажировался в биологических лабораториях не только Российской империи, а еще и заграницей. Например, в Женеве. После — занялся практикой. Его научные работы были посвящены изучению биологии размножения сельскохозяйственных животных, а также разработке нового метода искусственного осеменения. Некоторые современники Ильи Ивановича считали его сумасшедшим, одержимым идеей выведения мутантов. Дело в том, что он стал одним из первых ученых, которому удалось получить гибриды от мышей и крыс, зебры и осла, домашней коровы и зубра, и других. Также усовершенствованный им метод искусственного осеменения позволил одному элитному жеребцу-производителю оплодотворять до пятисот кобыл. Естественно, представители ведущих конных заводов были частыми гостями на станции Иванова.

Илья Иванович Иванов.jpg
Илья Иванович Иванов

Но это было лишь «тренировкой». Илья Иванович набирался опыта для самого главного эксперимента своей жизни — созданию гибрида человека и обезьяны. Об этом он рассказал в 1910 году во время Всемирного конгресса зоологов в австрийском Граце. Но лишь в 1924 году он начал претворять свою мечту в жизнь.

Первые опыты

В то время Иванов работал в Институте Пастера. От дирекции он сумел получить разрешение на проведение опытов в Киндии, что во Французской Гвинеи. Более того, поддержал ученого и Советский Союз. На сторону Иванова встал Николай Петрович Горбунов, управляющий делами СНК. Он был уверен, что удачный эксперимент будет иметь «важное научное значение» и положительно скажется на престиже Советского Союза. В 1925 году Горбунов выбил для ученого десять тысяч американских долларов от Академии наук. Эти средства были направлены на оплату путешествия в Африку. И уже в марте следующего года Илья Иванович прибыл на станцию в Киндии. Но неожиданно выяснилось, что все шимпанзе, которые здесь обитали, были еще молодыми, не достигшими половой зрелости. Поэтому спустя месяц Иванов вернулся во Францию. Но от своей идеи он, конечно, не отказался. Вскоре фанатичному ученому удалось получить разрешение от губернатора Гвинеи на посещение ботанических садов Конакри.

Любопытно вот еще что: Илья Иванович неоднократно заявлял, что некоторые европейские ученые давно хотели провести подобный эксперимент, но боялись «из-за неприемлемости опытов с точки зрения общепринятой морали и религии». Сам же Иванов был от всех этих «якорей» свободен. А в качестве примера он приводил голландца Бернелота Мунса, который утверждал, что опыты по осеменению горилл и шимпанзе спермой человека могут оказаться вполне удачными. Также Мунс был уверен, что лучше всего брать материал чернокожих людей (голландец считал их представителями «низшей» расы), мол, их проще скрестить с обезьяной. Ученый даже пытался собрать деньги на экспедицию во Французское Конго, но затея провалилась.

2.jpg

В Конакри Иванов прибыл со своим сыном — Ильей. Вот так документалист Олег Шишкин описывал процесс ловли подходящих для экспериментов обезьян: «Методы ловли шимпанзе отличались откровенной грубостью. Ночью население охотничьего поселка выслеживало обезьянье стадо. Затем, вооружившись вилами и граблями, аборигены загоняли шимпанзе на одиноко стоящее дерево и вокруг разводили костер. После того как шимпанзе, не видя иного выхода, бросался вниз, к нему подбегали африканцы и с помощью дубинок наносили серьезные удары. Оглушенное и искалеченное животное не могло сопротивляться охотникам, привязывавшим его конечности к двум жердям. Эти жерди несли на плечах четыре африканца».

Ученый подверг искусственному оплодотворению трех самок шимпанзе. Но эксперимент не удался. Ни одна из обезьян не забеременела. Тогда Иванов решил, что нужно поступить наоборот — провести искусственное осеменение человеческих женщин. Но эту затею другие ученые не поняли и не поддержали. Вот что вспоминал Илья Иванович: «Кругом, кроме явного замешательства и даже хулиганского отношения, редко видишь хотя бы терпимое отношение к моим необычным исканиям. Однако я не сдаюсь и, наплевав на выходки наших «старцев» и их подхалимов, продолжаю добиваться возможности начатые опыты довести до более солидного числа и получить ответ на поставленные вопросы. Веду переговоры и надеюсь получить поддержку там, где, если нет академического колпака на голове, есть здравый смысл и отсутствие профессиональной нетерпимости».

3.jpg

Любопытно, в отличие от ученых мужей, несколько женщин ответили согласием на призыв Иванова поучаствовать в эксперименте. Вот письмо жительницы Ленинграда: «Осмелюсь обратиться к Вам с предложением. Из газет я узнала, что Вы предпринимали опыты искусственного оплодотворения обезьян человеческой спермой, но опыты не удались. Эта проблема давно интересовала меня. Моя просьба: возьмите меня в качестве эксперимента. Умоляю Вас, не откажите мне. Я с радостью подчинюсь всем требованиям, связанным с опытом. Я уверена в возможности оплодотворения. В крайнем случае, если Вы откажете, то прошу написать мне адрес какого-либо из иностранных ученых-зоологов».

Занавес…

Но провести эксперимент Иванову не удалось. В 1930 году он стал жертвой политической чистки, которая затронула многих чиновников и ученых. Пострадал и союзник биолога Горбунов. И уже в декабре того же года Илью Ивановича арестовали. Вскоре его приговорили к пяти годам ссылки в Алма-Ату. Правда, Иванов сохранил должность профессора и все свои регалии. Поэтому ссылка представляла собой преподавательскую деятельность в местном ветеринарно-зоотехническом институте. Вот только вернуться оттуда он не сумел. Ученого скосил инсульт, из-за которого Иванов и умер 20 марта 1932 года.

Александр Старчаков посвятил свою повесть «Карьера Артура Кристи» опытам Иванова. А композитор Дмитрий Шостакович на ее основе создал оперу «Оранго». Правда, она осталась незавершенной. Теме не менее, в конце 2011 года состоялась ее мировая премьера в Концертном зале имени Уолта Диснея, что в Лос-Анджелесе.

распечатать Обсудить статью