• 3 Марта 2018
  • 9528
  • Документ

«Распарили и съели резиновую калошу, забытую американцем»

Евгений Замятин эмигрировал из СССР в 1931 году – он успел стать свидетелем Гражданской войны и других катаклизмов начала советской власти. Автор антиутопии «Мы» фиксировал происходящее в своих блокнотах. Особенно ошеломляют заметки о голоде в Поволжье 1921 – 1922 годов, когда бегство людей из голодных губерний писатель сравнивал с Исходом евреев из Египта.

Читать

Голод на Волге

В одной волости — ели лепешки из конского навоза. В другом селе — распарили и съели резиновую калошу, забытую американцем.

Только что павшую лошадь — еще теплую — ели сырьем.

Прошлогодние листья — деликатес…

Вокруг стоит голая, черная роща: всю кору содрали и съели.

Представленные списки американцы могли удовлетворить на 30%: значит, 70% - осуждены…

Приносили в контору руки и головы съеденных людоедами…

На носилках — в столовую притаскивали больных тифом…

Голодный зеленый блеск глаз. Взрослые умирают: кормят в первую очередь детей.

Голод.

Каша из ольховой коры.

Лошади могли везти только по 5 пудов.

Могилы кругом города — где попало…

… Она заболела тифом. Дочь, девочка. Она сказала, взглянув на дочь, — сказала себе:

- Я не имею права умирать, — собрала все силы…

Голодные двинулись, ордами. Исход из Египта… Слухи о «хлебных» Туркестане и Ташкенте — туда. Кордоны.

Везут хлеб, добыли. Осмотр на станции, хотят отобрать мешки. Вой на платформе. Легли на рельсы бабы — и она, тоже везшая мешок муки для детей — легла…

Засуха. Земля трескается — трещины в аршин глубиной.

Пожары, поджоги. Очереди за водой.

Новые нищие.

Сбор продналога

Мужики озлоблены (разверсткой). Сход — для увещания. Осень. Лампочка. Около лампочки сидит посланный из Питера для сбора. И вот если лампочку потушат — конец: убьют в темноте. Сидит около лампочки с револьвером, весь — пружина, не спускает глаз…

На митинге по выборам в Учредительное собрание

Большевики идут под No 5. На списке выставлено 4 каких-то агитационных пункта: «Эсэры то-то — мы то-то…» Чуйка агитирует против No 5.

- Да ты гляди, какой No, список? Ну? Пятый? То-то и оно. А пунктов у них — сколько? Четыре? Ага! A пятый где — съели? То-то и оно!

Слушатель:

- И верно!

То же на митинге — о разделе земли.

Оратор — о «национализации», «муниципализации», «латифундиях». Мужики слушают, глядят под ноги, переминаются. И вдруг:

- Ну вот арбуз, например: он круглый — и земля круглая. Верно? И ежели арбуз надо ломтями всем порезать — так землю-то как же иначе?

Приняли резолюцию.

Спиртовая история

Доктор выписал 25 ведер спирту, по ордеру военкома: «Для удовлетворения потребности пулеметов и для чистки машинок». Везли с 12 конвойными, погрузили к доктору на ледник, поставили часового. И зажил доктор роскошно: лучший из реквизированных фаэтонов, лошадь. Потому что Подк. и другие к нему постоянно <приходили> с ордерами — на бутылку, на две. А доктор доливал водой. Пока не кончился спирт. Тогда устроили у доктора обыск, отобрали вещи. Затем письмо от начальника политотдела — явиться немедленно к нему на квартиру. Явился. Там — трое…

- В преферанс играете?

- Играю.

- Садитесь.

Сел. Закуска, чай — на отобранной у него скатерти, варенье — его, ложки — его… На третий день выиграл и с собою домой унес сестрины платки и еще кой-что…

распечатать Обсудить статью