• 31 Января 2018
  • 18893
  • Мария Молчанова

Еврейский вопрос в Российской империи XIX века

После разделов Речи Посполитой в конце XVIII века в состав Российской империи вошли территории, на которых в течение нескольких веков проживали евреи. Согласно переписи населения 1897 года, еврейская община насчитывала 5 с лишним миллионов человек, живших в пределах учрежденной Екатериной II черты оседлости. Именно это территориальное ограничение проживания еврейского населения предопределило их дальнейшее компактное расселение в штетлах или местечках. Предложенная деятелями прусской Хаскалы (просветительского движения) идея необходимой европеизации евреев и интеграции их в общественные структуры («немцы Моисеева закона») привела к формированию основ национальной идентичности и проектам создания независимого еврейского государства.

Читать

Присоединив Польшу, Российская империя стала страной с самой высокой численностью еврейского населения: к концу XIX века тут проживало более половины (56%) всех иудеев мира. На протяжении предыдущего столетия евреи хаотично населяли европейские страны, причем правительства старались не вмешиваться в их внутреннюю жизнь. Потому такие еврейские общины становились своеобразными миниатюрными государствами, которые порой немало страдали от притеснений и социальных несправедливостей.

Движение за национальную идентичность и равноправие сформировал в Пруссии в середине XVIII века философ Моисей Мендельсон, выдвинувший идеологию «все права как гражданам, никаких особых прав как евреям». Этот лозунг подхватили немецкие просветители, в том числе драматург и теоретик Лессинг, — так зародилось движение за права еврейства, Хаскала, влияние которого впоследствии привело к значительному расширению гражданских свобод европейских иудеев.

Иллюстрация 1.jpg

Значительно расширив территорию своей империи, Александр I вынужден был столкнуться и с решением еврейского вопроса, однако, до конкретных действий дело не дошло, погрязнув в конфликтах как внутри самой еврейской общины, так и связанных с сопротивлением чиновничества и высших сановников. Следующий император, Николай I, был настроен более решительно и даже предлагал проект переселения всех евреев в Сибирь, который, впрочем, получил резкую отповедь двух виднейших министров 1830−40-х годов, Павла Дмитриевича Киселева (автора реформы государственной деревни) и Сергея Семеновича Уварова (создателя «теории официальной народности»). С другой стороны, все-таки опасаясь возможных репрессий, часть евреев воспользовалась лазейкой в российском законодательстве о том, что национальная принадлежность устанавливалась в соответствии с вероисповеданием, а значит, приняв христианство, еврей освобождался от всех правовых и гражданских ограничений и становился дееспособным подданным империи. Так появились «выкресты» — евреи, отказавшиеся от веры предков, перейдя в православие или лютеранство.

Иллюстрация 2.jpg

Царь-реформатор Александр II склонялся к идее либерализации юридических норм по отношению к еврейскому населению. Так, в 1859 году была ликвидирована черта оседлости (граница, дальше которой евреям запрещено было селиться) для наиболее зажиточных представителей — купцов 1-ой гильдии и иностранцев.

В 1861 году евреи получают право устраиваться на государственные должности, а богатейший город Киев становится центром еврейской торговли. Решение еврейского вопроса осуществляется поступательно: в 1865 году все ремесленники-евреи и их семьи могут переселяться за черту оседлости, а в 1867 году такие привилегии получают и все, отслужившие в армии. Однако, император так и не решился на самую ожидаемую меру — полную отмену черты оседлости.

Иллюстрация 3.jpg

После восшествия на престол новый император Александр III существенно ограничивает все привилегии, дарованные предыдущим правителем. Обязательным условием стало проживание в рамках черты оседлости без права владения землей, в изолированных поселениях — штетлах или местечках. Вводилась жесткая квота на обучение в высших учебных заведениях и гимназиях империи — 10% в пределах черты оседлости, 5% - на всей остальной территории страны, за исключением Санкт-Петербурга и Москвы, где квота устанавливалась в мизерные 3%. На фоне принятого в том же году печально известного циркуляра «о кухаркиных детях» (ограничивающего возможность получения образования для «неблагородных» слоев населения и детей разночинцев), консервативные настроения в русском обществе усиливались, порождая массу актов сопротивления и бурного недовольства в среде интеллигенции.

Лишившись возможности получения высшего образования на родине, дети многих зажиточных евреев уезжали в европейские университеты, возвращаясь потом в Россию в статусе широко образованных специалистов, решительно настроенных на достижение равноправия и гражданских свобод для своих соотечественников. Возможно, это обстоятельство может частично объяснить, почему многие талантливые еврейские юноши сильно радикализировались и стали принимать активное участие в деятельности разнообразных революционных групп и кружков. В ответ на это правительство принимает еще ряд ограничений для еврейского населения: прекращается выдача лицензий на занятие адвокатской практикой, евреям запрещается участвовать в земских выборах. Безусловно, все обязанности по отношению к государству (сбор податей и налогов) сохранялись в полной мере. Ряд наиболее либеральных сановников во главе с членом Государственного совета графом Константином Ивановичем Паленом представляют императору в 1888 году доклад, в котором настойчиво рекомендуют наделить 5 миллионов евреев всей полнотой гражданских прав во избежание радикализации их настроения. Однако, Александр III не внял советам своих приближенных и проигнорировал изложенные в докладе рекомендации.

Иллюстрация 4.jpg

На этом реакционном и негативном фоне в среде еврейства начинают формироваться общественно-политические организации, в частности, «Всеобщий еврейский рабочий союз» (Бунд), насчитывающий в своих членах многих евреев-ремесленников западных губерний империи. Идеологической основой зарождающегося национального движения стал распространившийся из Австро-Венгрии «сионизм», проповедующий идеи создания на территории Палестины независимого еврейского государства, причем многие еврейские интеллектуалы склонялись к социалистической базе построения будущего Израиля. После создания в 1899 году организации по защите прав еврейских рабочих «Поалей-Цион» («Трудящиеся Сиона»), она вступила в открытую конфронтацию с более консервативным «Бундом», тем самым вызвав раскол в еврейском движении. Это противостояние закончилось поражением радикальных идей о построении социалистического общества в пользу борьбы за безопасность еврейского населения и права исповедовать свою религию.

Важным этапом, значительно усилившим революционные настроения в рядах русского еврейства, стала серия еврейских погромов (наиболее трагичный из них — в Кишиневе в 1903 году), вызвавшая широчайший общественный резонанс. Дальнейших путей в окончательном решении еврейского вопроса виделось два: либо использование самых жестоких методов для отвоевания своих прав, в том числе и террористических, либо активное участие в деятельности появившегося сословно-представительного органа — в Государственной Думе.

Иллюстрация 5.jpeg

Лидером еврейских интеллигентов в либеральных слоях политической элиты был Максим (Мордехай) Моисеевич Винавер — талантливый адвокат и публичный оратор. Став членом I Государственной Думы от партии кадетов, он стал выступать за повсеместное просвещение евреев, собирая под эгидой «Еврейского историко-этнографического общества» разнообразные материалы о традициях и быте русского еврейства. Между прочим, именно благодаря пожертвованиям Винавера, молодой гений Марк Шагал получил стипендию на обучение в Париже, что стало толчком в его карьере живописца. До 1919 года Винавер участвовал в деятельности белого движения, работая на посту министра иностранных дел Крымского правительства. Однако, разочаровавшись, эмигрировал в Париж, где издавал популярную газету «Последние новости», старавшуюся опровергнуть бытовавшее тогда мнение о массовой поддержке евреями большевистского правительства. Позднее юрист и активный деятель еврейского движения начала XX века Генрих Слиозберг напишет: «Я с детства привык сознавать себя прежде всего евреем, но уже с самого начала моей сознательной жизни я чувствовал себя и сыном России… Быть хорошим евреем не значит быть хорошим русским гражданином».

распечатать Обсудить статью