• 13 Декабря 2017
  • 25525
  • Мария Молчанова

Евпатий Коловрат и начало монголо-татарского ига

Легенда об одном из наиболее популяризированных героев древнерусской истории содержится в списках «Повести о разорении Рязани Батыем», посвященной событиям начинающегося монголо-татарского нашествия. Стремительное вторжение неприятеля на территории раздробленных русских княжеств воспринималось современниками как конец света, как «великая конечная погибель». Древняя летопись представляет собой уникальный образец трактовки исторического материала в соответствии с определенной этической и идеологической позицией. Действия рязанских князей подчинены идеальному представлению автора о том, как необходимо сражаться за Русь: «русское понятие о храбрости — это удаль, храбрость, умноженная на простор для выявления этой храбрости. Нельзя быть удалым, храбро отсиживаясь в укрепленном месте». Монголо-татары стали победителями не потому, что есть побежденные, а потому, что их противников не осталось в живых. Так создается мрачная картина апокалипсиса с ее ключевым образом — «единой смертной чаши», испить из которой предстоит всем без исключения.

Читать

Говоря о личности легендарного рязанского героя, нельзя не вспомнить и других не менее значимых персонажей древнерусской «Повести о разорении Рязани Батыем», героические образы которых легли в основу канонической модели поведения настоящего патриота своего отечества. Эти бесстрашные князья и отважные богатыри не уповают на тяжесть своего положения и несправедливость всеобщего миропорядка, они не выражают публично своего личного горя, отправляясь на верную гибель.

Так, молодой князь — Федор Юрьевич, по приказу своего отца Юрия Ингваревича, отправляется в стан «безбожного, лживого и немилосердного» царя Батыя, чтобы попытаться остановить кровопролитие и подписать мирный договор. Однако переговоры заканчиваются трагично: Батый «распалился в похоти своей и сказал князю Федору Юрьевичу: «Дай мне, княже, изведать красоту жены твоей». На что православный князь парирует врагу-иноверцу: «Не годится нам, христианам, водить к тебе, нечестивому царю, жен своих на блуд. Когда нас одолеешь, тогда и женами нашими владеть будешь…». Подобно первым русским святым Борису и Глебу, юный князь Федор Юрьевич принимает мученическую смерть за свои убеждения, которые он не может предать.

Иллюстрация 1.jpg

В сражении за Рязань отличился и другой князь — Олег Ингваревич, которого захватили в плен «безбожные татары» «столь красивого и храброго, изнемогающего от тяжких ран». На этот раз проверку проходит серьезность религиозных убеждений героя: монголо-татары пытаются склонить его принять их веру, но «князь Олег Инваревич укорил царя Батыя и назвал его безбожным и врагом христианства. Окаянный же Батый дохнул огнем от мерзкого сердца своего и тотчас повелел Олега ножами рассечь на части». Однако судьба решила спасти героя от верной гибели: Олег был «пощажен ради редкой его красоты» и отпущен на рязанское княжение после 14 лет проведенных в плену лишь в 1252 году. Через шесть лет, чувствуя приближение кончины, блаженный Олег, как и подобает каноническому русскому подвижнику, принял торжественную клятву — схиму — под именем Космы.

Иллюстрация 2.jpg

Образ Евпатия Коловрата, по сути, воплощает собой традиционную фигуру русского богатыря, защитника отечества, отважного воина, обладающего сверхъестественными способностями. Преданности и силе одного из наиболее знатных рязанских бояр удивился и сам Батый, увидевший мертвое тело Евпатия после неравной битвы: «О Коловрат Евпатий! Хорошо ты меня попотчевал с малою своею дружиною, и многих богатырей сильной орды моей побил, и много полков разбил. Если бы такой вот служил у меня, — держал бы его у самого сердца своего».

После вторжения монголо-татар в Рязанское княжество и дальнейшего его разорения, Евпатий Коловрат — рязанский воевода, будучи в Чернигове с одним из местных князей Ингваром Ингваревичем узнает о страшных событиях, донесенных ему послами, и тут же устремляется в Рязань. Собрав в уже разоренной Рязани около 1700 воинов (численность согласно «Повести»), Евпатий решается догнать войско Батыево. Настигнув его в Суздальских землях, молниеносно бьет ничего не ожидавшего врага. Батый в отместку посылает против Евпатия войско во главе с богатырем Хостоврулом, сыном своего шурина. И на сей раз войско монголо-татар одержало верх, однако с большими потерями и только после применения тяжелых осадных орудий. В ходе сражения пал на поле битвы и Хостоврул, сраженный в очном поединке с Евпатием Коловратом. Хан Батый похвалил сраженного врага и приказал отпустить оставшихся в живых русских воинов. После этого дружинники доставили тело Коловрата в Рязань, где его захоронили со всеми почестями в январе 1238 года.

Иллюстрация 3.jpg

Со временем Евпатию Коловрату были приписаны другие фантастические подвиги, снискавшие ему славу русского богатыря, образ которого оброс новыми несуществующими деталями. Кстати, Коловрат вовсе не фамилия, как многие думают, — по отцу он был Львовичем. В то время на Руси еще не было фамилий как таковых, а были вторые имена или прозвища. Коловрат означает нечто обращающееся или поворачивающееся, что вполне соответствует воинственному образу носителя прозвища.

Некоторые ученые полагают, что наименование «Коловрат» происходит от древнеславянского символа света, локальной формы свастики, однако научно это не подтверждено. Битва в Суздальских землях в монгольских источниках никак не упоминается — для них это сражение было рядовым конфликтом, тогда как в древнерусских летописях и авторских версиях отечественной истории преподносится не иначе как момент гибели русской государственности. Подчинив себе северные русские княжества, хан Батый в короткие сроки и с минимальными потерями завоевал центральные русские земли, — с этого момента началась другая история нашей страны.

распечатать Обсудить статью