• 22 Ноября 2017
  • 12043
  • Елена Бухтеева

«Никто не произвольничал так, как он»

Ровно 111 лет назад в Российской империи началась аграрная реформа Петра Столыпина. Ее целью стало создание широкой прослойки богатых крестьян-собственников. «Правительство желает поднять крестьянское землевладение, оно желает видеть крестьянина богатым, достаточным, так как где достаток, там, конечно, и просвещение, там и настоящая свобода. Но для этого необходимо дать возможность способному, трудолюбивому крестьянину освободиться от тех тисков, в которых он в настоящее время находится», — заявил на одном из выступлений в Госдуме чиновник.

Читать

Оценки аграрной реформы разнились от «величайшего зла» до «благодетельной хирургической операции»:

Владимир Гурко, публицист, член Русского Собрания:

«Не только бюрократия, но и общественность проявляли какую-то странную робость. Число лиц, сознававших и, главное, признававших все отрицательные стороны общинного землевладения, было более чем значительно, но число решившихся высказаться за энергичные меры, направленные к разрушению общины, было совершенно ничтожно… Земельная община представлялась каким-то фетишем, и притом настолько свойственной русскому народному духу формой землепользования, что о её упразднении едва ли даже можно мечтать»

Лев Толстой:

«Думали в России успокоить взволновавшееся население, и ждущее и желающее только одного: уничтожения права земельной собственности (столь же возмутительного в наше время, как полстолетия тому назад было право крепостное), успокоить население тем, чтобы, уничтожив общину, образовать мелкую земельную собственность. Ошибка была огромная. Вместо того, чтобы, воспользовавшись еще жившим в народе сознанием незаконности права личной земельной собственности, сознанием, сходящимся с учением об отношении человека к земле самых передовых людей мира, вместе того, чтобы выставить этот принцип перед народом, Вы думали успокоить его тем, чтобы завлечь его в самое низменное, старое, отжившее понимание отношения человека к земле, которое существует в Европе, к великому сожалению всех мыслящих людей в этой Европе».

Сергей Витте, первый председатель Совета министров:

«Никто столько не казнил и самым безобразным образом, как он, Столыпин, никто не произвольничал так, как он, никто не оплевал так закон, как он, никто не уничтожал так, хоть видимость правосудия, как он, Столыпин, и все, сопровождая либеральными речами и жестами»

Фото1.jpg

Владимир Ленин:

«Столыпин — министр такой эпохи, когда крепостники-помещики изо всех сил, самым ускоренным темпом повели по отношению к крестьянскому аграрному быту буржуазную политику, распростившись со всеми романтическими иллюзиями и надеждами на «патриархальность» мужичка, ища себе союзников из новых, буржуазных элементов России вообще и деревенской России в частности. Столыпин пытался в старые мехи влить новое вино, старое самодержавие переделать в буржуазную монархию, и крах столыпинской политики есть крах царизма на этом последнем, последнем мыслимом для царизма пути… Помещичья монархия Николая II после революции пыталась опираться на контрреволюционное настроение буржуазии и на буржуазную аграрную политику, проводимую теми же помещиками; крах этих попыток, несомненный теперь даже для кадетов, даже для октябристов, есть крах последней возможной для царизма политики».

Из выступления участника Всероссийского сельскохозяйственного съезда 1913 года:

«Землеустроительный закон выдвинут во имя агрономического прогресса, а на каждом шагу парализуются усилия, направленные к его достижению»

Александр Кривошеин, министр земледелия в правительстве П. А. Столыпина:

«Переход к хуторам и отрубам — задача нескольких поколений»

«Переход земли в собственность обрабатывающих ее хозяев и раздробление крупных имений на мелкие участки предрешают изменение прежнего строя земского самоуправления. К трудной и ответственной работе по восстановлению разрушенной земской жизни необходимо привлечь новый многочисленный класс мелких земельных собственников, из числа трудящихся на земле населения. Кому земля, тому и распоряжение земским делом, на том и ответ за это дело и за порядок его ведения. Только на этом начале построенное земское самоуправление я считаю в настоящее время прочною опорою дальнейшего государственного строительства»

Фото2.jpeg

Экономист Петр Струве:

«Как бы ни относиться к аграрной политике Столыпина — можно ее принимать как величайшее зло, можно ее благословлять как благодетельную хирургическую операцию, — этой политикой он совершил огромный сдвиг в русской жизни. И — сдвиг поистине революционный и по существу, и формально. Ибо не может быть никакого сомнения, что с аграрной реформой, ликвидировавшей общину, по значению в экономическом развитии России в один ряд могут быть поставлены лишь освобождение крестьян и проведение железных дорог»

Фото3.jpg

Журнал «Хутор», #8 за 1906 год:

«Высочайшим Указом от 4 марта сего года учреждены губернские и уездные землеустроительные комиссии… Ближайшая задача землеустроительных комиссий состоит в том, чтобы в возможно короткий срок удовлетворить не терпящие отлагательства земельные нужды крестьян… Особенно вредным недостатком крестьянского землепользования следует признать длинноземелье, то есть отдаленность полевых угодий от усадебной оседлости, затрудняющую удобрение и обработку дальних полос, вследствие непроизводительной затраты времени на проезд к ним. Другим, препятствующим правильному ведению хозяйства, недостатком является дробная чрезполосность между участками. В целях устранения недостатков крестьянского землепользования, землеустроительным комиссиям надлежит озаботится содействием расселению больших селений, сведением земли к одним местам в участки хуторского типа…»

Лев Троцкий:

«Столыпин пустил на слом крестьянскую общину, чтобы расширить арену капиталистических сил»

распечатать Обсудить статью