• 24 Сентября 2017
  • 12664
  • Павел Жуков

Спецоперация в Бейруте: блеф на грани фола

В кино сцены освобождения заложников обычно показывают в виде шоу. Приезжают суровые ребята в масках и с автоматами. Через мгновение они врываются в помещение и мастерски ликвидируют террористов. И все, заложники на свободе. В реальности подобные спецоперации чаще всего выглядят иначе. Это нудная и затяжная работа профессионалов с захватчиками, больше напоминающая игру в кошки-мышки.

Осиное гнездо

В середине 80-х годов прошлого столетия Ливан представлял из себя, если можно так выразиться, филиал ада на земле. На протяжении длительного времени там шла упорная гражданская война, сдобренная иностранным вмешательством и распрями на религиозной основе. Страну разрывали на куски палестинцы, многочисленные террористические организации разных калибров, христиане-марониты, шиитские движения «Хезболлах» и «Амаль», друзы, а также другие вооруженные до зубов отряды. Все они контролировали определенные части Ливана и постоянно воевали друг с другом. А с 1984 года у террористических группировок стало модным похищать иностранцев.

Какое-то время СССР ловко управлялся с разношерстными организациями Ливана и имел у них авторитет. Но все перечеркнул инцидент, произошедший в конце сентября 1985 года. Тогда возле советского посольства были похищены 4 человека: сотрудник консульства Аркадий Катков, врач Николай Свирский, а также два офицера КГБ — Олег Спирин и Валерий Мыриков. Их захват прошел по классическому сценарию с подрезанием машин и автоматными очередями. При захвате пострадал лишь один советский гражданин — Аркадий Катков. Его ранили в ногу при попытке бегства.

Юрий Перфильев.jpg
Юрий Перфильев

При этом сначала в КГБ посчитали, что произошел банальный грабеж. Но нет. Вскоре стало понятно, террористы осмелились на захват. Ответственность за произошедшее взяла на себя никому тогда неизвестная исламская организация «Силы Халеда Бен эль-Валида». В своем послании террористы называли русских «врагами ислама», а также «друзьями сирийцев». Смысл сводился к тому, что с согласия СССР Сирия начала истреблять истинных мусульман на севере Ливана, в Триполи. Поэтому террористы выставили СССР ультиматум: Москва должна повлиять на Дамаск и остановить карательные операции. Иначе заложники погибнут. Ну и в виде «бонуса» они требовали полной эвакуации советского посольства из Ливана. В противном случае террористы пообещали своими силами его уничтожить.

Если друг оказался вдруг…

Вскоре сотрудники КГБ установили, что за спинами террористов находятся палестинцы — друзья СССР. Именно они совместно с проиранской шиитской группировкой «Хезболлах» и провернули захват заложников. Но самым неприятным было то, что за всем этим находился Ясир Арафат. А спланировал операцию и руководил ею его личный охранник — Имад Мугние, которого называли Гиеной. Кстати, принял участие в захвате и еще один телохранитель Арафата — Хадж.

Ясир Арафат в сложившейся ситуации вел себя как истинный представитель Востока. Он блефовал и постоянно пытался провести советские спецслужбы. Так, например, однажды палестинский лидер заявил, что лично договорился с террористами об освобождении заложников. И для этого он не поскупился отдать им сто тысяч американских долларов. Затем эта цифра была раздута до уж совсем неприличных 15 миллионов. Было понятно, что он никому не платил, но «сверху» приказали Арафату подыграть. Мол, друг все-таки…

Ясир Арафат.jpg
Ясир Арафат

Через несколько дней после инцидента, террористы расстреляли раненого Аркадия Каткова. У него началась гангрена, и лечить его никто не собирался. В этом поступке есть, конечно, логика. Имад-Мугние-Гиена не мог его освободить. Ведь в таком случае он показал бы свою слабость.

Стало понятно, что террористы будут гнуть свою линию до конца. На помощь советским чекистам пришли друзы. Совместными усилиями к террористам был применен метод силового прессинга. Друзы помогли решить проблему с возможным штурмом советского посольства. Они направили к нему несколько танков, солдат и в кратчайшие сроки соорудили блокпосты с огневыми позициями. Террористы все поняли, поэтому о штурме больше не упоминали.

Город Кум - святыня шиитов.jpg
Ясир Арафат

Есть версия, что поучаствовала в спецоперации по освобождению заложников и оперативно-боевая группа подразделения «Вымпел». Об этом говорил полковник запаса ФСБ России Алексей Большов. А вот полковник Службы внешней разведки в отставке Юрий Перфильев, тогдашний резидент советской разведки в Ливане, утверждает, что освобождение прошло без участия «Вымпела». Но, по большому счету, это особой роли не играет. Поскольку, спустя некоторое время после захвата, один за другим в Бейруте начали гибнуть лидеры террористической организации. А тот же Имад-Мугние получил письменный ультиматум, в котором ему самому предлагалась выбрать следующую жертву. Бандиты пришли к выводу, что советским чекистам все известно и ни, таким образом, начали мстить. Кто все это провернул — так и неизвестно. То ли друзы, то ли все-таки «Вымпел», то ли какая-то сила…

Вскоре военная контрразведка перехватила телефонный разговор Ясира Арафата: «Никого не освобождать до тех пор, пока не будет гарантий…» — «Чьих?» — «Моих»! И хоть Москва к тому времени выполнила требования террористов (сирийский лидер пошел на уступки), Арафату показалось этого мало. Были выдвинуты новые требования: СССР должен был надавить на Дамаск, чтобы тот прекратил еще одну карательную операцию — теперь уже в пригороде Бейрута. И эти требования были выполнены. При этом роль Арафата по-прежнему тщательно скрывалась.

1.jpg

«Великая держава может себе позволить быть терпеливой…»

Заложники все еще оставались в плену. Террористы как могли, тянули время. И вот, Юрий Перфильев оказался на встрече с одним из шейхов. Переговоры шли трудно. Понимая, что на террориста нужно надавить, он заявляет: «Великая держава может себе позволить быть терпеливой, но всякому терпению когда-то приходит конец…». Реакции не последовало. Пришлось рискнуть: «Речь идет не только о людях в Бейруте. Я говорю о Тегеране и даже о Куме, который не так уж и далек от границ России».

Далее смысл речей Перфильева сводился к тому, что «совершенно случайно» советская ракета с боевым зарядом может угодить в священную столицу шиитов. И это подействовало. Через несколько дней заложники были освобождены.