• 27 Августа 2017
  • 7959

Спецдонесение о репрессировании семей военнослужащих, 1931 год

В феврале 1930-го началась операция по «изъятию» кулаков. В первый же день операции были арестованы 16 тысяч человек. За два года на спецпоселение отправили почти 400 тысяч семей, среди них и семьи военнослужащих. В донесении ОГПУ от 1 сентября 1931 года значилось, что только часть репрессий была «правильной». «Перегибы, допускаемые в отношении семей красноармейцев, порождают в среде последних резкие отрицательные настроения», – утверждалось в документе. 

Спецдонесение ОО ОГПУ о репрессировании семей военнослужащих, по материалам на 1 сентября 1931 года

Совершенно секретно

Гамарнику, Балицкому

Начальник ОО ОГПУ Прокофьев

Несмотря на ряд изданных ранее директив и последнего распоряжения Наркомвоенмора, Наркомснаба и Наркомфина за № 12608/с от 7 июня с. г., запрещающего облагать крестьянские хозяйства, в состав которых входят военнослужащие, единым сельскохозяйственным налогом и твердыми заданиями по заготовкам в индивидуальном порядке, все же в большинстве районов до сего времени эти директивы местными соворганами нарушаются и, судя по результатам проверки заявлений и жалоб красноармейцев о репрессировании их семей, устанавливается полное игнорирование и искривление существующих законов о льготах для красноармейских семей.

СИБВО. По Нижне-Карготскому району незаконно было раскулачено и выселено до 25 семей военнослужащих и бывших активных красных партизан. В Чистинском районе была раскулачена и выселена семья бывшего красноармейца ОКДВА Былина, имеющего благодарственную грамоту от РВС ОКДВА за отличия в боях (впоследствии возвращена со сборного пункта).

По БВО, СИБВО, УВО, СКВО и частям, расположенным в ЦЧО, по данным на 11 сентября 1931 г., учтено 2816 случаев применения к военнослужащим репрессий. Из 1994 случаев применения репрессий в БВО, СИБВО и ЦЧО заключались в:

а) даче твердых заданий по разным видам заготовок 1240;

б) индивидуальном обложении 95;

в) штрафовании и конфискации имущества за невыполнение индивидуального обложения 100;

г) раскулачивании и выселении 456;

д) лишения избирательных прав 73;

е) осуждении и аресте за невыполнение повинностей 30.

По служебному положению военнослужащие БВО, семьи коих подверглись репрессиям, в 602 случаях распределяются:

Средний начсостав — 22

Красноармейцев кадра — 288

Младший начсостав — 24

Переменников — 268

Затягивание ответов на запросы командования частей со стороны рай- и сельсоветов затрудняют своевременную проверку правильности репрессий, но из имеющихся, например, по БВО данных проверки устанавливается, что из 335 случаев применения репрессий по частям БВО было: незаконных репрессий впоследствии отмененных — 121 случай; правильных репрессий (но без предварительного сообщения об этом в части) — 214 случаев. Необходимо отметить, что в большинстве случаев местные власти при применении репрессий к действительно кулацким хозяйствам, членам семей коих удалось проникнуть в армию путем сокрытия социального положения, предварительно не сообщают об этом в части РККА на предмет их изъятия из армии, что совершенно недопустимо. В результате члены кулацких семей, находясь в армии и выдавая себя за середняков или бедняков, «ограбленных советской властью», ведут разлагающую воинские части антисоветскую агитацию.

СИБВО. 1-й Читинский полк. Красноармеец Капустин, зажиточный, среди красноармейцев говорил: «Это грабиловка, когда у тебя отбирают последнее. Дураки крестьяне, взялись бы сообща, да оторвали бы головы совработникам, а мы тоже дураки, на нас ездят командиры, а мы молчим».

Перегибы, допускаемые в отношении семей красноармейцев, порождают в среде последних резкие отрицательные настроения, которые под воздействием проникших в армию кулацко-антисоветских элементов перерастают в открыто враждебные выступления повстанческого характера.

БВО. 3-й полк. Переменник Мирошкин среди группы красноармейцев говорил: «Хорошо, что сейчас призвали в армию и будут обучать стрелковому делу, когда нас научат, тогда мы этими же самыми пулеметами их перестреляем». Его поддержал другой переменник, заявив: «Нужно взять всех переменников в свои руки и повернуть оружие в обратную сторону». Нередко на этой же почве фиксируются антисоветские выступления и со стороны близких нам прослоек и даже комсомольцев.

СИБВО. 12-я стрелковая дивизия. Курсант саперной роты Шумейко, член ВЛКСМ, служащий, выступая на политзанятиях, заявил: «Меня зло взяло на советскую власть за то, что у моего отца конфисковали имущество и выслали, сестру исключили из школы. Какой я буду теперь заступник советской власти?»

ЛВО. 56-й артиллерийский полк. Красноармеец Покусаев, член ВЛКСМ, середняк, получил письмо об обложении семьи твердым заданием, явился в полковое бюро ВЛКСМ, бросил комсомольский билет и заявил: «Здесь эксплуатируют, а дома грабят, не хочу быть комсомольцем, политика партии в деревне не верна». Выступающие, выражая недовольство действиями советской власти в деревне, высказываются против службы в РККА, заявляя: «С нами не считаются, нас грабят, за что мы служим и кого защищаем?»

БВО. 40-й кавалерийский полк. Красноармеец Муравский, середняк, говорил: «За что же я буду служить и защищать советскую власть, когда она притесняет мою семью, я лучше пойду против нее».

Помощник начальника ОО ОГПУ Иванов

Ф. 2. Оп. 9. Д. 765. Л. 117−119