• 1 Июля 2017
  • 11360
  • Максим Новичков

Мы такие разные, но все-таки мы вместе

1 июля 1569 года на сейме в Люблине была заключена уния, положившая начало государственному союзу Польши и Литвы – Речи Посполитой. Само понятие унии обтекаемо, а ее примеры многообразны. Что произойдет, если заключить подобный союз в кипящем этническом котле, между тремя родственными народами или двумя соперничающими колониальными империями?  

Читать

Австро-Венгрия (1867 — 1918)

Противники называли ее тюрьмой народов, а сторонники и апологеты — попыткой создать Соединенные Штаты Европы (как об этом мечтал Виктор Гюго). Австро-Венгрия была сложносочиненным государством. Ее сердцевиной являлась Австрия, которой еще со Средних веков правили Габсбурги. Если Пруссия объединила вокруг себя немецкие земли, то в Вене построили конгломерат, в который вошло сразу несколько народов из самых разных этнических групп.


В 1867 году государь Франц Иосиф договорился со своими венгерскими подданными переформатировать Австрийскую империю. Вместо прежнего унитарного государства появилась Австро-Венгрия — дуалистическая монархия, в которой венгры получили полную внутреннюю самостоятельность. Автономия (в том числе и хозяйственная) пошла стране на пользу. Буквально за несколько десятков лет Будапешт превратился в крупный и современный город, именно там в 1896 году появился первый в континентальной Европе метрополитен.

Империя была страной контрастов. По соседству с Венгрией располагалась аграрная Трансильвания, а еще дальше — Буковина и Галиция, где любивший адриатическое побережье император почти не появлялся. Именно в то время (в 1897 году) вышел знаменитый роман Брэма Стокера «Дракула» о трансильванском графе-вампире.


Карта национальностей Австро-Венгрии, 1910 год

Почти вся история существования дуалистической монархии пришлась на правление Франца Иосифа. Он умер в 1916 году глубоким стариком в разгар Мировой войны. Еще при жизни его считали «последним монархом старой школы». Единственный сын Франца Иосиф и «австрийский Гамлет» Рудольф застрелился вместе со своей возлюбленной в имении Майерлинг.

В Габсбургскую империю кроме прочих входили славянские народы: чехи, поляки, словаки, словенцы, хорваты, украинцы и боснийцы. Боснийцы в отличие от других подданных Австро-Венгрии были мусульманами. Соседство с Османской империей на несколько столетий превратило державу Габсбургов в заградительный вал христианского мира. Во второй половине XIX века стамбульские султаны были уже не такими грозными противниками, но именно Балканы («пороховой погреб Европы») оставались главным источником напряженности в стране. Там же располагалась Сербия, а убийство сербским террористом очередного наследника габсбургского престола Франца Фердинанда привело к Первой мировой войне, поражению Австро-Венгрии и ее распаду. Следующая попытка заключить в этом регионе «унию» между соседними народами в форме Югославии также провалилась.

Кальмарская уния (1397 — 1523)

Если Австро-Венгрия представляла собой этнический котел, где смешались самые разные народы, то в случае со Скандинавией все обстояло ровно наоборот. Языковое и культурное родство сопровождало Данию, Норвегию и Швецию на протяжении всей их истории. Это обстоятельство облегчало заключение унии.


В XIV веке в Северной Европе усилилась немецкая экспансия. Она была разной: экономической, иммиграционной и наконец просто захватнической. В это столетие блистал союз богатых германских городов — Ганза. Немцы активно торговали на Балтике, массово оседали в скандинавских портах. Наибольшая опасность нависла над Данией, в чьем Шлезвиге селились иноземные купцы и ремесленники.


Кальмарский замок — место заключения унии

Королевские династии скандинавских стран благодаря частым женитьбам были тесно переплетены. Это обстоятельство и угроза иностранного давления и привели к возникновению Кальмарской унии. В 1380 году Дания и зависевшая от нее Норвегия объединились под властью датской королевы Маргариты. Через несколько лет ее войско при поддержке шведской знати изгнало из страны шведского короля (но немца по происхождению) Альбрехта Мекленбургского. Все та же деятельная Маргарита убедила скандинавских феодалов всем вместе признать общего монарха — ее внука Эрика. Соответствующее соглашение об унии было подписано в 1397 году в Кальмарском замке. Первенство в этой триаде получила Дания — она была самой богатой и населенной среди своих соседей.

Очень скоро из-за чрезмерного усиления королевской власти шведская знать попыталась обособиться от датчан. Эти склоки продолжались почти весь XV век. Апофеозом стала Стокгольмская кровавая баня, когда в 1520 году датский король Кристиан устроил в шведской столице массовую казнь своих противников из числа дворянства. После жестокой расправы не осталось даже призрачной надежды на компромисс. В 1523 году в Швеции был избран свой король, а Кальмарская уния де-факто прекратила существование. Датско-норвежская уния, в которую также входили Исландия, Гренландия и Фарерские острова оказалась долговечнее. Она распалась только в 1814-м.

Иберийская уния (1580 — 1640)

Испания и Португалия первыми из европейских стран воспользовались благами, которые им дали Великие географические открытия, и первыми же стали колониальными империями. Но даже несмотря на их заморское соперничество, правящие династии соседних государств не забывали заключать династические браки.


Иберийская уния — пример унии, заключенной после угасания одного из королевских родов. В 1578 году молодой и еще бездетный правитель Португалии Себастьян I отправился на войну в Марокко и сложил там голову в «битве трех королей» при Эль-Ксар-эль-Кебире. Мужская ветвь династии прервалась. Тогда о своих правах на португальский престол объявил испанский король Филипп II (он был внуком португальского короля Мануэла I, но по женской линии).

Главным противником могущественного Габсбурга стал приор Антонио из Крату (также внук Мануэла I, но уже незаконнорожденный). В спорной ситуации сами португальцы поддержали соотечественника. Однако Антонио был разбит в битве при Алькантаре, а Филипп II торжественно въехал в Лиссабон и был там коронован как Фелипе I. Новый правитель сохранил в стране ее законы и монету. На следующий год на кортесах в Томаре он дал Португальскому королевству гарантию автономии.


Гравюра с изображением битвы при Алькантаре

Но низы все равно были так недовольны навязанной унией, что среди крестьян распространилось подобие веры — себастьянизм. Многие искренне считали, что Себастьян не погиб в Марокко, а чудом выжил и скоро вернется на родину, дабы очистить ее от иноземцев. Подобные слухи помогли появиться нескольким самозванцам. Вот только иберийские Лжедмитрии (а точнее Лжесебастьяны) к трону так и не приблизились. Для Лиссабона наступление зависимости от Мадрида очертило конец португальского Золотого века сильной колониальной державы.

Уния продержалась при Филиппе II, Филиппе III и Филиппе IV (она так и называлась — династией трех Филиппов). За это время португальские колонии множество раз подвергались атакам испанских противников. Например голландцы заняли Цейлон, а на севере Бразилии появились французы. Все эти горькие потери протрезвили португальские элиты, которые до тех пор если не радовались, то терпели сложившийся порядок вещей.

1 декабря 1640 года португальская сторона разорвала Иберийскую унию. Этот день считается днем национальной независимости. После дворцового переворота в Лиссабоне к власти там пришла династия Браганса. Испанцы же признали независимость соседней страны только в 1668 году.

распечатать Обсудить статью