• 11 Апреля 2017
  • 15787
  • Константин Котельников

Конкиста. Битва при Кахамарке

16 ноября 1532 г. брат Висенте де Валверде подошел к вождю инков Атауальпе и протянул ему библию: «Я служитель бога и учу христиан вещам божественным, и так же я пришел учить тебя. О чем учу, то бог говорит нам в этой книге. Потому, говоря от бога и от всех христиан, заклинаю тебя быть им другом, ибо то согласно божией воле и послужит твоей же пользе». Атаульпа, не впечатленный подарком, бросил на землю непонятный для него предмет. Религиозные чувства конкистадоров были глубоко оскорблены, и они начали «проповедь», продемонстрировав инкам понятие ада.

Читать

Христианизация была лишь поводом — конкистадоры не ожидали, что инки примут учение Христа или хотя бы поймут предложение брата Висенте. Командующий экспедицией в империю инков Франсиско Писарро носил титул «аделантадо» — первопроходца и завоевателя новых земель для короны, имевшего право на управление новыми территориями и часть добычи.

В 1532 г. началось завоевание страны, простирающейся на территорию современных Перу, Боливии, Эквадора и частично их соседей. К концу 1533 г. конкистадоры установят контроль над большей частью Перу. Но осенью 1532 г. ничто еще не было решено — всего 168 испанских авантюристов углублялись в территории огромной и развитой империи, движимые жаждой славы, приключений и золота.

Фото 1.png

Двигаясь по стране инков, испанцы узнали о существовании вождя Атауальпы, его большом войске, и что он ожидает их в селении под названием Кахамарка. Писарро принял решение не избегать встречи и отправиться к Атауальпе, Верховному Инке империи. 15 ноября 1532 г. испанцы вошли в Кахамарку и разместились на площади селения в укреплениях, именуемых участником события «крепостью». В миле от них располагался лагерь инков (по разным оценкам 40−80 тыс. воинов). Вечером следующего дня Атауальпа вошел в селение в сопровождении 7 тыс. человек, часть их была вооружена дубинками и пращами.

Фото 2. Франсиско Писарро.jpg
Франсиско Писарро

Большая численность противника пугала испанцев. 168 человек — 62 всадника и 106 пехотинцев, хотя и обладали преимуществами кавалерии и своего оружия — кожаных и стальных доспехов, мечей, нескольких пушек и дюжины аркебуз, едва ли надеялись на успешное сопротивление организованному натиску окружавших Кахамарку десятков тысяч индейцев. Надо было обезглавить инков. Перед встречей с Атауальпой подготовили засаду — в домах вокруг площади и на прилегающих улицах испанцы ждали сигнал к началу боя. Перед встречей Писарро сказал гонцу инков: «Передай своему господину, пусть приходит в добрый час как и с кем хочет, и, как бы то ни было, я приму его как друга и брата…».

Многочисленные инки практически не подготовились к встрече. Атауальпа почти ничего не знал об испанцах, их прежних успехах в Центральной Америке, и, хотя в отличие от многих подданных и понимал, что это не боги, а люди, сильно недооценил их — его посланец наблюдал людей Писарро только два дня, когда отряд, находясь в пути, был дезорганизован, и принял испанцев за плохих воинов, не представляющих угрозу. И Атауальпа решился на встречу в опасных условиях. Его слуги, многие, как и владыка, пышно одетые, вынесли его на паланкине на середину площади, вокруг которой сконцентрировались испанцы. В этот момент Писарро и послал к нему брата Висенте.

Ход «битвы»

Фото 3. Атауальпа.jpg
Атауальпа

Как только Атауальпа совершил ожидаемую ошибку, бросив библию на землю, Висенте де Валверде призвал: «Выходите! Выходите, христиане! Выходите и сразите вражеских псов, которые отвергают вещи божественные! Деспот этот бросил на землю Книгу Священного Закона! […] Выступайте против него, я отпускаю грехи ваши!»

Артиллеристы выстрелили в самую гущу индейцев, и всадники под возглас «Сантьяго!» бросились на врага, а Франсиско Писарро возглавил пехоту и двинулся к паланкину Атауальпы. Слуги защищали его — убитых заменяли стоящие рядом, и даже те из них, кому отрубали руки, подставляли плечи под паланкин. Они были в таком ужасе, что даже не подняли на испанцев ни оружия, ни голых рук. Писарро схватил Верховного инку за руку и пытался стянуть вниз с паланкина. Конные испанцы пошли на приступ паланкина и тогда перевернули его набок. Все слуги Атауальпы были убиты, многие — его любимые советники и приближенные, и Писарро наконец захватил его.

Фото 4. Захват Атауальпы.jpg
Захват Атауальпы

Остальные индейцы в селении были деморализованы, создали давку, в панике они бросались прочь от прежде невиданных лошадей, оглушительных выстрелов и дыма. Испанцы преследовали и убивали всех, кого могли догнать в селении и в поле. Индейцы в лагере в миле от Кахамарки, лишившись лидера и наблюдая побоище у её стен, не решились двинуться на испанцев.

Бой, а вернее, побоище, так как серьезного сопротивления испанцам так и не было оказано, продолжался около двух часов, пока не сгустились сумерки. Ни один испанец не был убит. Секретарь Писарро Франсиско де Херес писал, что была легко ранена только одна лошадь. Потери индейцев чудовищны — по сообщению участника этого короткого боя Кристобаля де Мена, «полегли в тот день мертвыми в поле шесть или семь тысяч индейцев, не считая многих других, с отрубленными руками и [получивших] другие раны […] Губернатор (Ф. Писарро — прим.) был очень доволен победой…». На площади, куда прибыл Атауальпа, остались сотни трупов. В плен были взяты до трех тысяч индейцев, и они потом расчищали эту площадь. Спустя какое-то время их отпустили. Кахамарка была разграблена.

Атауальпа был взят в плен, и несколько месяцев инки приносили испанцам золото и серебро в качестве выкупа. Количество его было огромно — около 6 тонн золота и 12 тонн серебра (современный эквивалент — почти 7 млрд долларов). Когда выкуп был уплачен, Атауальпа был убит испанцами. Близился и конец его империи. Пока Верховный инка сидел в плену, экспедиция получила подкрепления из Панамы и после продолжила завоевание уже с большими силами.

«Ружья, микробы, сталь»

Фото 5. Казнь Атауальпы.jpg
Казнь Атауальпы

Как испанцам, на каждого из которых в Кахамарке приходилось более сорока индейцев, удалось одержать победу? Лаконичное объяснение — известная формула историка Д. Даймонда: «Ружья, микробы, сталь». В 1526 г. занесенная испанцами оспа, распространявшаяся по континенту гораздо быстрее конкистадоров, убила императора инков Уайна Капака и его наследника. В последовавшей гражданской войне, завершившейся ко встрече с отрядом Писарро, победу одержал Атауальпа, но империя была ослаблена и раздроблена войной и эпидемиями. Среди оставшихся недругов Атауальпы испанцы находили себе союзников и проводников.

Ружей в этом «сражении» было мало, и они играли второстепенную роль (выстрелы до ужаса напугали инков), но сталь и лошади были крайне важны. Легко вооруженные пращами, дубинками и дротиками инки не могли оказать закованным в доспехи воинам, особенно при первой встрече и неожиданной атаке, серьезного сопротивления. Судя по всему, значительная часть вошедших в Кахамарку инков вообще не имела при себе оружия и никаких доспехов — им оставалось лишь в панике пытаться спастись. Столкновение в Кахамарке ошибочно осталось в истории как битва — билась только одна сторона.

Удивительно, но уже тогда звучал голос гуманизма, защищающий индейцев. Известный священник и автор «Истории Индий» (Америку долго называли «Индиями») Бартоломе де Лас Касас и францисканец Маркос де Ниса осудили зверства в отношении инков и «ненасытную жажду наживы» конкистадоров. Маркос Де Ниса описывал индейцев Перу как самых благожелательно и дружественно настроенных к испанцам — они давали столько золота и драгоценностей, сколько те желали и восставали только из-за самого жестокого обращения. Как бывало и до, и после Кахамарки, встретившись с огромным войском индейцев, горстка испанцев из страха перед ними шла на крайние меры для демонстрации силы и самосохранения.

Фото 6. Бартоломе де Лас Касас.jpg
Бартоломе де Лас Касас

Бартоломе де Лас Касас снова и снова призывал корону пресечь жестокости, «чтобы спасти души испанцев, из любви и жалости к Кастилии, чтобы ее не уничтожил бог за ее великие грехи и злодеяния, свершенные против веры и чести…» Но король Карлос I остался, в целом, глух к добросердечным призывам священника. Убийства, насилие и грабежи в «Индиях» еще только начинались.

распечатать Обсудить статью