• 8 Апреля 2017
  • 14311

Процесс. Разводное дело генерала Суворова, 1779 год

1779 год, июль. Генерал-поручик Александр Васильевич Суворов начинает бракоразводный процесс с женой Варварой Ивановной, но затем прекращает его. Почему? С подробностями ведущие передачи «Не так» радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Кузнецов и Сергей Бунтман. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Читать

А. Кузнецов: Сентябрь 1779 года. «Всепресветлейшая, державнейшая, великая государыня императрица Екатерина Алексеевна, самодержица всероссийская, государыня всемилостивейшая.

Бьет челом генерал-поручик Александр Васильевич сын Суворов, а о чем моя челобитная, тому следуют пункты:

1. Соединясь браком 1774 года января 16 дня в городе Москве на дочери г-на генерал-аншефа и кавалера князя Ивана Андреева сына Прозоровского Варваре Ивановой, жил я без нарушения должности своей честно, почитая своей женой по 1779-й год, чрез все то время была плодом обременена три раза, и от первого бремени только дочь осталась в живых ныне, а от прочих ради безвременного рождения младенцы измерли».

С. Бунтман: Единственной дочерью Суворова была Наталья, Суворочка, как ласково называл ее отец, впоследствии графиня Зубова. Наталья была женщиной недалекой, не красавица, но все, кто был с ней знаком, говорят, что «Суворочка» была очень милым и хорошим человеком.

А. Кузнецов: «2. Но когда в 1777 году по болезни находился в местечке Опошне, сперва оная Варвара, отлучаясь своевольно от меня, употребляла тогда развратные и соблазнительные обхождения, неприличные чести ее, почему со всякою пристойностью отводил я от таких поступков напоминанием страха Божия, закона и долга супружества; но, не уважая сего, наконец презрев закон христианский и страх Божий, предалась неистовым беззакониям явно с двоюродным племянником моим С.-Петербургского полка премьер-майором Николаем Сергеевым сыном Суворовым, таскаясь днем и ночью, под видом якобы прогуливания, без служителей, а с одним означенным племянником одна по броворам, пустым садам и по другим глухим местам, как в означенном местечке, равно и в Крыму в 1778 году, в небытность мою на квартире, тайно от нее был пускаем в спальню; а потом и сего года, по приезде ее в Полтаву, оный же племянник жил при ней до 24 дней непозволительно, о каковых ее поступках доказать и уличить свидетелями могу, а ныне оная Варвара, за отъездом из города Полтавы, пребывает в Москве».

Это примерно половина документа. Вторую легко можно найти.

С. Бунтман: Конечно.

А. Кузнецов: В чем, собственно, суть претензий Суворова?

С. Бунтман: Сначала его супруга вела себя непозволительно с точки зрения манер, допуская, скажем так, слишком свободное обхождение с мужчинами. А дальше и вовсе вступила в прелюбодейственную связь с племянником, бросив тем самым тень на отношения в семье Суворовых.

ФОТО 1.jpg
Портрет Натальи Суворовой кисти Владимира Боровиковский, 1795 год

А. Кузнецов: Для разбора таких дел в Российской империи существовали возникшие в XVIII веке епархиальные консистории. Славянская консистория, рассмотрев и обсудив челобитную Суворова, постановила такое определение: «По указу ее императорского величества славянская духовная консистория, слушав сей челобитной, и как проситель г. генерал-поручик и кавалер в оной свидетелей и иных крепких доводов, в силу генерального регламента 19-й статьи, не изъяснил (то есть не привел доказательств), того ради определили: сию челобитную ему, г. генералу-поручику, возвратить с надписью, и когда он, г. генерал-поручик, подаст челобитную в сходство вышеписанного узаконения, то при приеме оной взять указанную пошлину…»

С. Бунтман: Минуточку! При чем здесь пошлина?

А. Кузнецов: Дело в том, что в той части челобитной, которую мы пропустили, у Суворова сказано, что за неимением гербовой бумаги прошение писано на простой.

С. Бунтман: Консистория явно придирается…

А. Кузнецов: Ну, не хочется ей с этим делом связываться.

«…и тогда о явке жены его, г. генерал-поручика, Варвары Ивановны, в сию консисторию для ответа учинить особое определение, но по оному определению, не чиня исполнения, по прибытии преосвященного Никифора, архиепископа славянского и херсонского, представить его преосвященству на благоусмотрение и резолюцию, которое определение его преосвященством сего октября 18 дня и подтверждено. Для того сия челобитная ему, г. генерал-поручику и кавалеру, возвращается с сею надписью. 18 дня 1779 года.

Наместник иерей Иоанн Станиславский. Секретарь Василий Вербицкий».

Определение славянской консистории привело Суворова в сильное раздражение. Он не привык получать отказы ни от кого и тем более не ожидал его от такого присутственного места, как консистория. И Александр Васильевич, теперь уже перепрыгивая через голову славянской консистории, пишет жалобу в Святейший синод. Фрагмент из нее: «А как в означенной челобитной, подносимой при сем на высокое благоусмотрение, обстоятельства о прелюбодействии помянутой жены ясно изображены по пунктам, по которым, на основании формы суда, обязанная за ответом ответчица доказывать; в генеральном же регламенте установлено, при доносе о важности доносителя, президенту с прочими членами спрашивать только о свидетелях и иных доводах крепких и буде имеет нарещи день делу его, а чтобы по существу просьбы моей именовать свидетелей и совмещать в оную доводы, не узаконено, для того всеподданнейше прошу, дабы высочайшим вашего императорского величества указом повелено было сие мое прошение в святейший синод принять и по приложенной челобитной, в коей обстоятельства о прелюбодеянии жены изъяснены; в чем прописано, что я уличить и доказать свидетелями могу, повелеть славянской духовной консистории, как я здесь при войсках вашего императорского величества состою и свидетели около здешних мест обретаются без продолжения времени, по правилам св. отец и по самой точности законов и указов вашего величества, произвести суд и правосудное учинить решение».

С. Бунтман: То есть Суворов требует, чтобы надавили на славянскую духовную консисторию?

А. Кузнецов: Да.

Однако 31 января 1780 года он обращается к архиепископу Никифору с просьбой «остановить временно его разводное дело».

С. Бунтман: Ого!

ФОТО 2.jpg
Варвара Ивановна Суворова

А. Кузнецов: Примирение супругов произошло в Астрахани, куда специально приехала Варвара Ивановна. Суворов даже потребовал проведения специального религиозного обряда по возобновлению брака.

С. Бунтман: Вот как!

Теперь к вопросу о том, почему Суворов делал все это публично. В этой ситуации прославленный полководец выглядит не совсем красиво.

А. Кузнецов: Ну, во-первых, Александр Васильевич действительно был человеком очень непростого характера. Это несомненно. Здесь не нужно даже особенно в его семейные дела влезать. Не в оправдание, а в объяснение: эпоха Суворова, скажем так, вторая половина да и середина века, — время, когда чудачество было нормой, в том числе и в среде военных. Были чудаки и похлеще Суворова: добрые и безобидные (например, знаменитый фельдмаршал Салтыков, герой Семилетней войны), злые и неприятные (как фельдмаршал Каменский).

С. Бунтман: Да уж.

А. Кузнецов: Александр Васильевич бывал и таким, и таким. Среди его чудачеств были совсем небезобидные по отношению к тем, на кого они были сориентированы, а были и вполне милые. Ну, например, его знаменитый рапорт императрице о взятии Туртукая, написанный в виде такой почти частушки: «Слава Богу! Слава вамъ! Туртукай взятъ и я тамъ». Кому от этого плохо? Тем… Екатерина, собственно, так и оценила.

В этом смысле Суворов действительно был ребенком своего времени. Далеко не единственным.

С. Бунтман: Но при этом человеком талантливым, хоть и своеобразным.

А. Кузнецов: Конечно.

С. Бунтман: Именно такие нестандартные решения очень часто и приводили его к успехам.

А. Кузнецов: Теперь об обстоятельствах женитьбы Александра Васильевича. Невесту ему подыскал отец, генерал-майор Василий Иванович Суворов. Василий Иванович был уже в возрасте (ему шел седьмой десяток), обеих дочерей он уже успел выдать замуж, оставалось только устроить счастье любимого сына. И он нашел ему подходящую, по его мнению, девушку. Ею оказалась княжна Варвара Прозоровская.

Варваре Ивановне минуло уже 23 года. Она была красавицей русского типа, полная, статная, румяная, но с умом ограниченным и старинным воспитанием, исключавшим для девицы всякие знания, кроме уменья читать и писать. Ее папа, князь Иван Андреевич Прозоровский, жил, по тогдашнему обычаю, широко и открыто. Подобно многим вельможам, он запутал свои дела и вошел в большие долги. Этим объясняется, почему Варенька, несмотря на свою красоту, так долго засиделась в девицах.

Новоиспеченные супруги расходились не только в свойствах характера, но и во всех своих привычках. Александр Васильевич был скуповат, ненавидел роскошь, а Варвара Ивановна, наоборот, была склонна к мотовству, легкомысленна и избалованна с детства. Все это, взятое вместе, создало в семейной жизни Суворовых полный разлад и, как известно, привело к печальному исходу.

ФОТО 3.jpg
Портрет Александра Васильевича Суворова работы Карла Штейбена, 1815 год

С. Бунтман: Известно, что через четыре года после примирения в Астрахани Варвара Ивановна снова, «наруша свою клятву, сделала прелюбодеяние с Казанского пехотного полка секунд-майором Иваном Ефремовым сыном Сырохновым».

А. Кузнецов: Совершенно верно. Однако и это дело было прекращено, теперь уже по воле единственного человека, которого Суворов слушал безоговорочно, — Екатерины Великой.

С. Бунтман: Несмотря на то, что Екатерину II изображают как женщину крайне легкомысленную в вопросах отношений с мужчинами, к браку государыня-матушка относилась достаточно серьезно. А самое главное — она порицала вынос сора из избы, демонстрацию нижнего белья на публике.

А. Кузнецов: Да.

Не без колебаний Суворов назначил жене 1200 рублей в год. Потом, неизвестно по чьему ходатайству, увеличил ей пенсию до 3000 рублей в год.

Восшествие на престол императора Павла ознаменовалось для Суворова неожиданной катастрофой: в феврале 1797 года он был уволен в отставку без права ношения мундира и в мае выслан в свое новгородское имение Кончанское. Этими обстоятельствами решила воспользоваться Варвара Ивановна. В октябре она послала мужу письмо, в котором требовала получения достойных алиментов, уплаты долгов и так далее.

С. Бунтман: Павел дал понять, что Суворова защищать он не будет.

А. Кузнецов: Да. Суворов уперся рогом: так и быть, отдам свой московский дом, повышу содержание, но уплачивать долги не стану.

В 1800 году Александра Васильевича не стало. Варвара Ивановна пережила мужа ненамного, скончавшись в мае 1806 года.

С. Бунтман: Вот такая история Александра Васильевича Суворова, гениального полководца, который не потерпел поражения ни в одной битве, но был полностью разгромлен в личной жизни.

распечатать Обсудить статью