• 23 Марта 2017
  • 8517
  • Елена Бухтеева

Катализаторы массовых убийств (18+)

От великодушия к расправе толпа способна перейти молниеносно. Достаточно одного намека, образного выступления, чтобы она распрощалась с нравственными установками и взяла в руки оружие. Подозрение за секунды приобретает статус факта, антипатия – ненависти. Так произошло в марте 1611-го, когда ничем не примечательный спор на московском рынке перерос в погром. От рук интервентов-поляков погибли около 7 тысяч москвичей.

Дорога на Кремль по трупам

Китай-город в XVI веке был одним из самых элитных районов Москвы — здесь за высокими заборами жили обеспеченные горожане. А вот в следующем столетии большую часть жителей в Китай-городе составили купцы. Тут разместились торговые ряды, у которых с раннего утра до позднего вечера толпились покупатели.

17 марта 1611-го дело шло бойко, как и всегда. Однако были и тревожные звоночки. В этот день патриарха Гермогена освободили из заточения. Священнослужитель, угодивший за решетку из-за своих призывов к русскому народу объединиться для борьбы с интервентами, должен был присутствовать на торжественном шествии по случаю Вербного воскресенья. Впрочем, благоразумные москвичи в большинстве своем отказались от участия в мероприятии. Дело в том, что по столице ходил слух о возможном нападении поляков на горожан. Интервенты знали о формировании народного ополчения. И поляки, и ополченцы организовали на московских улицах усиление.

фото1.jpg
«Патриарх Гермоген в темнице отказывается подписать грамоту поляков», Павел Чистяков, 1860

Купцы выставили в лавках свой пестрый товар, на рынке появились первые покупатели. 19 марта между польским паном и извозчиками разгорелся конфликт. События развивались стремительно. Извозчики отказались выполнять поручение пана. Крики услышали немецкие солдаты, дежурившие у Кремля. Они тут же переместились в эпицентр конфликта и напали на тех, кому не посчастливилось оказаться рядом. Поляки, хозяйничавшие в столице, восприняли беспорядки в Китай-городе как начало восстания. Они убивали москвичей и поджигали их дома. В итоге только в этом районе в последующие дни погибли до 7 тысяч человек. Резали всех, кто попадется под руку, в том числе женщин и стариков.

Подобные столкновения, только с меньшим числом жертв, происходили в Москве регулярно. Интервенты чувствовали себя полноправными хозяевами столицы. Разбои, грабежи и убийства местных жителей — навыков мародерства им было не занимать. Однако в марте 1611-го расстановка сил изменилась — к горящей столице подошли отряды народного ополчения во главе с Дмитрием Пожарским. Они пришли на помощь москвичам, Пожарский был ранен в сражении. Освободить город удалось только осенью 1612 года.

Технология информационного «вброса» от австрийских властей

Галицийское восстание — яркий пример того, как правящая верхушка может использовать народные волнения в свою пользу. В 1830—1840-х годах в Австрийской империи набирало силу движение за независимое польское государство. Краковской республикой, которая на бумаге значилась нейтральной, по факту управляли оккупанты. Республика стала колыбелью польской революции. В австрийском правительстве терпеливо ожидали удобного момента, чтобы спровоцировать в Кракове восстание и наконец официально лишить город статуса вольного.

Повод представился в 1846-м. Зная о готовящемся крестьянском восстании, австрийские стратеги решили обернуть бунт в свою пользу. В Краковской республике была «вброшена» информация о жестких мерах, которые польская знать якобы планирует в отношении крестьян. Переориентировать обозленных крестьян оказалось несложно. Городом охватило безумие; крестьяне отлавливали помещиков и жестоко мучили их перед смертью.

фото2.JPG

Расчет австрийских властей оправдал себя. Восстание подавили, бунтовщики вновь попали в кабалу. Краков лишился статуса независимого города и вошел в состав империи.

Как истребляли непонятное

Мистические события, рождающие животный страх, — еще один мотив к убийствам вообще и массовым в частности. В разные времена на евреев «вешали» любую загадочную смерть. Немалое значение имел тот факт, что расправа над иудеями сопровождалась безнаказанным распилом чужого богатства. В редких случаях предприимчивые должники таким образом расправлялись со своими кредиторами.

Одесский погром 1905 года, как и многие другие, был целиком и полностью построен на слухах и суевериях. К обвинению в ритуальных убийствах прибавились «сведения» о том, что евреи привязывали портреты Николая II к хвостам собак. Погром начался на фоне всеобщего эмоционального подъема, который в мгновение ока трансформировался в агрессию. Так, в октябре 1905-го в Одессу пришли новости о царском Манифесте, который декларировал свободу слова, собраний и союзов. На православную службу в честь этого события вышли тысячи людей. Внезапно раздался выстрел: жертвой стал ребенок, участвовавший в шествии.

фото3.jpg

Погром продолжался три дня и распространился за пределы Одессы. Евреи сформировали отряды самообороны. Жертвами кровавой бойни стали, по разным данным, до 500 членов общины. Еще несколько тысяч получили ранения.

Резня в Мараше

Турция — взрывоопасное с точки зрения этнического состава государство. Здесь проживают более 30 национальностей, наиболее острыми являются взаимоотношения турок и курдов. В 1978 году радикальное националистическое движение «Серые волки» расправилось с иноверцами-алевитами, курдами и коммунистами в городе Кахраманмараш. От рук «Серых волков» погибли более 100 человек. Нападению на них предшествовала информационная кампания. Утверждалось, что левые планируют массовые убийства мусульман. Ситуация обострилась после взрыва в кинотеатре, который часто посещали ультраправые.

23 декабря 1978-го стал кровавым днем в истории турецкого города. Националисты врывались в дома курдов и алевитов, громили мебель, жертв выводили на улицу и избивали до потери сознания.

На скамье подсудимых оказались 804 человека. Из них 29 были приговорены к смерти, 7 — к пожизненному заключению. Впоследствии несколько видных турецких политических деятелей заявили, что погром планировался при активном участии американских спецслужб. Один из подсудимых сообщил, что события 23 декабря 1978-го — дело рук турецкого правительства и национальной разведки.