• 18 Февраля 2017
  • 13954

Процесс. Дело Павлика Морозова

Помимо взрослых, примерам которых рекомендовалось следовать, у советских пионеров были свои герои — подростки с красными галстуками, пожертвовавшие жизнями ради собственных идеалов, убеждений и во имя Родины. Начало галерее пионеров-героев положил, безусловно, Павлик Морозов. Ведущие передачи «Не так» радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Кузнецов и Сергей Бунтман проводят независимое расследование гибели школьника, которому суждено было стать одной из самых спорных фигур в советской истории. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Читать

С. Бунтман: А был ли Павлик?

А. Кузнецов: Павлик Морозов — реальный персонаж (в этом нет никаких сомнений) с хорошо известной биографией. Он родился осенью 1918 году в деревне Герасимовка Туринского уезда Тобольской губернии. Первая учительница Павла, Лариса Исакова, в перестроечное время вспоминала: «Некоторым сейчас Павлик кажется эдаким напичканным лозунгами мальчиком в чистенькой пионерской форме. А он из-за бедности нашей эту форму и в глаза не видел…»

С. Бунтман: Теперь к делу. 3 сентября 1932 года 13-летний Павел и его младший брат Федор были найдены мертвыми с ножевыми ранениями. Официальная версия гибели?

А. Кузнецов: Павлик был сыном Трофима и Татьяны Морозовых. Отец любил выпить и погулять, а когда Павлу исполнилось 8 лет, то Трофим и вовсе бросил семью и ушел к любовнице. Мать Павла и четверо его братьев (младший Гриша вскоре умер от голода) жили в полной нищете, едва сводили концы с концами.

Когда в Герасимовке установилась советская власть, Трофима Морозова избрали председателем сельсовета, в который входило пять деревень. По словам односельчан, отец Павла был мрачным, неразговорчивым и двуличным человеком, который пользовался своим положением в корыстных целях, а именно: спекулировал чистыми бланками сельсовета. За мешок зерна, кусок сала он выдавал справки, благодаря которым раскулаченные спецпереселенцы имели возможность освободиться и вернуться в родные края. Присваивал он и конфискованное кулацкое имущество. За это в 1931 году его арестовали и приговорили к десяти годам лагерей.

А через год (что странно) родня Трофима, отец Сергей Морозов и племянник Данила, по наущению кулака Арсения Кулуканова и при содействии матери (бабки Павлика) зарезали мальчика из чувства классовой мести.

С. Бунтман: Это официальная версия?

А. Кузнецов: Да. А дальше, уже в позднесоветское время, при ее детальном изучении начинают возникать вопросы. Во-первых, почему месть такая запоздалая? Год. Конечно, всем известно, что месть — это то блюдо, которое…

С. Бунтман: …надо подавать холодным.

А. Кузнецов: Да. Но год… За это время можно было придумать что-то более изящное с точки зрения сокрытия следов. То есть складывается впечатление, что убийцы хотели, чтобы их нашли.

С. Бунтман: Демонстративное убийство.

ФОТО 1.jpg
Павлик Морозов (третий справа в верхнем ряду) с одноклассниками. Слева — его двоюродный брат Данила Морозов, 1930 год

А. Кузнецов: И это порождает еще большее количество вопросов. А был ли донос Павлика? Дело в том, что обличительная речь, произнесенная им, известна в нескольких вариантах.

«Дяденьки, мой отец творил явную контрреволюцию, я как пионер обязан об этом сказать, мой отец не защитник интересов Октября, а всячески старается помогать кулаку сбежать, стоял за него горой, и я не как сын, а как пионер прошу привлечь к ответственности моего отца, ибо в дальнейшем не дать повадку другим скрывать кулака и явно нарушать линию партии, и еще добавлю, что мой отец сейчас присвоит кулацкое имущество, взял койку кулака Кулуканова Арсения и у него же хотел взять стог сена, но кулак Кулуканов не дал ему сена, а сказал, пускай лучше возьмет…»

Не очень похоже на показания подростка, не так ли? То есть свидетельствовал ли Павлик против отца, когда, в какой форме — ответить сложно.

С. Бунтман: Следующий вопрос: был ли Павлик пионером?

А. Кузнецов: Дело в том, что первое десятилетие пионерской организации во многих отношениях было романтическим. Находился энтузиаст или энтузиастка… В Герасимовке, видимо, таковой стала молоденькая учительница Зоя Кабина, которая после срочного отъезда первой учительницы Павлика приняла школу, где создала некую активную группу ребят. У них не было ни горна, ни знамени, ни дружины, ни структуры. Их не принимали в пионеры так, как это будут делать потом. Скорее всего, ребята просто собрались и решили: «Мы — пионеры». И в этом смысле Павлик Морозов, конечно, пионером был.

С. Бунтман: В советское и постсоветское время о Павлике Морозове, первом пионере-герое, много писали.

А. Кузнецов: Да. Например, Виталий Губарев, Юрий Дружников и другие. Последний, например, заинтересовался этим делом еще в 70-е годы прошлого века, неофициально общался с очевидцами, родственниками Павлика. В конечном итоге, эмигрировав из СССР, он написал книгу «Доносчик 001, или Вознесение Павлика Морозова», в которой изложил свою версию рассматриваемого нами дела.

ФОТО 2.jpg
Репродукция картины Никиты Чебакова «Павлик Морозов», 1952 год

Например, в классической, советской версии Павлик Морозов — образцовый пионер, ученик, опора семьи. В версии Дружникова он — бездельник, шпана, доносчик.

С. Бунтман: Все наоборот.

А. Кузнецов: Да. Что касается убийства, то Дружников считает, что в нем были обвинены и, в конечном итоге, пострадали абсолютно невинные люди.

Убийство Павлика Морозова, по его версии, явилось результатом провокации ОГПУ, организованной с участием помощника уполномоченного ОГПУ Спиридона Карташова и двоюродного брата Павла, осведомителя Ивана Потупчика, с целью накалить антикулацкие настроения в деревне.

С. Бунтман: То есть такое, если угодно, ритуально-прагматическое убийство.

А. Кузнецов: Да.

С. Бунтман: И все-таки: в этом деле есть политическая составляющая или это все же бытовая история?

А. Кузнецов: Скорее всего, второе. Правда, сложно понять, какая именно из линий.

Почему, например, дед Павлика, Сергей Морозов, назначенный главным убийцей внука, так не любил свою сноху Татьяну? По версии односельчан, он ненавидел ее за то, что она не захотела жить с ним одним хозяйством, а настояла на разделе.

С. Бунтман: Да, дележ земли в то время мог привести к жгучей ненависти. К тому же дед Павлика был уже в годах: чтобы обработать землю требовалось много работников…

А. Кузнецов: Одним словом, здесь такой клубок напутан…

Интересно, что в этой истории многие следователи обращают внимание на Татьяну Морозову, мать Павлика. Дело в том, что практически сразу в своих показаниях она задает тон.

Из Протокола заявления Татьяны Морозовой участковому милиционеру Суворову:

«Протокол заявления 32 [г.] сентября 6 дня Я уч[астковый] инспект[ор] … принял заявление с гражданки Морозовой Татьяны Семеновны 35 лет ниграмотноя, б[еспартийная], замужняя, в доме имела детей 4 человек соц. положение беднячка сослов нисудимая … Посуществу дела пояснила что я родни с дер. Герасимовки имела сродственников со стороны мужа свекор свекровь и больше ник[ого] но я сним дружбы нимела потому что я жила заихним сыном замужной и в 1931 г. я сним разошлась, а потом мой муж стал издават документы ссыльным, но этот сын наш 13 лет был пионером и доказал что отец продает документы за что мужа моего посадил[и], и тогда отец и мат моего мужа стал сердит на моего сына что он доказал на отца и грозилис зарезать моего сына такая злоба тянулас до сих пор и было дело что племяник мой зло внук моего свекра внук морозовых побил моего сына назло приходил в с[ельсовет] и заявлял м[илиционе]ру титову, а потом после чего 2-го числа я уехал[а в] тавду … откуда приехалa 5-го числа и уминя не оказалось дитей старшего Павла и 2-го Федора […]"

Вот вам еще одна версия.

ФОТО 3.jpg

Памятник Павлику Морозову в Свердловской области, 1968 год. Фото: ИТАР-ТАСС

С. Бунтман: Есть и другие?

А. Кузнецов: Конечно. Профессор Оксфордского университета Катриона Келли, автор книги о Павлике Морозове «Товарищ Павлик. Взлет и падение советского мальчика-героя», считает, что убийство Павлика стало результатом разборок между мальчишками. Вероятно, Данила Морозов, 19-летний двоюродный брат Павла, действительно был замешан в этом деле, но вторым убийцей стал никак не дед Павлика, а его ровесник. То есть взрослых, родственников и кулаков, подтянули к этому делу безосновательно.

Одним словом, выстроить какую-то цельную, основательную версию достаточно сложно, поскольку существует, по меньшей мере, полдюжины ключевых, узловых вопросов, на которые нет точного ответа.

С. Бунтман: Имя Павлика Морозова до сих пор носят улицы в десятках российских городов.

А. Кузнецов: Да. На родине Павла, в деревне Герасимовка, к его памяти относятся чрезвычайно бережно: там сохранились и памятник, и музей имени первого советского пионера. Местные жители приходят к памятнику, оставляют у него записки со своими самыми сокровенными желаниями. Говорят, что Павлик им помогает.

распечатать Обсудить статью