• 17 Февраля 2017
  • 9713
  • Дмитрий Карасюк

Почетный запорожец Джон Пол Джонс…

Плох тот матрос, который не мечтает стать адмиралом. Путь к заветному званию долог, тяжел, но поступателен – от чина к чину, от должности к должности. Однако авантюрный XVIII век позволял делать головокружительные карьеры, не взирая на табели о рангах и даже на гражданство моряка. 

Будущий флотоводец Джон Пол Джонс родился в 1747 году в Шотландии в сугубо сухопутной семье садовника, но море влекло к себе мальчика гораздо сильнее, чем грядки, и в 13 лет он устроился юнгой на торговый корабль. Смышленый юнец быстро набирался опыта. За восемь лет он дослужился до первого помощника капитана и успел потоптать палубу нескольких кораблей. В их трюмах перевозились разные товары, но зачастую там томился живой груз — африканские рабы, предназначавшиеся для американских колоний. В середине XVIII века это был очень прибыльный бизнес. Однако такие доходы не грели душу Пола Джонса, и в 1768 году он решительно сошел на берег в порту Ямайки, решив вернуться на родину простым пассажиром и начать новую жизнь.

для главной.jpg

Но море просто так не отпустило Пола: во время рейса от желтой лихорадки умерли капитан и его помощник, и молодому пассажиру пришлось встать к штурвалу. Он благополучно довел корабль в порт, и благодарные судовладельцы назначили его капитаном, разрешили выбирать грузы самостоятельно и пообещали ему премию в 10% от прибылей. Молодой капитан был горяч, из-за чего случались громкие скандалы. В Шотландии он был обвинен в смерти подчиненного. Якобы судовой плотник, повздоривший с начальством, был наказан и после этого умер. Оправданный судом, но обиженный Джонс уехал в Америку. Там он вновь стал капитаном, но на его корабле вспыхнул мятеж, и он лично застрелил одного из зачинщиков. Не дожидаясь судебного разбирательства, он сам списался на берег. Но от моря так просто не уйдешь…

В 1775 году американские колонии начали войну за независимость. Джонс как истинный шотландец горячо поддержал идею свержения британского ига, получил от новых властей каперский патент и начал охоту на английские суда. Удача способствовала корсару-новичку. Счёт захваченных кораблей под британским флагом пошел на десятки. Окончательно обнаглев, Джонс стал совершать набеги на шотландское побережье, а из гавани в Белфасте увел боевой шлюп «Drake». Король Георг III объявил Джона Пола Джонса своим личным врагом и во всеуслышание заявил, что мечтает повесить его дважды: за шею для смерти и за ноги для позора. Но море не давало возможности королю осуществить своё желание — море явно было на стороне корсара. Не сильно противились набегам и подданные его величества — Джонс вёл себя как настоящий джентльмен. Когда его матросы утащили столовое серебро из замка графов Селкирк, капитан лично извинился перед графиней и обязался выплачивать стоимость похищенного из своего жалованья. Выплата растянулась на долгие годы.

Корабль Джонса Bonhomme Richard атакует английский фрегат Serapis, 1779.jpg
Корабль Джонса Bonhomme Richard атакует английский фрегат Serapis, 1779

Власти и население США сделали Джонса национальным героем. Правда, адмиральского звания, о котором он мечтал, ему не дали: свободолюбивые янки припомнили капитану его участие в работорговле. Зато король Франции Людовик XVI, радовавшийся неудачам своего английского коллеги, пожаловал Джонсу золотую шпагу с бриллиантами и Орден военных заслуг. Прямо из Версаля посол США в Париже Бенджамин Франклин отвез свежего орденоносца в знаменитую масонскую ложу «Девять сестер», где корсара бурно приветствовали братья-каменщики.

В 1783 году после признания независимости Штатов Англией каперство было официально запрещено, и Пол Джонс остался не у дел. Он готовился к заслуженному отдыху в Париже, но его вновь потребовало к себе море, на этот раз — Черное. Россия воевала с Турцией, и черноморскому флоту крайне недоставало квалифицированных офицеров. Императрица Екатерина II вспомнила об американском корсаре, о подвигах которого была наслышана. В Петербурге сыну шотландского садовника наконец-то пожаловали чин контр-адмирала и отправили на юг. В Причерноморье американец восхитил русских моряков своей лихостью. Ночью на казацкой чайке он подплыл к турецкому флагману и мелом написал на его борту: «Сжечь. Джон Пол Джонс». Резолюция была выполнена. Несмотря на многократное превосходство, турецкий флот был уничтожен. Американца записали в почетные запорожские казаки, заставили выпить горилки с сабельного клинка и подарили красные шаровары, в которых он щеголял на капитанском мостике. Во время штурма Очакова флот Джонса поддерживал с моря сухопутную атаку Суворова. И американец заслужил похвалу русского полководца.

Английская каррикатура на Джона Пола Джонса.jpg
Английская карикатура на Джона Пола Джонса

Новый контр-адмирал был совершенно неопытен в интригах. Его успехи помешали карьере начальника дунайской гребной флотилии принца Карла-Генриха Нассау-Зингена, который стал нашептывать недоброе на ухо светлейшему князю Потемкину. Черноморского триумфатора отозвали в Петербург якобы для командования Балтийским флотом. Императрица лично вручила ему Орден святой Анны, но на флот не отправила. Скучавшего без дела адмирала «Павла Джонеса» закрутила светская жизнь, в вихрях которой за каждым его шагом зорко следили недобрые глаза. Как гром среди ясного неба в апреле 1789-го грянуло обвинение адмирала в изнасиловании 12-летней девочки. Американца арестовали, и весь свет как по приказу отвернулся от него. Последним другом Джонса в Петербурге остался французский посол де Сегюр, который провел собственное расследование. Оказалось, что свидетели «преступления» подкуплены, а «жертва» — профессиональная проститутка, вступавшая в отношения с моряком по взаимному согласию и на товарно-денежной основе. Весь этот заговор был организован и проплачен принцем Нассау-Зингеном. Опороченного контр-адмирала отпустили, но из России он сразу уехал.

Революционный Париж с восторгом приветствовал «борца за американскую свободу». Отставной адмирал уселся за мемуары. Несмотря на скромный возраст (всего 43 года), ему было о чем писать. В США вспомнили о Джонсе только в июне 1792 года, неожиданно предложив ему пост консула в Алжире. Но к новому месту службы бывший корсар даже не успел отправиться. 18 июля служанка нашла его мертвым — он лежал на постели в мундире русского контр-адмирала. Учредительное собрание Франции встретило известие о его смерти минутой молчания.

Мемориальная доска Джону Полу Джонсу.jpg
Мемориальная доска Джону Полу Джонсу

Могила Джона Пола Джонса затерялась. Её смогли обнаружить только в 1905 году. В ходе эксгумации обнаружилось, что тело адмирала прекрасно сохранилось — погребальный саван был насквозь пропитан коньячным спиртом. Умершего более ста лет назад моряка снова позвало море — Соединенные Штаты захотели похоронить своего героя на своей территории. Церемония передачи останков была торжественной. В траурном кортеже, возглавляемом самим премьер-министром, шли дипломаты всех стран, кроме Великобритании. Через Атлантический океан русский контр-адмирал плыл в сопровождении эскадры ВМФ США. С воинскими почестями он был похоронен у военно-морской академии в Аннаполисе. Сегодня у его могилы принимают присягу будущие американские адмиралы.