Взлёт в карьере молодого офицера-артиллериста Ивана Серова произошёл во многом случайно. Во-первых, у него были идеальные анкетные данные: из народа, член партии, в порочащих связях не замечен. А во-вторых, после расстрелов и репрессий 1937−1938 годов в армии и милиции освободились сотни высших командных должностей. И выпускник военной академии, которому в начале 1939 года не исполнилось и 34 лет, был направлен на работу в центральные органы НКВД.

Новое поколение

Судьба будущего председателя КГБ могла бы сложиться совершенно иначе, если бы он оказался в органах всего на пару лет раньше. После арестов бывших руководителей НКВД — сначала Генриха Ягоды, а затем Николая Ежова — сотни офицеров пошли по их стопам. Новый нарком Лаврентий Берия начал беспощадную чистку своего ведомства от «случайных» и «чуждых делу пролетарской революции» людей. Целые отделы, ещё вчера решительно отправлявшие на смерть врагов народа, неожиданно оказывались в стане разоблачённых шпионов и антисоветчиков.

Назначение на высокий пост ошеломило Ивана Серова. Как вчерашнему деревенскому парню научиться отличать верных ленинцев от замаскированных троцкистов? Причём в атмосфере всеобщего страха и шпиономании даже усердное перевыполнение плана по количеству пойманных вредителей не гарантировало личной безопасности. Кроме того, в органах после всех чисток царил почти хаос. В запутанной организационной структуре НКВД Серов всего за полгода трижды менял должности.

Настоящим спасением для новичка-чекиста стало назначение в сентябре 1939 года на должность наркома внутренних дел Украинской ССР. Незадолго до этого два главных диктатора Европы — Иосиф Сталин и Адольф Гитлер — тайно договорились о разделе Польши. Значительная часть страны после оккупации советскими войсками была формально присоединена к Украине. И на этих территориях закипела работа спецслужб.

Сам Советский Союз был уже тотально зачищен от «бывших прислужников буржуазии». И выявление «затаившихся контрреволюционеров» внутри СССР превратилось в серьёзную головную боль для ответственных чинов НКВД. То ли дело Восточная Польша! Сотрудники Серова не успевали справляться с потоком арестованных помещиков, полицейских, офицеров, клириков и просто недовольных оккупацией поляков.

фото1.jpeg
Советские делегаты Львова. Фотография 1940 года. («Дилетант»)

Сам нарком проводит очень много времени не в Киеве, а во Львове. После убогого ассортимента советских магазинов богатство выбора и качество товаров буржуазной торговли поражает неизбалованного бытовыми изысками чекиста.

Жажда красивой жизни оказалась гораздо сильнее пролетарской сознательности. Серов с удовольствием посещает элитные рестораны и не стесняется закупаться в хороших магазинах. Тем более что точно так же поступают и все прочие советские начальники.

На Украине

Служба на Украине свела Серова с двумя людьми, знакомство с которыми оказало позднее колоссальное влияние на его карьеру. Это были будущий маршал Георгий Жуков и будущий лидер СССР Никита Хрущёв. Все трое нашли общий язык и в дальнейшем действовали как одна команда.

Многие «очевидцы» позднее уверяли, что взлёт Ивана Серова после смерти Сталина стал закономерным. Потому что Хрущёв таким образом отблагодарил бывшего главу украинского НКВД, который мог бы отравить жизнь киевского партийного наместника. Но не стал этого делать.


На самом деле у Серова не было никакой нужды мучить разоблачениями функционеров столицы Украины (тем более что у них могли оказаться высокие покровители в Москве). Ведь во Львове и других «присоединенных» землях Польши «антисоветские» элементы водились с избытком. Сталину потоком шли отчёты о тысячах выявленных врагов новой власти. Тем более что ксёндзы или вчерашние полицейские стали не просто очень лёгкой, но и самой идеальной добычей для агентов советских спецслужб.

Усердный исполнитель

Украинский этап карьеры Серова показал, что он является прекрасным исполнителем. Не задаёт лишних вопросов, не рефлексирует, не страдает запоями (что было обычным делом при такой специфической занятости). Зато проявляет исключительное усердие. Его заслуги по достоинству оценили в Москве. За успешные аресты, расстрелы и депортации вчерашний крестьянин награждён орденом Ленина.

Вдохновлённый Серов даже придумал целую инструкцию о порядке выселения «антисоветских элементов». Этот документ после одобрения в Москве стал основным сводом правил при последующих массовых депортациях.

фото2.jpeg
Коммунистический митинг в Риге. Фотография 1940 года. («Дилетант»)

Разумеется, депортация крымских татар тоже была поручена проверенному исполнителю. И вскоре Серов получает очередные награды. Вопреки всем правилам ему вручают ордена Красной Звезды и Кутузова, а ещё через некоторое время присваивают звание Героя Советского Союза.

В Германии

После перехода советскими дивизиями границы СССР перед работниками НКВД появляются новые задачи. На территории Польши, Румынии и других стран предстояло подавить любые очаги настоящего национально-освободительного движения и зачистить политическое пространство для будущих марионеточных просоветских режимов.

Серов снова занимается привычным делом. Он разоблачает «антисоветское подполье» и депортирует «враждебный элемент». Причём заниматься этим на территории Германии гораздо легче, чем в СССР. А главное — более прибыльно. Ведь любую группу схваченных немцев легко записать в «террористическую организацию», а мародёрство в особняках Саксонии оказалось гораздо перспективнее, чем грабежи аулов Кавказа.

Советские специалисты по борьбе с врагами социализма в Восточной Европе проявляли удивительный прагматизм. В качестве мест содержания для тысяч арестованных в Германии и Польше подозреваемых они смело использовали бывшие концлагеря нацистов.

Однако совершенно неожиданно у Серова появляется жёсткий и последовательный враг — начальник контрразведки СМЕРШ Виктор Абакумов. Личная острая неприязнь двух лидеров ключевых советских спецслужб оказалась непреодолимой. И затянулась на годы.

На радость вождю в Москву пошли потоком шифровки со взаимными обвинениями и жалобами на «грубость и непартийное поведение». Одновременно между спецслужбами началось жутковатое соревнование. Отныне конкуренты наперегонки отчитывались перед Москвой о количестве выявленных ненавистников социализма. С назначением Абакумова в 1946 году главой Министерства госбезопасности многим могло показаться, что дни Серова сочтены. Тем более что на него накопилось достаточно компромата. Но Сталин не желал получить вместо двух конкурентов одного монополиста. Его забавляли склоки генералов и радовала их взаимная ненависть.

Очередной спасительной соломинкой для Серова стало задание по поиску и отправке в СССР всех немецких специалистов по ракетотехнике и ядерному оружию. Для этой операции он получает под своё командование сразу 2500 агентов и 1500 переводчиков. С такими силами и полномочиями Серов без труда находит в Германии нужных учёных и квалифицированных инженеров и переправляет их всех в СССР.

Аппаратные склоки

В 1947 году начинается новый виток противостояния двух спецслужбистов. Виктор Абакумов получает убедительные доказательства по фактам мародёрства и личного обогащения Ивана Серова и его заместителей в Германии и Польше. В СССР вагонами отправлялись награбленные ценности. А в карманах генералов осели миллионы изъятых немецких рейхсмарок.

Но Сталин принимает решения не по законам уголовного кодекса или правилам здравого смысла, а по логике абсолютного диктатора. Ему уже надоели отъевшиеся и набравшие силу выдвиженцы тридцатых годов. Их пора менять на новое поколение. Но с кого начать? И тут, на счастье Серова, вскрылись безобразия сотрудников Абакумова, творимые ими на даче Сталина во время отсутствия вождя. Оказалось, что старшие офицеры МГБ возили туда проституток, пьянствовали и даже воровали вино и продукты Хозяина.

фото3.jpeg
Иван Серов. (livejournal.com)

Подобное преступление в глазах Сталина было гораздо страшнее незаконных экспроприаций и сфабрикованных дел в далёкой Германии. В итоге Абакумов был арестован. А Серову поручается курирование всех советских концлагерей. Таким образом, он имеет возможность реабилитировать себя в глазах Сталина за прошлые провинности. И благодарный Серов с энтузиазмом берётся за порученное дело. По его приказу вопреки всем международным договорённостям в СССР на годы остаются в качестве бесплатной рабочей силы десятки тысяч бывших немецких военнопленных. А ценой жизни рабов ГУЛага досрочно завершается строительство Волго-Донского канала. И новые «подвиги» Серова в 1952 году отмечены очередным орденом Ленина.

Последний взлёт

Смерть кровавого тирана в 1953 году очень по-разному отразилась на судьбах его верных палачей. Первым пал Лаврентий Берия. Причём Серов, который был многим обязан этому ближайшему соратнику Сталина, легко отрёкся от своего многолетнего покровителя.

Взошедший на вершину власти Никита Хрущёв безгранично доверял знакомцу по работе на Украине. Он назначает его главой КГБ. А заодно дарует ему звание генерала армии. И вскоре Серову предоставилась хорошая возможность доказать, что эти решения были правильными, и продемонстрировать свои уникальные способности к администрированию.

В 1956 году в Венгрии вспыхнуло антисоветское восстание. Твёрдый ленинец Иван Серов со всей решительностью топит в крови этот мятеж и тут же получает очередной орден. А заодно остаётся в памяти европейцев под прозвищем «будапештского палача».

фото 4 .jpeg
Серов, Молотов, Хрущев, Жуков. Фотография 1955 года. («Дилетант»)

Параллельно начинается процесс реабилитации невинных жертв сталинских репрессий. И Серов, уверяя, что надо навести порядок в гигантском количестве надуманных дел, уничтожает в архивах миллионы «бесполезных» документов. В 1957 году Хрущёв едва не был свергнут частью партийной элиты. Такой упёртый сталинист, как Молотов, открыто обвинил Никиту Сергеевича в самодурстве. Одним из тех, кто своим заступничеством и реальной помощью спас Хрущёва, стал Иван Серов.

Но, как ни странно, глава КГБ вскоре был снят со своей должности. Под предлогом усиления кадров на слабом участке его назначили руководителем Главного разведывательного управления.

Дело в том, что Хрущёва давно тяготили бывшие соратники, запятнавшие себя кровью, закостеневшие в своих представлениях о «твердой власти» и не желавшие серьёзных реформ. Например, Серов был категорически против сокращения непомерно раздутых штатов МВД.

Обиженный пенсионер

В ГРУ новый начальник совсем потерялся. Он привык решать простые задачи. Но одно дело — депортировать всех балкарцев или арестовать всех служителей церкви. И совсем другое — создание секретной зарубежной резидентуры и тайная вербовка надёжных людей в капстранах. В такой работе не могли пригодиться навыки выколачивания нужных показаний из сломленных пытками людей в застенках НКВД. Профессиональные специалисты-разведчики почти открыто смеялись над своим шефом.

Кроме того, предпринятые Хрущёвым меры по борьбе с культом личности Сталина и последствиями массовых репрессий пренеприятнейшим образом отразились на репутации Серова. Специальное решение Президиума ЦК КПСС отменило приказы о награждении высшими орденами руководителей массовых депортаций.

Однако все эти неприятности меркли по сравнению с катастрофой, которая ожидала Серова в родном ведомстве. Под его непосредственным руководством тысячи людей были обвинены в сфабрикованных делах о шпионаже в пользу коварных капиталистов. Но как раз настоящего агента западных спецслужб он не только не сумел разоблачить, но даже спас в своё время от увольнения.

Точку в карьере одного из главных сталинских палачей поставило дело Олега Пеньковского. Выяснилось, что полковник ГРУ не просто передавал англичанам и американцам совершенно секретные сведения. Оказалось, что большое количество тайной информации Пеньковский узнавал благодаря легкомысленной разговорчивости Серова с подчинённым. Попросту говоря, начальник ГРУ стал настоящим героем знаменитого советского плаката «Болтун — находка для шпиона».

фото 6.jpeg
Иван Серов на пенсии. Фотография 1980-х годов. («Дилетант»)

Страшно представить, что стало бы с Серовым во времена Сталина. Но Хрущёв не был ни кровожадным, ни мстительным. Лидер СССР скорее был очень раздосадован. И ограничился разжалованием провинившегося соратника до генерал-майора, отправкой его на службу в провинцию и лишением звания Героя. С формулировкой «За потерю политической бдительности и недостойные поступки». Это был самый счастливый из возможных вариантов. Однако не для такого человека, как Иван Серов.

Свержение Хрущёва в 1964 году породило у бывшего главы КГБ надежды на реинкарнацию. Он просто завалил высшие партийные органы своими мольбами о реабилитации. Что выглядело настоящим издевательством на фоне трагических судеб миллионов репрессированных по его вине советских людей.

Результат активности Серова оказался парадоксальным. Пришедший к власти Леонид Брежнев начал «ползучую» реабилитацию Сталина. И Серову даже разрешили вернуться в Москву в почётном статусе военного пенсионера. Но в то же время исключили из партии. За «нарушения социалистической законности и использование служебного положения в личных целях». А это ставило крест на всех попытках вернуться во власть.

Крепкое здоровье и привилегии в медицинском обслуживании позволили Серову ещё не один десяток лет добиваться восстановления в рядах КПСС и возвращения наград. Но всё оказалось напрасно. Последний отказ пришёл во времена Михаила Горбачёва. Хотя и справедливого суда за руководство преступлениями против человечества Серов тоже счастливо избежал. Как, впрочем, и все его коллеги по НКВД-МГБ.

Иван Серов скончался в 1990 году. Он умер не от старости. Пенсионер попал в госпиталь после нелепой травмы на железной дороге. Ему было 84 года.


Сборник: Зимняя война

В результате Советско-финской войны 1939-1940 гг. к СССР отошли Карельский перешеек с Выборгом, ряд островов в Финском заливе, северное и западное побережья Ладожского озера.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы