Черный август

«Черные вторники» 1992, 1994, 2014 годов, «черный четверг» 1995 года — российская экономика не раз испытывала потрясения. Однако август 1998 года (тоже впоследствии названный «черным») стал для нее одним из самых тяжелых.

Еще в пятницу 14 августа 1998 года, за три дня до дефолта, президент России Борис Николаевич Ельцин на вопрос журналиста: «Будет девальвация или нет?», отвечал: «Не будет». Однако в понедельник, 17 августа, правительство и Центральный банк отказались от долговых обязательств, объявив тем самым технический дефолт. Практически на глазах курс доллара вырос в четыре раза (с 6 до 25 рублей), инфляция — в три. Все это привело к огромным финансовым потерям среди населения и продовольственному кризису.

ФОТО 1 (1).jpg
Митинг трудящихся и безработных, апрель 1998 года. (wikimedia.org)

18 августа 1998 года на первой полосе газеты «Коммерсант» вышла статья Мы проснулись в другой стране:

Будем называть вещи своими именами: вчера правительство признало себя банкротом, а Центральный банк согласился на девальвацию рубля. Можно сказать, что сегодня утром мы проснулись в другой стране. Стране, которая стоит на пороге роста цен, товарного дефицита, сокращения импорта и «черного» рынка валюты. Единственное разумное решение в такой ситуации — не поддаваться панике. Принятые правительством меры, хотя и сильно запоздали, все еще могут исправить ситуацию.

Передумали

Еще несколько дней назад правительство и ЦБ клеймили тех, кто осмеливался высказать сомнения в твердости рубля. Не менее уверенно власти заявляли о готовности следовать своим обязательствам на рынке госдолга. Вчера ситуация изменилась кардинальным образом.

Верхняя граница «валютного коридора» до конца года была поднята до 9,50 руб., и в его пределах можно провести хоть 50-процентную девальвацию рубля. Изменился и сам принцип формирования официального курса доллара: теперь ЦБ будет учитывать курс межбанковского рынка, который сегодня значительно превышает курс Банка России и ММВБ.

Заморожены все выплаты по ГКО/ОФЗ до конца года — правительство собирается переоформить их в новые ценные бумаги. Иными словами, заплатить сегодня Минфин не в состоянии. Как это будет происходить после Нового года, объявят в среду.

Одновременно правительство и ЦБ ввели 90-дневный мораторий на исполнение банками своих обязательств перед иностранцами. Сюда относятся и кредиты, и срочные валютные контракты, и обязательства по залоговым операциям — так называемый margine call.

При этом нельзя сказать, что принятые на этот раз правительством меры неверны. Напротив, часть из них давно назрела. Корректировка валютной политики стояла в повестке дня по меньшей мере восемь месяцев. Все лето было очевидно, что правительству будет непросто за счет собственных средств расплатиться по всем госбумагам в этом году. Но применение этих мер после стольких заявлений о том, как они вредны, выглядит как потеря лица правительства и ЦБ.

Тем не менее, если отвлечься от формы, в которой было произведено объявление о новой политике правительства, то нельзя не отметить ее благотворность. В самом деле, довнесение залога по операциям репо с западными банками (margine call) оказалось последним ударом для ряда российских банков. И теперь, избавленные от неприятной обязанности выполнять не только эти, но и многие другие обязательства перед иностранными партнерами, российские банки смогут вздохнуть чуть свободнее.

Государство, избавленное от тягостной обязанности платить по ГКО/ОФЗ, сможет выполнить другие свои обязательства: например, перед бюджетниками. А возможность не тратиться на поддержку курса даст и вовсе двойную выгоду: и резервы будут сэкономлены, и экспортеры смогут увеличить выплату налогов.

Есть, однако, и отрицательные последствия. Раньше в России были хоть какие-то, пусть умирающие, рынки (для банков были, к примеру, жизненно важны рынки МБК и ГКО). Теперь их смерть узаконена. Одним из главных источников финансирования для банков стали кредиты overnight ЦБ, ставка по которым вчера составила 250% годовых. Вообще же, неофициальное мнение большинства опрошенных нами банкиров сводилось к тому, что вчерашние меры явно запоздали.

Но самое неприятное для правительства состоит в том, что теперь ему будет крайне сложно вернуть доверие иностранных инвесторов. Несмотря на то что Россия не отказалась платить по своим валютным обязательствам, вчера котировки валютных облигаций и евробондов достигали 80% годовых. Рейтинговые агентства перевели страновой рейтинг России в разряд «аутсайдерский». Фактически за один день финансовый рынок оказался отброшенным на несколько лет назад, и его возрождение надо начинать с нуля.

Двенадцатибанкирщина

Естественно, что всех волнует вопрос о том, выживут ли банки. По сведениям Ъ, в пятницу поздно вечером руководители Альфа-банка, МЕНАТЕПа, Банка Москвы, Мост-банка, Национального резервного банка и ОНЭКСИМбанка провели встречу с председателем Центробанка Сергеем Дубининым. Они предложили помочь ему в организации санации системообразующих банков — на деньги ЦБ. Банк России отказался.

Трансформацией этой идеи стало создание пула из 12 крупных банков: «Российского кредита», Альфа-банка, Сбербанка, Внешторгбанка, Внешэконобанка, ОНЭКСИМбанка, МФК, СБС-АГРО, МЕНАТЕПа, Мост-банка, Инкомбанка, Национального резервного банка. Эти банки вчера объявили о намерении восстановить нормальные расчеты по меньшей мере в рамках этого пула. Поддержку этой инициативе пообещал и ЦБ.

Население же без восторга отнеслось к экспромту правительства и инициативам крупнейших банков и продолжило скупать валюту. Курс продажи вчера в некоторых обменных пунктах достиг 10 руб./$, в то время как курс покупки изменился незначительно и находился на уровне 6,20 — 6,50 руб./$. Три четверти обменных пунктов банков не работали: у кого-то вообще не было валюты, кто-то ее просто придерживал.

ФОТО 2.jpg
На московском рынке, сентябрь 1998 года. (bigpikcha.ru)

Основной причиной дефицита долларов в Москве стал уход с наличного рынка крупнейших оптовых поставщиков наличной валюты — банка «Российский кредит» и других. По словам начальника валютного управления Московского кредитного банка Владимира Фирсова, дефицит наличной валюты объясняется еще и тем, что западные банки стали поставлять валюту только на условиях предоплаты. Срок поставки валюты увеличился с одного дня до пяти. Впрочем, по прогнозам операторов рынка наличной валюты, дефицит наличных долларов спадет к концу недели.

По словам главы пресс-службы Московского Сбербанка Андрея Чистякова, в понедельник обменные пункты банка не проводили операций по продаже валюты: все они были закрыты «по техническим причинам» на неопределенное время.

Одновременно Сбербанк приостановил операции по конвертации безналичных рублей в валюту, подчеркнув, что это «временная мера». В некоторых филиалах и отделениях, по словам Чистякова, клиентам банка отказывали в выдаче наличных долларов с валютных вкладов: из-за ажиотажного спроса уже к полудню валюта закончилась.

Торговля воздухом

В полной растерянности сегодня находятся негосударственные пенсионные фонды. Отказ государства от погашения ГКО уже в сентябре может привести к нехватке денег на выплату дополнительных пенсий. А ее получают уже 183 тыс. российских граждан.

Дело в том, что по нормам, установленным инспекцией НПФ, 30% пенсионных резервов должны быть инвестированы в государственные ценные бумаги. А поскольку НПФ весьма консервативны, то в действительности доля средств, вложенных в ГКО, значительно выше — по меньшей мере 40%.

Паевые фонды, портфель которых состоит исключительно из госбумаг, вчера начали приостанавливать все операции с паями. Первым это сделала управляющая компания «Паллада Эссет Менеджмент». За ней последовали и другие: управляющие компании «Тройка-Диалог», МКБ «Капитал», «Монтес Аури», РК «Менеджмент». Вчера менеджеры управляющих компаний собрались на срочное совещание, чтобы попытаться выработать общую политику. В итоге каждый решил действовать по собственному сценарию. Те, кто приостановил операции с паями, заявили, что «продавать воздух» — это значит обманывать инвесторов: реальную цену пая при отсутствии котировок госбумаг установить невозможно.

В страховых компаниях ситуация не столь тяжела. Если НПФ выплачивают пенсии в основном из доходов, полученных на рынке ценных бумаг, то страховые компании — за счет взносов. Так что, как уверяют страховщики, опасность неисполнения обязательств по полисам пока невелика. В перспективе же и здесь будут проблемы. Прежде всего благополучие страховщиков зависит от банка, где они держат деньги. Кроме того, большие проблемы возникнут у тех, кто вложился в «короткие» ГКО.

Не меньшие неприятности ожидают систему обязательного медицинского страхования, часть резервов которой также размещена в гособлигациях. Поэтому и НПФ, и страховщики, занятые в сфере обязательного медстрахования, рассчитывают на то, что им установят отдельный режим погашения ГКО/ОФЗ.

Ъ будет следить за развитием событий.

ОТДЕЛ ФИНАНСОВ

Предпосылки экономического кризиса, в который Россия попала в августе 1998 года, начали складываться намного раньше. Первые годы после распада Советского Союза дефицит российского бюджета доходил до 20%. Для того чтобы покрыть нехватку средств, государство не придумало ничего лучше, как печатать больше денег. Все это привело к девальвации рубля и росту инфляции. Тогда было принято решение брать деньги в долг. Главным кредитором извне выступил Международный валютный фонд (МВФ), а внутри страны — придуманные ГКО (государственные краткосрочные облигации), де-факто ставшие классической финансовой пирамидой. Сдерживание рубля в рамках «валютного коридора», разразившийся в июле 1997 года азиатский финансовый кризис — все это так или иначе «подстегнуло» августовские события.

ФОТО 3 (1).jpg
Встреча Ельцина и Кириенко в Кремле 17 августа 1998 года. (republic.ru)

В 1998 году только ленивый не пророчил России быстрый распад. Однако этого не произошло. «Черный август» положил начало «оздоровлению» российской экономики, которая впервые с 1991 года начала жить по средствам.

Источники

  • Газета «Коммерсантъ» от 18.08.1998, статья «Мы проснулись в другой стране»
  • Фото главной: rbk.ru
  • Фото лида: stmedia24.ru

Сборник: Дефолт

Экономический кризис 1998 года в России привел к разорению множества малых предприятий, миллионы людей потеряли свои сбережения.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы