• 10 Февраля 2019
  • 1722
  • Снежана Петрова

Берлинале: «Бог есть, ее имя Петруния»

Что, если бы бог был женщиной? Македонский режиссер Теона Стругар Митевска вызвала овации на Берлинском кинофестивале. Ее лента «Бог есть, ее имя Петруния», которую уже неофициально окрестили главным феминистским манифестом Берлинале, дает критический взгляд на современную Македонию, в которой декларируется стремление к демократии, свободе личности и равенству полов, но по факту в массе своей люди оперируют средневековыми категориями. О фильме, который имеет все шансы получить главный приз фестиваля в этом году, - в специальном репортаже diletant.media.

Читать

Жизнь главной героини Петрунии полна шаблонных неурядиц: с дипломом историка она не может найти работу в македонской провинции; ни мужа, ни детей, ни бойфренда; мать регулярно напоминает, что женщине уже 32, годы берут свое. Очередное фиаско на собеседовании, когда работодатель заявил, что не может взять Петрунию секретаршей, потому что она без опыта, выглядит на 42 и не возбуждает его, кажется, доводит героиню до отчаяния.

1.jpg
Кадр из фильма. (berlinale.de)

В тот же день — Богоявление — она становится свидетельницей ежегодного состязания: священник бросает в реку крест, а молодые мужчины ныряют за ним. Считается, что тому, кто первым достанет реликвию, будет сопутствовать удача. Как раз для правоверных, которые, вообще-то, должны верить, что бог всегда с ними, а посему никакие амулеты, обереги и символы удачи им не нужны.

2.jpg
Кадр из фильма. (berlinale.de)

По правилам, в состязании могут участвовать только мужчины. Что-то взбрело Петрунии в голову, и она наравне со всеми прыгнула в ледяную воду. И победила. Но разъяренные мужчины устроили потасовку, требуя вернуть «украденный» крест. Петруния вместе с реликвией скрывается.

3.jpg
Кадр из фильма. (berlinale.de)

Далее начинается средневековый процесс, достойный фильма «Жанна д’Арк 2.0». Мир разделился на два полярных лагеря. В одном — мать, полиция, церковь, толпа проигравших мужчин, которые призывают Петрунию одуматься, устраивают многочасовые допросы, не имея на это законного права, требуют вернуть «святую» реликвию, нападают, называют ее олицетворением Люцифера. В другом — лучшая подруга, отец, журналистка, которые называют поступок Петрунии смелым, достойным восхищения, призывают не сдаваться.

4.jpg
Кадр из фильма. (berlinale.de)

Македонский режиссер Теона Стругар Митевска не в первый раз обращается к теме религии, месте церкви как института (ее дебютный полный метр вышел в 2004 году под названием «Как я убила святого»), равенства полов. Режиссер с сарказмом показывает работу доблестной полиции, которая не способна сдержать разгоряченных фанатиков, одержимых идеей получения креста. Не вызывает симпатий и молодое македонское поколение, которое, якобы следует заветам бога, но по факту ведет себя как стая, требующая крови — классика религиозных войн. Институт СМИ показан как еще одна корпорация, которая, с одной стороны, дает информации шанс просочиться в эфирное время, с другой, — следует на поводу у зрительских симпатий. Не сдается только журналистка — конечно, женщина, — которая воспринимает свою работу как долг перед обществом — рассказывать даже ту правду, которая не нравится аудитории.

Патриархальное македонское общество своей поддержкой незыблемости догм, близко и российскому. Петруния вполне могла бы быть героем нашего времени: женщина, покусившаяся на мужские привилегии, оказалась под угрозой быть либо обвиненной в разжигании национальной, расовой и религиозной розни, либо убитой.

распечатать Обсудить статью