• 20 Мая 2018
  • 5371
  • Максим Новичков

Русь в ожидании конца света

Ожидание скорого конца света – характерная черта любого средневекового общества. На Руси эсхатологические настроения особенно усилились накануне 1492 года, когда, как считалось, прошло 7000 лет от сотворения мира. Если духовенство видело признаки апокалипсиса в хронологических вычислениях, то простое население больше всего боялось всевозможных стихийных бедствий, свидетельствами о которых полны летописи XV века. В то столетие в Москве даже произошло землетрясение.

Читать

Идею о конце света с истечением седьмой тысячи лет богословы обосновывали библейскими текстами. Считалось, что тогда же произойдет Второе пришествие Христа. Об этом писали Григорий Богослов, Василий Великий, Иоанн Дамаскин и другие Отцы Церкви. Похожие ожидания имели место в Византии, которая прекратила существование в 1453 году.

В XV веке на Руси распространились астрономические сборники и таблицы с эсхатологическими комментариями. Замечания о скором конце времен попадаются во многих летописях того времени. Одна из пасхалий на 1457 — 1461 гг. содержала сообщение: «В лето 6967 будет Рождество Антихристово. И будет плач велик тогда по всей земли вселеньской. Увы, увы, будет нам, грешным, тогда горе, беда велика в ты дни в лета сия». О приближении апокалипсиса упоминали митрополит Киприан и митрополит Фотий. Грамотные и знакомые с обширной литературой высшие церковные иерархи боялись бедствий и катастроф все правление Ивана III. Одним из ярких образов конца света был серп. Митрополит Филипп в 1471 году обращался к новгородцам: «И вы Божия гнева убойтесь и его страшного серпа».

1.jpg
Второе пришествие на фреске новгородского собора святой Софии. Изображение: Wikimedia Commons

В 1477-м великая княгиня Мария Ярославна (мать Ивана III) отправила в Кирилло-Белозерский монастырь 495 рублей — гигантскую сумму. Деньги распределили таким образом, что монастырь должен был растратить их к 1492 году. Тогда же увеличилось количество желающих постричься в иноки. Ожидая конца света, люди стремились найти спасение в монастырских стенах. В связи с этим в 1470-е гг. изменилась вековая традиция имянаречения. Если раньше монашеское имя давали по памяти святого в день пострижения, то теперь его стали определять по первой букве мирского имени.

Для простых крестьян главным знаком приближения апокалипсиса традиционно были стихийные бедствия. Летописи XV века полны описаниями всевозможных катаклизмов: затмений, метеоритных дождей, ураганов. В 1460 году на Москву обрушилась разрушительная буря, которую жители приняли за божественное знамение. А еще в 1445-м там же произошло вообще небывалое событие — землетрясение. Вот какое его описание встречается в «Истории государства Российского» Николая Карамзина: «В шестом часу ночи поколебался весь город, Кремль и посад, домы и церкви; но движение было тихо и непродолжительно: многие спали и не чувствовали оного; другие обеспамятели от страха, думая, что земля отверзает недра свои для поглощения Москвы».

2.jpg
Московский Кремль при Иване III в конце XV века. Картина А. Васнецова. Изображение: Wikimedia Commons

Что же касается древнерусских представлений о времени, то в повседневной жизни они отличались крайней расплывчатостью. В XIV — XV вв. даже сосуществовали две годовые система — мартовская и сентябрьская. В летописях зимними месяцами могли называться март или ноябрь. Не имея представления о точном времени суток и дате, крестьяне следили за природой, а их календарь состоял из памятных дней, названных именами святых.

Никакого конца света в 1492 году так и не произошло. Позднее апокалипсис ждали в Смутное время и при проведении никоновских реформ.

Источники:
Алексеев А. И. Под знаком конца времен. Очерки русской религиозности конца XIV — начала XVI вв
Борисов Н. С. Повседневная жизнь средневековой Руси накануне конца света

Изображение анонса на главной странице: tretiy-rim.moscow
Изображение лида: ruicon.ru

распечатать Обсудить статью