• 11 Ноября 2017
  • 10440
  • Надежда Чекасина

Как король всех переиграл

Мария Медичи стремилась свергнуть влиятельного первого министра и некогда своего советника кардинала Ришелье. Сначала она боролась с ним колкими и язвительными памфлетами, но потом перешла к более решительным действиям. Королева-мать прямо потребовала от своего сына Людовика XIII отставки ненавистного кардинала и назначения на его место своего фаворита. Ришелье уже был готов собирать вещи и уехать из Парижа, но тут на сцену вышел король. 

Читать

Королева-мать давно имела зуб на Ришелье. И если в первом заговоре против кардинала в 1626 году она активно не участвовала, а даже поддержала идею Ришелье женить младшего брата короля принца Гастона на принцессе Монпансье, то спустя четыре года Мария Медичи была готова пойти на все, лишь бы убрать своего бывшего советника подальше от сына. Когда всемогущий кардинал Ришелье начал переговоры с немецкими протестантами с целью заключить союз против Габсбургов в Тридцатилетней войне, это очень взволновало придворных католиков во главе с королевой-матерью. Было решено избавиться от первого министра. К заговору присоединились, помимо королевы-матери и, супруга Людовика XIII Анна Австрийская и принц Гастон.

Когда Ришелье убедил короля принять начальство над армией в Савойе, Медичи, не желавшая расставаться с сыном, поехала с ним до Лиона. Там она заявила, что раз путь французской армии будет проходить по землям, охваченным чумой, то здоровье короля может быть под угрозой. Людовик XIII, достигший тогда Гренобля, решил все же послушать мать и вернулся в Лион. Вернувшись из армии король действительно захворал, да так серьезно, что его родственники уж было почувствовали себя полными хозяевами во Франции. Но неожиданно Людовик пошел на поправку, и тогда Медичи, играя нежную мать, при поддержке анны Австрийской взяла с короля слово, что тот расстанется с Ришелье. Слабовольный король уступил слезным мольбам матери, но выполнять свое обещание вовсе не собирался.

Двор вернулся в Париж, но каких-либо изменений в отношениях между королем и его первым министром Медичи не заметила. Тогда она решила поставить вопрос ребром. Во время королевского совета 9 ноября 1630 года Людовик XIII назначает Луи де Марийяка, брата фаворита королевы-матери Мишеля Марийяка, главнокомандующим армии в Италии. Причем делает это, несмотря на неодобрение Ришелье. Кстати, Ришелье занимал должность главного управляющего Медичи, а его племянница Комбале числилась при королеве-матери старшей камер-юнгферой. К концу совета Мария Медичи отрешила их обоих от этих должностей, объявив их в свою немилость.

3.jpg
Мария Медичи, королева-мать

Людовик XIII всячески пытается убедить мать сменить гнев на милость, обещая, что устранит Ришелье при первом удобном случае. Но мать требует от сына отправить кардинала в отставку, а на место первого министра поставить своего фаворита Мишеля де Марийяка. В итоге, как будто поддавшись на уговоры державного сына, Мария Медичи соглашается 10 ноября принять у себя в Люксембургском дворце кардинала Ришелье и его племянницу. Первой прибыла госпожа Комабле. Когда королева-мать увидела свою бывшую камер-юнгферу, то ее охватила такая ярость, что Медичи обрушилась на девушку с бранью. Людовик пытался успокоить мать, но все было тщетно. Ему пришлось вывести обливавшуюся слезами Комбале из покоев королевы-матери. Людовик XIII рассчитывал совсем на иной исход этой встречи. Мать пыталась оправдать себя тем, что присутствие Комбале при дворе вовсе не обязательно для блага государства, отметив, что не будет таким тоном говорить с кардиналом Ришелье.

2.jpg
Мишель де Марийяк, несостоявшийся первый министр

Однако, когда появляется Ришелье, Медичи окончательно выходит из себя. Она бросает сыну «Вы предпочтете лакея собственной матери?» и обрушивается с оскорблениями на кардинала. Ришелье был настолько потрясен яростью королевы-матери, что в слезах опустился перед ней на колени и стал целовать нижний край ее платья. Но Медичи выгоняет первого министра из уборной и запрещает показываться ей когда-либо на глаза. Потрясенный случившимся Людовик XIII уезжает в свой охотничий домик в Версале, даже не переговорив с Ришелье. Кардинал был вынужден удалиться и, считая, что партия проиграна, стал собираться к отъезду из Парижа в деревню. Он полагал, что его судьба решена, но преданные ему люди, в том числе и фаворит короля Сен-Симон, посоветовали Ришелье явиться к королю в Версаль. Во время их беседы Людовик XIII принимает решение устранить любую оппозицию своей воли и пресечь попытки матери манипулировать им. Король, в подтверждение своей благосклонности к Ришелье, целует его и заявляет: «Я больше привязан к своему государству, чем к моей матери».

1.jpg
Кардинал Ришелье, королева-мать и Людових XIII

В это время Мария Медичи, Марийяк и их сторонники пребывают в полной уверенности, что отставка ненавистного могущественного кардинала Ришелье — решенное дело. Заговорщики начинают заранее праздновать свою победу и не стесняются принимать поздравления в Люксембургском дворце. Тем временем король приказывает арестовать Мишеля де Марийяка и его брата, ранее назначенного во главе итальянской армии. На следующее утро, 11 ноября, Марийяка схватили и доставили в замок Шатоден, где он и умер 7 августа 1632 года. Ришелье решает воспользоваться раздражением короля от влияния матери, чтобы окончательно удалить Медичи от двора. В феврале 1631 года королева-мать была выслана в Компьенский дворец, откуда позднее бежала к испанцам. А этот день вошел в историю, как «день одураченных» с легкой руки поэта Ботрю. Он, будучи одним из фаворитов кардинала, тогда воскликнул: «Воистину то был день дуралеев!»

распечатать Обсудить статью