• 23 Апреля 2017
  • 24176
  • Алексей Дурново

Что, если бы не было Первой мировой

28 июня 1914-го года в Сараево был убит наследник австрийского престола эрцгерцог Франц Фердинанд. Через месяц Европа вступила в войну небывалого прежде масштаба. Первая мировая вызвала, в итоге, грандиозные геополитические перемены. Из пяти Империй, которые были активными участниками войны, лишь одна продолжила свое существование. 

Читать

Могло ли такое быть?

Бытует мнение, что если бы австрийский эрцгерцог Франц-Фердинанд вернулся бы из Сараево живым и невредимым (или, хотя бы, просто живым), то войны не было бы. Но это заблуждение. Сараевское убийство было поводом, но никак не причиной глобального конфликта, который вспыхнул летом 1914-го. Причины нужно искать в области геополитики. Шесть-семь держав разделили мир на сферы влияния, и их интересы вступили в острое противоречие. И к моменту гибели Франца-Фердинанда напряженность в мировой политике уже можно было резать ножом. Она нарастала с конца XIX-го века. И для взрыва необходим был лишь повод. У Франца-Фердинанда было куда больше шансов выжить в Сараево, чем у Европы — избежать войны.

1. Кайзер Вильгельм.jpg
Вильгельм II — последний Император Германии

Если возвращаться к боснийским событиям, то гибель эрцгерцога была, по большому счету, цепью трагических случайностей. Франц-Фердинанд прекрасно знал, что на Балканах уже не первый год идет необъявленная террористическая война. Что сторонники освобождения Боснии от Австро-Венгрии (а точнее поборники прав православных сербов, оказавшихся подданными Франца-Иосифа) готовят покушения почти на каждого высокопоставленного австрийца, которые въезжает на их территорию. Именно из-за этого эрцгерцог дважды отменял визит в Сараево. Мог отменить и в третий раз, ведь повод был ерундовый — посетить маневры и открыть музей. Наконец, к моменту убийства было уже совершенно ясно, что жизни наследника австрийского престола угрожает опасность, ибо одна попытка нападения уже провалилась. Больше того, Принцип тоже мог промахнуться, а получивший ранение Франц-Фердинанд мог бы выжить, если бы вовремя подоспела помощь. Только это не отменяет главного. Повод нашелся бы все равно. На в июне 1914-го, так в августе или осенью. Война была неизбежна, а Сараевское убийство лишь приблизило ее. Тем более, что между гибелью эрцгерцога и объявлением войны прошел месяц. Державы пытались о чем-то договориться, но, очевидно, находились уже в той стадии, когда договориться было невозможно.

Геополитика

Ситуация в Европе к моменту гибели Франца Фердинанда была напряжена до предела. Как уже говорилось выше, ведущие державы, фактически, уже поделили мир на либо на собственные владения, либо на сферы влияния. В зону раздела не попала Америка, где большинство стран добились независимости уже к середине XIX-го века. Но все прочие территории от Атлантического океана до линии перемены дат, плюс Океания, были, в той или иной степени, разделены. Даже формально независимые страны находились под чьим-нибудь влиянием, либо политическим, либо экономическим. Исключение, пожалуй, составляла лишь Япония, сумевшая преодолеть давление извне благодаря знаменитым реформам Императора Мейдзи. Пара простых примеров: независимая Болгария имела, при полностью православном населении, зависимого от Германской Империи короля католика, независимая Персия в 1910-м была разделена на сферы влияния Россией и Великобританией.

Договор, по сути, был дележом, какое бы то ни было участие в нем персидской стороны не предполагалось. Впрочем, самый показательный пример — Китай. Поднебесная была растерзана великими державами в 1901-м году поле Ихэтуаньского восстания. Его подавлением занималась коалиция из России, Японии, Великобритании, Франции, США, Германии, Италии и Австро-Венгрии. Контингент последних двух стран составлял 80 и 75 человек соответственно. Тем не менее, Италия и Австро-Венгрия наравне со всеми приняли участие в подписании мирного договора, по итогам которого, Китай, сохранив формальную независимость, стал зоной экономических интересов восьми стран сразу.

2. Три Императора.jpg
Николай II, Георг V и бельгийский король Альберт

Когда все территории уже поделены и съедены, встает только один вопрос, когда делящие ввяжутся в конфликт друг с другом. Великие державы, очевидно, держали будущий конфликт в уме. Недаром задолго до войны были заключены глобальные геополитические союзы. Антанта: Великобритания, Франция, Россия и Центральные державы: Германия и Австрия, к которым позднее присоединились Османская Империя с Болгарией. Все это закладывало под мирную Европу пороховую бочку. Впрочем, Европа и без того не была мирной. Она воевала постоянно и беспрерывно. Целью каждой новой кампании, пусть и очень небольшой, было желание оттяпать себе под сферу влияния еще какое-то количество квадратных километров. Впрочем, важно другое, у каждой державы имелся интерес, шедший вразрез с интересами другой державы. И это делало очередной конфликт неотвратимым.

Неизбежное

Правительства Австрии, Германии, Османской Империи, России, Великобритании и Франции были заинтересованы в войне друг с другом, ибо не видели иного способа разрешить имеющиеся споры и противоречия. Великобритания и Германия делили Восточную и Юго-западную Африку. При этом Берлин не скрывал, что поддерживал буров, во время англо-бурских войн, а Лондон отвечал на это экономической войной и созданием антигерманского блока государств. Франция тоже имела к Германии множество претензий. Часть общества требовала военного реванша за унижение во Франко-прусской войне 1870−1871, по итогам которой Франция потеряла Эльзас и Лотарингию. Париж добивался их возврата, но Германия ни при каких обстоятельствах эти территории не отдала бы. Ситуация могла разрешиться только военным путем. Плюс Франция была недовольна австрийским проникновением на Балканы и расценивала строительство железной дорогие Берлин — Багдад, как угрозу своим интересам в Азии.

3. Франц-Иосиф.jpg
Франц-Иосиф

Германия требовала пересмотра колониальной политики Европы, постоянно требуя уступок от других колониальных держав. Не говоря уже о том, что Империя, существовавшая чуть более сорока лет, стремилась к господству если не во всей Европе, то, как минимум, в континентальной ее части. Австро-Венгрия имела огромные интересы на Балканах и воспринимала как угрозу политику России, направленную на защиту славян и православных в восточной Европе. Кроме того, Австрия вела длительный спор с Италией из-за торговли в Адриатическом море. Россия, помимо Балкан, хотела получить еще контроль над проливами между Черным и Средиземным морем. Количество взаимных претензий и конфликтных ситуаций предполагало только один выход из положения — войну. Представьте себе коммунальную квартиру. Шесть комнат, в каждой из которых живет семья хорошо вооруженных людей. Они уже поделили коридор, кухню, туалет и ванную и хотят больше. Вопрос стоит так, кто будет контролировать всею коммуналку? При этом договориться друг с другом семьи не могут. Что будет в такой квартире — война. Нужен был только повод. В случае с Европой таким поводом стало убийство Франца Фердинанда. Не было бы его, нашелся бы другой повод. Это, кстати, довольно убедительно показывают переговоры, которые велись в июле 1914-го года. У великих держав был месяц на то, чтобы договориться, но они даже не попытались сделать этого.

Немного фантастики

Но, допустим, случилось чудо. Великие державы, каким-то образом, договорились и решили все споры мирным путем. Попробуем представить себе, что было бы дальше.

Замедление технического прогресса. Как это ни печально, но Первая мировая существенно подхлестнула развитие технической мысли. Речь не только о танках и субмаринах. Речь о бурном развитии транспорта вообще, а особенно, машиностроения и авиации. После Первой мировой автомобили и самолеты перестали восприниматься как диковинка. Они стали повседневностью. Компании, занимавшиеся производством автомобилей, буквально озолотились в годы войны. Они заработали денег на десятилетия вперед, получив гигантские возможности для реализации довольно затратных проектов. Это не говоря о всевозможных послаблениях. Например, о налоговых льготах для «Рено», чья продукция сильно помогла Франции в годы Первой мировой.

4. Пуанкаре.jpg
Раймон Пуанкаре

Уменьшение роли США

Единственная страна, которая действительно много выиграла от Первой мировой — это Соединенные Штаты Америки. США держались просто филигранно. Не вступали в войну до 1917-го года, но, присоединившись к Антанте на последних этапах, получили статус страны-победителя. Кстати, вместо России, которая из войны вышла. США избежали огромных военных расходов и колоссальных человеческих потерь. Их экономика выросла и стала играть в мире очень весомую роль. Зато статус победителя позволил им изменить в свою пользу систему международных отношений — президент Вудро Вильсон пролоббировал создание Лиги Наций, которое было выгодно США куда больше, чем Великобритании и Франции. В 1922-м Вашингтон навязал Японии, тоже стране-победителю, договор о сокращении ее вооружений в Тихом океане.

Эпоха Империй продолжилась бы. Первая мировая война изнутри уничтожила четыре очень крупных державы — Россию с Австро-Венгрией, Османскую Империю и совсем юную Германскую Империю. Вполне вероятно, что эти страны по сей день сохраняли бы монархию, если бы не Первая мировая.

Второй мировой тоже не было бы. Когда знаменитый маршал Фош увидел проект мирного договора с Германией, он сказал: «Это не мир, а перемирие лет на десять». Маршал ошибся на 11 лет, что не отменяет его правоты. Вторая мировая — логичное продолжение Первой мировой. Ее причины — вырастают из последствий Великой войны.

распечатать Обсудить статью