• 3 Сентября 2016
  • 11942
  • Мария Молчанова

Кинократия. «Танцующая в темноте» Ларса фон Триера

«Душевное изнасилование», «дергание за ниточки зрительских чувств», «новая искренность», «коллекция штампов и клише» - лишь часть мыслей, которые возникают после просмотра «Танцующей в темноте» Ларса фон Триера.



Читать

Сюжет «Танцующей в темноте» выстроен по всем канонам драматического жанра. Сельма (Бьорк), эмигрантка из Чехословакии, приезжает в США в поисках лучшей жизни для себя и своего сына. Сельма страдает хроническим недугом — она постепенно теряет зрение, причем эта болезнь передалась по наследству и ее ребенку. Девушка вынуждена работать на фабрике, чтобы скопить денег на операцию сыну, хотя это занятие дается ей весьма тяжело.


Единственной подлинной страстью Сельмы становятся мюзиклы: она регулярно смотрит их в кино вместе со своей подругой Кэти (Катрин Денев), а также принимает участие в любительской постановке знаменитого бродвейского шедевра «Звуки музыки». По соседству с ней живет обычная американская семейная пара: муж-полицейский Билл и жена-домохозяйка Линда. Полицейский признается Сельме, что он по уши погряз в долгах, а та, в свою очередь, открывает свою тайную цель: накопить деньги на глазную операцию для сына. Последствия этого признания очевидны: воспользовавшись практически полной слепотой Сельмы, Билл решает украсть ее сбережения. Уволенная с работы девушка, обнаружив пропажу денег, в состоянии аффекта убивает полицейского. Итог: успешная операция сыну, осуществленная трагической жертвой матери. Сельму приговаривают к смертной казни через повешение.

Иллюстрация 1.jpg


Бьорк в роли Сельмы в фильме «Танцующая в темноте»


Героиня Бьорк производит впечатление девушки не от мира сего, мечтательницы, эдакой юродивой: о своих проблемах она рассказывает с улыбкой, воспринимая все жизненные невзгоды отстраненно-снисходительно. Это и понятно — у нее есть цель (вылечить сына) и всепоглощающая любовь к мюзиклам. Интересно, что композиционной канвой фильма стали сцены из «Звуков музыки», да и сама картина Триера изобилует музыкальными вставками. Следуя брехтовским законам изобразительной техники, героиня Бьорк играет отстраненно, порой выходя из своего кинематографического образа, погружаясь в мир музыкальных фантазий и одновременно комментируя происходящее вполне в стиле зонгов великого немецкого драматурга.



Музыкальные эпизоды представляют собой фактически вымышленный мир Сельмы, противопоставленный серой и унылой повседневности тяжелых трудовых будней. В фильме Триера танцуют все: и рабочие на фабрике, увлекаемые мерным ритмом станков, и пассажиры проезжающего мимо глухой американской провинции поезда, и присяжные заседатели в зале суда, и даже конвоиры в тюрьме. Невероятно трогательная история обманутой девушки была бы банальной и чересчур формальной, если бы не фантастическая актерская игра главных героев. Если Бьорк, вероятно, частично играет саму себя, то рафинированная французская кинодива Катрин Денев в роли простой фабричной работницы смотрится предельно убедительно: немного замкнутая, однако искренне пытающаяся помочь своей подруге.


Иллюстрация 2.jpg

Кадр из фильма «Танцующая в темноте»


Особую сопричастность событиям на экране придают и уникальные операторские приемы, используемые Триером и ставшие его своего рода кинематографическим манифестом. Программная статья режиссера «Догма» увидела свет в 1995 году, когда он в сотрудничестве с другими авангардными датскими кинематографистами опубликовал свою концепцию обновления языка кино. Традиционная иллюзионность кинематографа, его стремление реалистично отобразить окружающую действительность подвергаются осмеянию, ведь подлинные эмоции невозможно воспроизвести искусственно. Основным эстетическим концептом нового течения стали «живая» камера, натуральные съемки, фирменное дрожание картинки, когда зритель следит за перипетиями как будто не художественного фильма, а документального. Это и стремление к гипертрофированному натурализму, и поиски настоящей, а не лживо-условной кинореальности. Кинематограф призван был стать подлинно демократическим видом искусства, доступным не только для понимания широкими массами зрителей, но и подталкивающим создать нечто свое, приобщиться к творческому эксперименту авторов «Манифеста».


Триер, как всегда, продемонстрировал в этой ленте свою эстетическую провокационность. Как заметил киновед Андрей Плахов, фильм «Танцующая в темноте» «выпивает из зрителя энергию и у многих вызывает страшное раздражение издевательством над хорошим кинематографическим тоном. Он возмущает поклонников рутинного мюзикла тем, как предательски лихо фон Триер расправляется с жанром. Он смущает сторонников ползучего реализма тем, что режиссер оценивает человеческую жизнь в ничтожную сумму две тысячи долларов, не хватившую на оплату услуг адвоката».


Иллюстрация 4.jpg

На съемках фильма «Танцующая в темноте»


«Танцующая в темноте» — пожалуй, одна из наиболее притягательных и волнительных кинодрам последних десятилетий. Несмотря на довольно шаблонную фабулу, фильм поражает своей искренностью и естественностью, когда зритель достигает настоящего катарсиса к финальной сцене казни Сельмы, обливаясь слезами сострадательного очищения — подлинный трагический конфликт, где действует безжалостная и беспощадная сила фатума, а главная героиня идет на искупительную жертву во имя восстановления справедливости и приумножения добра.

Цитаты из фильма:

- Послушай раз в жизни голос разума. Сельма, Сельма!

- Я слушаю сердце.

Для того, чтобы видеть, глаза не нужны.

- Ты слепая?!

- Да и смотреть-то не на что…

Фрагмент фильма:


распечатать Обсудить статью