• 20 Августа 2016
  • 18554
  • Мария Молчанова

Кинократия. «Великий диктатор» Чарли Чаплина

«Великий диктатор» - первая полностью звуковая кинолента гениального Чарли Чаплина, имевшая фантастический коммерческий успех, неоднозначно принятая кинокритиками, однако выдвинутая в пяти номинациях на премию «Оскар».
Читать

Фильм «Великий диктатор» воплощает собой своеобразный переломный момент в творчестве Чарли Чаплина: и в качестве первого озвученного фильма в прославленной карьере актера и режиссера, и с точки зрения новизны сценарного сюжета. Несмотря на то, что озвучивание фильмов стало повсеместной практикой в киноиндустрии с конца 1920-х годов, сам Чаплин оставался предан эстетике немого кинематографа вплоть до 1940-го, когда и начались съемки «Великого диктатора».

Фильм начинается с драматичной сцены в окопах Первой мировой войны, когда герой Чаплина — рядовой еврей-парикмахер — сражается в армии вымышленного государства Томании. Звуковые аллюзии, относящие внимательного зрителя к реально случившимся фактам из недавней истории, — явная пародия на геополитические и идеологические установки немецкого государства (Германия — Томания). Все это стало выражением фирменного юмора и острой сатиры Чарли Чаплина. Годы идут, Томания проиграла войну, и на волне реваншистских настроений к власти приходит диктатор Аденоид Хинкель — еще одна явная звуковая пародия вполне в духе не только чаплиновского комического стиля, но и в русле всей сатирической традиции.

Иллюстрация 1.jpg

Чарли Чаплин

Ему помогают осуществлять свои тиранические устремления министры Гарбич (здесь даже усиливаются звуково-семантические ассоциации: и Геббельс, и «мусор» в переводе с английского) и Херринг (намек на Геринга и «селедку» с английского).

Именно в «Великом диктаторе» имеются наиболее значительные и выразительные сцены, связанные с комической эстетикой Чаплина. Так, знаменитый монолог диктатора Хинкеля в начале фильма — одновременно и гиперболизированная, но и удивительно точная и стилистически выстроенная пародия на ораторские способности Гитлера и его манеру декламации. Интересна и сцена, в которой парикмахер-еврей бреет своего клиента под звуки «Венгерского танца № 5» Иоганна Брамса. Однако наиболее знаменитая сцена из картины, вошедшая во все учебники по истории кинематографа, — когда окрыленный мечтой о мировом господстве диктатор вальсирует с неким метафорическим глобусом под звуки увертюры из оперы Рихарда Вагнера «Лоэнгрин».

Иллюстрация 3.jpg

Кадр из фильма «Великий диктатор»

Фильм заканчивается сценой, когда парикмахер, принятый за диктатора, произносит речь на митинге, посвященном захвату Томанией-Германией Остерлиха-Австрии — прямая отсылка к аншлюсу 12 марта 1938 года. Этот монолог зачастую трактуется киноведами и критиками как выражение персональных взглядов самого Чаплина. Эту весьма спорную и неоднозначную сцену фильма, полную различных политических мотивов и аллюзий, некоторые специалисты признают одной из возможных причин изгнания Чаплина из США в эпоху маккартизма.


Интересная деталь: когда герой Чаплина поднимается на трибуну для начала своего выступления, на монументе явно читается слово «Liberty» (свобода). Более завуалированным политическим посланием Чаплина было изображение домов в еврейских гетто, вывески на которых были написаны языком эсперанто, придуманным, как известно, польским евреем Лазарем Заменгофом.

Иллюстрация 4.jpg

Кадр из фильма «Великий диктатор»

Другой характерной сценой стал эпизод встречи Хинкеля и Бензино Напалони. Хинкель, желая продемонстрировать своё превосходство, пытается сесть как можно выше своего визави. Затем возникает комическое столкновение в парикмахерской — кто выше сядет в поднимающемся кресле. Источником для этой сцены послужила встреча Чаплина с королём Бельгии, который также намеренно стремился занять стул с более высокими ножками, чем у Чаплина.

Иллюстрация 5.jpg

Кадр из фильма «Великий диктатор»

Сценарий фильма был написан самим Чаплином, который выступил тут и в роли режиссера, и главного действующего лица. Сценический образ бродяги, созданный Чаплиным в предыдущих его лентах, имел некоторые внешние черты сходства с Гитлером (прежде всего, это связано со знаменитыми усиками обоих персонажей). К тому же и Чаплин, и Гитлер родились в апреле 1889 года, хотя Чаплин был старше своего «прототипа» на 4 дня. В мемуарах актер вспоминает, что его крайне волновали преследования евреев в Европе в 30-х годах, о чём он узнавал напрямую из телеграмм своих европейских друзей и коллег-евреев.


В автобиографии, появившейся на свет в 1964 году, Чаплин замечает: «Безусловно, если бы я знал тогда о настоящих ужасах, происходивших в немецких концлагерях, я не смог бы снять «Диктатора», не смог бы смеяться над нацистами, над их чудовищной манией уничтожения». В 1940-м, в год выхода фильма на экраны, когда Гитлер уже начал свое захватническое покорение Европы, а Соединенные Штаты все еще не разрывали с фюрером отношений, не спешили вступать в войну, фильм Чарлина стал подлинным откровением и признанием страшных фактов истории со стороны обычного американского зрителя.

Цитаты из фильма:

«К сожалению, я не могу стать императором. Это не моя профессия. Я не хочу властвовать и завоёвывать. Я хотел бы, по возможности, помочь всем: евреям, христианам, чёрным, белым. Все мы хотим помогать друг другу. Мы так устроены. Хотим жить счастьем других, не их страданиями. Мы не хотим ни ненавидеть, ни презирать. Есть место для каждого. Земля богата и может накормить всех. Жизнь может быть свободной и прекрасной, но мы сбились с пути. Алчность отравила души людей, воздвигла барьеры ненависти, привела нас к страданиям и кровопролитию. Мы набрали скорость, но замкнулись в себе. Машины дают изобилие, оставляя в нужде. Знания делают нас циничными, а мастерство — жесткими. Мы много думаем и мало чувствуем».

Фрагмент фильма:


распечатать Обсудить статью