Опубликовано: 14 мая Распечатать Сохранить в PDF

Путешествие Амундсена к Южному Полюсу

1Начало

Первую попытку пройти к Южному полюсу сделал англичанин Роберт Скотт в 1902 году. Но о дошел только до 82°17' южной широты. Вернувшись в Англию, Скотт начал готовиться к следующей более серьезной экспедиции к Южному полюсу. Но один из участников его первой экспедиции, Эрнест Шеклтон, прибывший на родину раньше, решил опередить его. Так возникло соперничество за покорение Южного полюса. Шеклтон прибыл к берегам Антарктики в начале 1908 года. 9 января 1909 года он со спутниками достиг 88° 23' южной широты. До полюса оставалось всего 180 километров, но продовольствия было ничтожно мало. Пришлось повернуть обратно. После этого экспедиции к Южному полюсу начали готовить Япония и Германия. А затем неожиданно в состязание вступил норвежец Руаль Амундсен, который готовил экспедицию в Арктику на судне «Фрам». Но он, узнав, что Северный полюс достигнут, втайне изменил цель экспедиции и решил идти в Антарктику покорять Южный полюс. О своем решении он поначалу никому не сказал, даже членам экспедиции.

1 мая 1910 года «Фрам» был пришвартован в Акерсхусе для загрузки снаряжения. 2 июня на борту побывала королевская чета, которую принимали Амундсен и Нансен. 3 июня «Фрам» был перебазирован в Буннефьорд, где на борт погрузили разобранный дом для зимовки в Антарктике. 7 июня отплыли в короткий поход по Северному морю и вокруг Британских островов — это было предварительное испытание судового дизеля, во время которого проводились океанографические исследования. Сильные штормы сократили плавание. 11 июля «Фрам» вернулся в Берген, а 23 июля — в Кристианию (принимать сушеную рыбу, собак и т. д.). Здесь в истинные цели экспедиции были посвящены помощник командира Ертсен и лейтенант Преструд.

2Мадейра, Фуншал

Ведение всех своих дел Руаль Амундсен передал брату Леону. Еще до выхода «Фрама» из Кристиании Леон Амундсен совершил поездку на Мадейру, где проверил количество и качество запасов для перехода команды его брата в Антарктиду, последующей зимовки и штурма полюса.

«Фрам» пришел в Фуншал 6 сентября 1910 года. На несколько дней команда была отпущена в увольнение. Стоянка длилась до 9 сентября: были отремонтированы подшипники гребного винта и запасено 35 т пресной воды (ее заливали даже в большие шлюпки и топливные баки).

9 сентября произошел инцидент: местные газеты опубликовали сообщения о походе Амундсена к Южному полюсу. Амундсен собрал команду и разъяснил свои истинные намерения, предложив несогласным вернуться на родину за его счет. Хельмер Хансен описывал это так: «Каждый из нас, один за другим, был спрошен, согласен ли он с этим новым для нас планом и желает ли он одолеть вместо Северного полюса Южный. Результатом было то, что все мы, как один, ответили — да. На этом представление закончилось».

Леон Амундсен сошел на берег, увезя три письма брата, адресованных королю, Нансену и норвежскому народу. Королю и Нансену послания были доставлены 1 октября.

Письмо Руаля Амундсена норвежскому народу (с поправками Леона Амундсена) было перепечатано многими газетами Норвегии 2 октября. В тот же день Леон Амундсен отправил в Крайстчерч телеграмму на английском языке за подписью брата, адресованную Роберту Скотту: «Имею честь сообщить «Фрам» направляется Антарктику. Амундсен». Адресата она достигла 12 октября.

В 21:00 9 сентября «Фрам» покинул Мадейру. Следующую остановку предполагалось сделать на Кергелене, но непогода не позволила к нему приблизиться. Экватор пересекли 4 октября.

1 января 1911 года был замечен первый айсберг, 2 января экспедиция пересекла Южный полярный круг. Переход через паковые льды занял четверо суток. 11 января был замечен Великий ледяной барьер, 14 января 1911 года «Фрам» вошел в Китовую бухту.

3Зимовка во «Фрамхейме»

Высадка команды Амундсена на побережье Китовой бухты прошла 15 января 1911 года. Перевозка строительных материалов проходила 15−16 января 1911 года, под крышу зимовочный дом был подведен уже 21 января. Новоселье отпраздновали 28 января, дом получил имя «Фрамхейм». В этот день было перевезено более 900 ящиков с провиантом с судна на базу. 4 февраля Китовую бухту посетил барк «Терра Нова» — судно снабжения Роберта Скотта, некоторые участники экспедиции которого посетили и «Фрам», и береговую базу Амундсена.

Список участников похода к Южному полюсу Амундсен огласил 1 декабря 1910 года, когда «Фрам» еще находился в море. В состав зимовочного отряда вошли следующие лица: Руаль Амундсен — начальник экспедиции, начальник санной партии в походе к Южному полюсу, Олаф Бьоланд — опытный лыжник и плотник, Оскар Вистинг — лыжник и каюр, Йорген Стубберуд — плотник, участник похода к Земле короля Эдуарда VII, Кристиан Преструд — лейтенант ВМФ Норвегии, непосредственный начальник Вистинга на Хортенской верфи, начальник санной партии к Земле короля Эдуарда VII, в экспедиции проводил метеорологические и прочие измерения, Фредерик Ялмар Йохансен — капитан запаса норвежской армии, участник Норвежской полярной экспедиции в 1893—1896 годах, Хельмер Хансен — лыжник, Сверре Хассель — лыжник, Адольф Хенрик Линдстрем — кок и провиантмейстер, участник экспедиций Свердрупа и Амундсена.

10 февраля 1911 года Амундсен, Йохансен, Хансен и Преструд отправились на 80° ю. ш. на трех санях, достигнув места назначения 14-го числа. Они должны были заложить базовый склад для похода на Юг. Вернулись они 16 февраля, днем ранее «Фрам» покинул Китовую бухту. Последующие походы группы Амундсена на юг базировались на лагере 80-й широты. Дорога размечалась бамбуковыми вехами с черными флагами; когда вехи закончились, их отлично заменила сушеная треска. Остававшиеся на базе люди заготовили более 60 т тюленины. В результате трех походов (до 11 апреля) были заложены склады вплоть до 82° ю. ш., куда были свезены свыше 3000 кг провианта, в том числе 1200 кг тюленины, и горючего. В последнем (апрельском) походе начальник не участвовал: он страдал кровотечениями из прямой кишки и оправился только к июню. Это были последствия травмы, полученной еще на «Йоа». Командовал последним походом Йохансен как самый опытный полярник в команде.

Полярная ночь на широте «Фрамхейма» началась 21 апреля 1911 года и длилась до 24 августа. Зимовка проходила в благоприятной обстановке, для необходимых работ норвежцы построили подснежный городок, где была даже сауна. Зимовщики имели граммофон и набор пластинок, в основном классического репертуара. Для развлечения служили карты и дартс, а также чтение (библиотечка включала 80 книг).

Всю полярную зиму шла интенсивная подготовка к походу. Бьоланд, убедившись, что поверхность ледника ровна, уменьшил вес саней с 80 до 30 кг, — изначально их предназначали для тяжелого рельефа. Йохансен всю зиму занимался укладкой провианта, чтобы не тратить время на его распаковку и взвешивание в пути.

4Неудачный выход к полюсу

К наступлению полярного дня Начальником руководило нетерпение — его команда находилась в 650 км от группы Скотта и на 96 км ближе к полюсу, поэтому нельзя было судить о погодных условиях у конкурентов (тогда еще не было известно, что во «Фрамхейме» было холоднее, чем на базе Скотта. Средняя зимняя температура достигала у Амундсена −38 °С, у Скотта −27 °С, но основной тягловой силой у Скотта были лошади, что определяло более поздние сроки выхода). Амундсена особенно беспокоили известия о моторных санях Скотта, поэтому он решил выступать 1 сентября 1911 года. Однако даже за 4 дня до отправления температура не поднималась выше −57 °С. Только 31 августа потеплело до −26 °С, но дальше погода опять испортилась.

В команду вошли 8 человек (кроме Линдстрема — бессменного хранителя базы) со всеми пережившими зиму собаками, которых осталось 86. Первая попытка похода к Южному полюсу была предпринята 8 сентября 1911 года при −37 °С. Поход оказался неудачным: при падении температуры до −56 °С лыжи не скользили, а собаки не могли спать. Взятая в поход водка замерзла.

Полярники решили добраться до склада на 80° ю. ш., разгрузить там нарты и возвращаться во «Фрамхейм». 16 сентября Амундсен устремился обратно на базу. Возвращение превратилось в неорганизованное бегство, в котором каждый полярник оказался предоставлен сам себе. Интервал времени между возвращением членов экспедиции во «Фрамхейм» составил 6 часов, на базе даже не был зажжен фонарь, чтобы облегчить отставшим ориентацию в пространстве. На этом пути Йохансен спас менее опытного Преструда от верной смерти в снежной метели и на экстремальном холоде −60 °C: у того пала вся собачья упряжка.

Наутро по возвращению во «Фрамхейм» Йохансен подверг резкой критике руководство Амундсена. Раздраженный оппозицией, Амундсен исключил Йохансена из полярной партии, несмотря на то, что он был самым опытным каюром экспедиции. Йохансен вместе с поддержавшими его Преструдом и Стубберудом вместо престижного похода к географическому полюсу были направлены Амундсеном во второстепенную экспедицию к Земле короля Эдуарда VII. Кроме того, капитан Йохансен отныне был подчинен заведомо менее подготовленному тридцатилетнему лейтенанту Преструду.

5Выход из «Фрамхейма»

Только в октябре 1911 года появились признаки антарктической весны. Тем не менее погода в сезон 1911/1912 годов была аномально холодной: температуры держались между −30 °C и −20 °C, при норме −15 °C — −10 °C.

20 октября в путь отправились пятеро участников полярного похода. У них было 4 нарт и 52 собаки. Первого склада на 80° ю. ш. достигли 23 октября и устроили двухдневный привал. Начиная с 26 октября, экспедиция стала строить снежные пирамиды высотой около 2 м для ориентации в пространстве (частая пасмурная погода на леднике Антарктиды вообще приводит к дезориентации), их воздвигали через каждые 3 мили. Начальные 180 миль пути были размечены шестами с флагами и прочими вехами. Последний из заложенных ранее складов был достигнут 5 ноября в густом тумане. Далее путь проходил по неизвестной территории. 9 ноября команда достигла 83° ю. ш., где был заложен большой склад для обратного пути. Здесь пришлось пристрелить нескольких беременных сук, которые были закопаны в снег про запас.

6Подъем на Полярное плато

11 ноября показались Трансантарктические горы, самые высокие вершины получили имена Фритьофа Нансена и дона Педро Кристоферсена. Здесь были собраны и оставлены на промежуточном складе геологические образцы. 17 ноября команда подошла к границе шельфового ледника, предстоял подъем на Полярное плато. До полюса оставалось 550 км.

В последний рывок на полюс Амундсен брал провианта на 60 дней, 30-дневный запас оставался на складе 84° ю. ш. Собак к этому времени осталось 42. Было решено подняться на плато, забить 24 собаки и с 18-ю двинуться к полюсу. По пути предполагалось забить еще шесть собак, в лагерь должны были вернуться 12 животных.

Подъем на плато начался 18 ноября под сенью горы Бетти, названной так в честь старой няньки Амундсена — шведки Элизабет Густавсон. В первый день команда прошла 18,5 км, поднявшись на 600 м над уровнем моря. Вистинг и Хансен разведали подъем по леднику высотой около 1300 м, протяженности которого определить не удалось (он получил имя Акселя Хейберга). Далее были другие перевалы, высотой до 2400 м. 21 ноября был пройден 31 км с подъемом на высоту 1800 м.

7Лагерь «Бойня»

Лагерь 21 ноября получил название «Бойни»: каждый каюр убивал своих собак, на которых пал выбор, Амундсен в этом не участвовал, взяв на себя обязанности кока. 24 собаки были разделаны и захоронены в ледник, а также частично съедены на месте. На короткое время выглянуло солнце, после чего удалось определить, что экспедиция достигла 85° 36' ю. ш. Двухдневный отдых с обильной пищей подкрепил собак, однако дальше команда встретилась с огромными трудностями, о чем свидетельствуют данные этим местам названия: Чертов ледник и Танцплощадка дьявола. Это были зоны глубоких трещин на высоте 3030 м над уровнем моря и крутой ледник. Обнаруженные дальше горы получили имя Хелланд-Хансена. Амундсен беспокоился: альпинистское оборудование осталось на складе внизу, но удалось найти относительно пологий ледник для подъема.

Температуры все это время держались на уровне −20 °C при штормовых ветрах, собаки и члены команды страдали от горной болезни. Постоянные штормовые ветры приносили новые проблемы.

6 декабря норвежцы достигли наивысшей точки на пути — 3260 м над уровнем моря — и в тот же день побили рекорд Шеклтона 1909 года. Нервы команды были на пределе: часто разгорались мелкие ссоры.

8Южный полюс

Полюса Амундсен и товарищи достигли 14 декабря в 15:00 по времени «Фрамхейма». Равнина, окружающая его, была названа именем Хокона VII (Шеклтон назвал ее в честь Эдуарда VII). Покорение полюса отпраздновали курением сигар, припасенных Бьоландом. Поскольку сигар было восемь — по числу первоначальных участников команды, три из них достались Амундсену.

Из-за острых дебатов, которыми сопровождались обсуждения отчетов полярных экспедиций и, в частности, конкурирующих утверждений Фредерика Кука и Роберта Пири о достижении ими Северного полюса первыми, Амундсен подошел к определению географического положения с особой ответственностью. Амундсен полагал, что его инструменты позволят определить местоположение с погрешностью не лучше одной морской мили, поэтому он решил «окружать» полюс лыжными пробегами на удалении 10 миль от расчетной точки.

Поскольку теодолит был поврежден, обсервация производилось с помощью секстанта. Солнце за 24 часа совершило вокруг лагеря круг, не скрываясь за горизонтом. Выполнив измерения и вычисления, Амундсен определил, что их текущая позиция примерно на 5,5 миль (8,5 километров) удалена от математической точки Южного полюса. Это место было также «окружено» на лыжах.

17 декабря Амундсен решил, что находится в истинной точке Южного полюса и предпринял новый 24-часовой цикл измерений, причем каждую обсервацию выполняли два человека с тщательной фиксацией в навигационном журнале. Четверо из пяти путешественников имели квалификацию навигатора (кроме Олафа Бьоланда).

На этот раз из вычислений Амундсена следовало, что группа находится в 1,5 милях (около 2,4 километров) от полюса, и двое экспедиционеров пометили флагами и «окружили» расчетное место. Таким образом, ради достоверности покорения Южный полюс был «окружен» экспедицией трижды. На полюсе была оставлена шелковая палатка — «Пульхейм» — с письмами Роберту Скотту и королю Норвегии.

Амундсен оставил на Южном полюсе письмо следующего содержания: «Дорогой капитан Скотт, поскольку Вы, вероятно, станете первым, кто достигнет этого места после нас, я любезно прошу направить это письмо королю Хокону VII. Если Вам пригодятся любые из вещей в этой палатке, не стесняйтесь их использовать. С уважением желаю Вам благополучного возвращения. Искренне Ваш, Руаль Амундсен».


9Возвращение в «Фрамхейм»

Возвращались быстро: Чертов ледник был достигнут 2 января 1912 года, спуск занял один день. Погода резко испортилась: спустился туман. В тумане 5 января экспедиция едва не пропустила Бойню, которую случайно нашел Вистинг, наткнувшись на собственную сломанную лыжу. В тот же день разыгрался шторм при температуре −23 °C. Достигнутый успех, однако, не подействовал в лучшую сторону на отношения членов команды: однажды Бьоланда и Хасселя сурово отчитали за храп. Хассель в дневнике жаловался, что Амундсен «всегда избирает самый неприязненный и надменный тон выговора»; к тому времени хорошие отношения с Начальником сохранил один только Х. Хансен.

7 января норвежцы были у подножья ледника Акселя Хейберга, в том же месте, которое покинули 19 ноября, на высоте 900 м над уровнем моря. Здесь команда приняла новый распорядок: после 28 километров перехода делался 6-часовой привал, затем — новый переход и т. д. После нового сбора геологических данных была убита одна собака (осталось 11), и у подножья ледника в каменной пирамиде были захоронены 17 л керосина в бидоне и спички. У экспедиции было провианта на 35 дней пути и промежуточные склады на каждом градусе широты. С того дня экспедиционеры каждый день ели мясо.

Во «Фрамхейм» команда прибыла в 04:00 26 января 1912 года с двумя нартами и 11-ю собаками. Пройденное расстояние составило чуть менее 3000 км, таким образом, за 99 дней пути средний переход составил 36 км.

10Хобарт

Нервное напряжение Амундсена только возросло после возвращения с полюса, тем более, что он не знал, что уже одержал победу над Скоттом: предстояло как можно быстрее вернуться к цивилизации и сообщить о результатах. Внешне это выразилось в том, что в дневнике и письмах Амундсен вообще перестал придерживаться общепринятой норвежской орфографии. Вечером 30 января «Фрам» в густом тумане покинул Китовую бухту и около 5 недель пересекал поля паковых льдов, направляясь в Хобарт, хотя Литтелтон в Новой Зеландии был ближе, но это была главная база Скотта.

В Хобарт «Фрам» прибыл 7 марта 1912 года. На берег сошел один только Амундсен с папкой, содержащей тексты телеграмм, составленных заблаговременно. О Скотте не было никаких известий. Амундсен инкогнито снял номер в портовой гостинице, после чего немедленно связался с Норвегией, отправив три телеграммы — брату Леону, Нансену и королю, даже спонсорам известия были отправлены позже. В утренней телеграмме от брата сообщалось, что Леон Амундсен к тому времени продал эксклюзивные права на публикацию материалов о Норвежской полярной экспедиции лондонской газете Daily Chronicle. Гонорар Руаля Амундсена составил 2000 фунтов — по наивысшей ставке. Неоценимую помощь в заключении договора оказал Эрнест Шеклтон. По условиям контракта, Амундсену принадлежало исключительное право публикации отчетов и дневников всех участников экспедиции. Они не могли публиковать что-либо без согласия Амундсена на протяжении трех лет после возвращения. Телеграмма Нансену была весьма лаконична: «Спасибо за все. Задача выполнена. Все в порядке». С королем Норвегии Леону Амундсену встретиться не удалось — он заседал в штабе военных учений, но содержание телеграммы передал ему адъютант.

Только 11 марта 1912 года команде «Фрама» разрешили сойти на берег в Хобарте, выдав 10 шиллингов на карманные расходы.

11Буэнос-Айрес

20 марта 1912 года Амундсен отбыл в лекционное турне по Австралии и Новой Зеландии, в тот же день получив известия, что издательство Якоба Дюбвада заключило с ним договор о книге о путешествии на сумму 111 тыс. крон — рекордную для того времени. 21 мая он прибыл в Буэнос-Айрес, выдавая себя за коммерсанта Энгельбрегта Гравнинга, торжественное чествование состоялось 30 мая в Норвежском обществе Ла-Платы. Команду отправили в Норвегию, «Фрам» оставался в Аргентине под присмотром лейтенанта Т. Нильсена.

12Возвращение

1 июля 1912 года в Берген прибыли почти все участники экспедиции к Южному полюсу. 31 июля из Буэнос-Айреса через Копенгаген прибыл и Амундсен.