Опубликовано: 12 апреля Распечатать Сохранить в PDF

Путешествие Джованни да Верраццано к берегам Северной Америки

1Начало путешествия

Итальянец Джованни да Верраццано принадлежал к знатному тосканскому семейству. Получив образование во Флоренции, он поступил на службу во французский флот. Поначалу Верраццано плавал в Средиземном море — до тех пор, пока в 1523 году не получил важное задание от французского правительства: найти водный путь к землям Китая и Японии.

Верраццано, снарядив экспедицию из четырех судов, отправился в путь. Первый шаг оказался неудачным — корабли попали в бурю, в результате которой два из них затонули. Уцелевшим морякам ничего не оставалось, как вернуться в Бретань. Но итальянец оказался упрямым человеком и в следующем году вновь отчалил от французского берега. Правда, теперь уже на одном корабле под названием «Дофин». Он спустился к берегам Испании и навязал бой нескольким испанским судам.

17 января 1524 года «Дофин» отплыл от маленького необитаемого острова, лежащего по соседству с Мадейрой. Он пустился в океан с экипажем в пятьдесят человек, запасшись продовольствием и снаряжением на восемь месяцев.

2Прибытие к берегам Америки

После двадцатипятидневного плавания «Дофина» на запад разыгралась страшная буря, едва не погубившая корабль. Спустя еще двадцать пять дней, то есть 8 или 9 марта, Верраццано увидел под 34° северной широты неизвестную землю. «Сначала эта страна, — писал он в докладной записке королю Франциску I, — показалась нам очень пустынной, но приблизившись к берегу, мы увидели большие костры. Теперь оставалось только выбрать место для стоянки, чтобы ознакомиться со страной, но пришлось проплыть еще не меньше пятидесяти лье вдоль берега, круто уходившего к югу, прежде чем было найдено место, удобное для высадки».

Когда французы подошли близко к берегу, навстречу им высыпали толпы туземцев. Они были совершенно голы, если не считать узкой набедренной повязки из куньих шкурок и украшавших голову разноцветных перьев. «Они чернокожи, — писал Верраццано, — и имеют большое сходство с сарацинами, волосы у них черные, не очень длинные и связаны позади головы наподобие хвостика. Сложены они пропорционально, среднего роста — чуть повыше нашего, и внешность их почти безупречна, разве только лицо немного широковато; не отличаясь большой силой, они в то же время чрезвычайно ловки и бегают с такой быстротой, что за ними не угонишься».

Французы высадились на территории современного штата Северная Каролина, в районе мыса Страха. Природа произвела на французов самое приятнее впечатление. Песчаный берег был покрыт холмами, указывавшими, по мнению Верраццано, на присутствие минералов, а подальше стояли стеной «такие прекрасные рощи и леса, что ими нельзя было не восхищаться».

3Плавание вдоль американского берега

В продолжение всего марта 1524 года путешественники плыли к северу вдоль берега, казавшегося густо населенным. Недостаток воды заставлял их неоднократно высаживаться, и всюду они встречали туземцев, не проявлявших никаких воинственных намерений и охотно отдававших все, что они имели, за зеркальца, бубенчики и ножи.

Пройдя более пятидесяти лье, Верраццано достиг земли, покрытой густым лесом. Двадцать матросов углубились на несколько километров в лесную чащу, но затем, боясь заблудиться, вернулись обратно. Здешние индейцы охотились и ловили птиц силками; вооружение их состояло из лука, сделанного из чрезвычайно твердого дерева, и стрел с наконечниками из рыбьей кости. Туземные пироги, длиною в двадцать футов и шириною в четыре, выжигались огнем из древесных стволов. Повсюду в лесу вокруг деревьев вился дикий виноград, свисавший с ветвей длинными гроздьями. Дикие розы, фиалки, лилии и самые разнообразные душистые растения, незнакомые европейцам, устилали землю, наполняя воздух благоуханием. Пробыв три дня в этой чудесной стране, французы продолжали следовать вдоль берега, плывя днем и бросая якорь ночью.

В десяти лье от континента они открыли остров треугольной формы, похожий на Родос, и присвоили ему имя матери короля Франциска, Луизы Савойской. Затем, пройдя еще пятнадцать лье, они причалили к другому острову с очень удобной бухтой. На берегу сразу же собралась большая толпа индейцев. Местный вождь поразил путешественников своей красотой и величественной осанкой. Его стан был задрапирован оленьей шкурой; голова была обнажена, волосы отброшены назад и связаны в пучок, шею обвивала широкая цепь, украшенная цветными каменьями. «Женщины там очень грациозны. Одни из них носили на плечах рысьи шкуры и заплетали волосы в две длинные косы; у других были высокие прически, как у женщин Сирии и Египта. Пожилые и замужние женщины носили в ушах медные серьги. Эта страна лежит на одной параллели с Римом, под 41,6°, но климат в ней гораздо суровее», — писал в записке Верраццано.

5 мая Верраццано покинул эту гавань и поплыл дальше к северу. Через несколько дней он достиг мест, где жители были настолько дики, что с ними невозможно было вступить в торговые отношения. Из всех предметов, которые показали им европейцы, они оценили только ножи и рыболовные крючки, а всякие бубенцы и безделушки, которые в других местах больше всего привлекали индейцев, были оставлены ими без внимания. Когда на берег высадились двадцать пять вооруженных матросов и углубились на несколько километров внутрь страны, туземцы встретили их градом стрел и сразу же скрылись в густом лесу. Наконец, французы достигли земель острова Ньюфаундленд. Подняться еще севернее они уже не могли, так как подошли к концу съестные припасы.

Таким образом, Верраццано первым исследовал участок восточного североамериканского берега, расположенный между 34° и 46° с. ш., открыл устье Гудзона, заливы Мэн, Памлике и Наррангасетт. Он также первым увидел гавань Нью-Йорк. Правда, итальянский мореплаватель так толком и не понял, что он видел и что открыл. Огромные по площади внутренние воды континента он принимал за открытое море, примыкающее к берегу. Он даже окрестил это «море» в свою честь, и долго еще на картах Америки значилось «море Верраццано». А вот река Гудзон не слишком заинтересовала Джованни — он описал ее, но названия не удостоил, уступив честь первооткрывателя Генри Гудзону.

4Возвращение

Повернув обратно, Верраццано благополучно прибыл во Францию и в июле 1524 года высадился в Дьеппе. Оттуда он отправил письмо к Франциску, в котором подробно изложил все, что узнал за океаном. Монарх заинтересовался находками, которые отныне считал своими законными владениями.