Великая Французская революция и революция в тактике

События конца XVIII века во Франции привели к слому прошлого государственного порядка и социального устройства, что повлияло на все стороны жизни молодой республики, в том числе, конечно, на армию, изменившуюся до неузнаваемости. Королевская армия была одной из сильнейших на континенте, однако имела все характерные недостатки западноевропейских армий «галантного века». Несмотря на внушительную численность (более 400 тысяч солдат и офицеров), армия могла решать лишь локальные задачи, вести «войну с ограниченными целями», ведь большинство солдат были наёмниками, чья мотивация базировалась на своевременной выплате жалования, возможности пограбить и относительном комфорте войск в походе. Полевые армии были сравнительно невелики, а стратегия противников нередко состояла в том, чтобы захватить крепость или неприятельские склады, а не рассеять армию противника. Под стать стратегии была и тактика, не зря называемая линейной: царившая на поле боя пехота расползалась по полю боя в исполинских линиях батальонов, ведь именно так можно было лучше всего использовать залповый огонь и держать дисциплину в рядах и шеренгах.

Рис.1.jpg
Колонна в атаке. (Pinterest)

Несмотря на несомненные плюсы, которые давал такой строй, не менее весомыми были и минусы: в первую очередь то, что такой строй был весьма неповоротливым, требующим тесного взаимодействия между частями, ведь разрыв или прорыв линии неприятелем грозил катастрофой всей армии. Кроме того, действия в линии требовали от солдат выучки и слаженности действий, чего не так-то просто было добиться в новой французской армии. Революционные войска были хуже обмундированы, снаряжены и вооружены, чем её противники, однако на их стороне было численное превосходство, высокая мотивированность, инициатива и личная отвага, чем, как правило, не могли похвастаться враги революции. Такие коренные изменения в самой сути французской армии закономерно привели к выработке новых тактических приёмов и решений, а приход к власти Наполеона Бонапарта только усилил эту тенденцию, позволив создать самую совершенную военную машину своего времени. Чем же тактика республиканских и наполеоновских генералов отличалась от своих предшественников?

Революционные войны: стрелковые цепи, колонны и линии

Важнейшим отличием от военного искусства прошлого стали большая гибкость боевых порядков и расчёт на инициативу и мужество каждого солдата. Технически революция не изобрела новых форм ведения боя и построения войск, однако реальный опыт боёв превзошёл ожидания. Вопреки распространённому мнению, построение батальона в линию оставалось распространённой практикой не только в республике, но и в империи, однако параллельно с этим массово применяются и другие порядки: колонна и стрелковая цепь. Ни тот, ни другой приём не были изобретением революции, однако именно в это время они занимают надлежащее место в тактической схеме армий. Колонны требовали от солдат общего порыва и энергии атаки, так как были куда более уязвимы для огня неприятеля, но позволяли концентрировать усилия на одной точке неприятельской линии и наращивать удар из глубины. Первоначально колонны стали удачным решением для плохо обученных войск, которые не могли тягаться с вышколенными линиями австрийских и прусских батальонов, однако со временем атакующая колонна фактически вытеснила линию с поля боя, несмотря на несомненное повышение качества французских войск.

Рис.2.jpg
Наполеон Бонапарт. (Pinterest)

Стрелковая цепь, в свою очередь, была удобна как в атаке, так и в обороне, но требовала от солдата личной смелости, сообразительности и инициативы, так как возможности контролировать действия каждого рядового у капралов и офицеров не было. Сильные стороны такого построения были весомы: разряженный боевой порядок позволял использовать по максимуму ружейный огонь, снижая потери от огня противника. Кроме того, рассыпной строй можно было использовать на пересечённой местности, где плотные построения были невозможны или неэффективны. Как и в случае с тактикой колонн, французы не придумали ничего принципиально нового, однако им удалось вывести тактику стрелковых цепей на качественно новый уровень, встроив её в схему общевойскового боя. Следуя заветам старых армий, в революционных войсках были созданы специальные полубригады, а затем полки лёгкой пехоты, которые и должны были сражаться в стрелковых цепях. На деле оказалось, что к концу Войны второй коалиции лёгкие полки по своему применению фактически не отличались от линейных, а развитие военной машины Франции позволило реформировать пехоту, создав в каждом батальоне отборные роты — знаменитых вольтижёров.

Вольтижёры: вооружение, снаряжение и тактика

Помимо тактических соображений Наполеон при создании вольтижёрских рот преследовал ещё одну цель. Дело в том, что в батальонах лёгкой и линейной пехоты уже существовали элитные роты карабинеров и гренадёров, созданные генералом Бонапартом ещё в 1796 году во время Первой Итальянской кампании, однако помимо личных качеств, необходимых для перевода в такую роту, важным фактором был ещё и рост солдата. Многие смельчаки не попадали в гренадёры и карабинеры только из-за своего невысокого роста, так что с введением вольтижёров эта несправедливость была исправлена: отныне все отличившиеся стрелки и разведчики ростом до 160 сантиметров попадали в вольтижёрские роты. Именно вольтижёры стали настоящей лёгкой пехотой, зачинавшей бой и действовавшей врассыпную, всегда находившейся на передовой, в самой горячке боя. Так о вольтижёрах писал один из офицеров наполеоновской армии, сравнивая их с гвардией: «вольтижеры сражались в тысячу раз чаще, чем Гвардия. Они были всегда впереди, а она всегда позади. Ни одного выстрела из ружья не обходилось без вольтижеров, а Гвардия редко принимала участие даже в малых боях и еще реже в битвах. Так что я предпочел бы для атаки иметь под рукой триста вольтижеров, а не пятьсот гвардейцев». Чем же вольтижёры заслужили столь лестную характеристику?

Рис.3.jpg
Вольтижёры. (Pinterest)

Само название вольтижёров, происходившее от французского «voltiger» — порхать, намекало на то, что солдаты этих отборных рот должны были много двигаться, отлично ориентироваться на местности и метко стрелять. Незаменимые в городских боях вольтижёры, кроме того, обычно первыми занимали леса и начинали бой своим огнём. Любопытно, что в полках лёгкой пехоты рядовые вольтижёры вооружались облегченными ружьями (мушетонами) образца 1777/1801 гг., имевшими прицельную дальность стрельбы около 120−150 метров, что было значительно ниже эффективной дальности огня обычных пехотных фузей, однако на вооружении самых метких стрелков и капралов состояли нарезные штуцеры (карабины), стрелявшие на 500 и даже 600 метров. Минусами такого оружия были дороговизна, долгое заряжание, относительно низкая надёжность и высокие требования к стрелку, так что даже среди тех, кому карабины были положены по штату, далеко не всегда пользовались этим неудобным в полевом сражении оружием. В качестве холодного оружия помимо почти полуметрового штыка вольтижёрам, как и гренадёрам, полагалась полусабля, а офицерам — сабля, что служило признаком отборности, элитности этих частей.

Наполеоновские войны: вольтижёры — костяк армии

Отличить вольтижёров от солдат других рот полка можно было по характерному жёлтому цвету воротников и других элементов мундира — жёлтый стал вольтижёрским цветом, чем те не переставали гордиться. Цвет мундира, как правило, совпадал с полковым (за исключением эксперимента, когда вольтижёры получили непрактичные белые мундиры, которые вскоре отменили), а солдаты выделялись не столько формой, сколько отвагой и смелостью в бою. После учреждения вольтижёров в линейной пехоте осенью 1805-го (спустя полтора года после лёгкой) новые войска покрыли себя славой во множестве сражений от Гибралтара до Москвы. Постепенно, как и в случае с егерями, ведение боя в рассыпном строю перестало быть прерогативой вольтижёров, однако их количество не уменьшилось, а продолжило расти. Слава отчаянных сорвиголов, с готовностью бросавшихся в атаку, прочно закрепилась за этими невысокими обладателями жёлтых воротников. Неудивительно, что вольтижёрские полки появились и в гвардии, насчитывавшей к началу войны 1812 года почти 57 тыс. солдат, среди которых были гвардейцы шести вольтижёрских полков.

Рис.4.jpg
Драгунское ружьё, состоявшее на вооружении вольтижёрских полков. (Pinterest)

После гибели Великой армии в России реорганизованная французская армия сильно уступала качеством старым линейным частям, однако в меньшей степени это относится к вольтижёрам, которые стали каркасом новой армии, её самым сплочённым и боеспособным элементом. Достаточно сказать, что к моменту отречения Наполеона в одной только гвардии насчитывалось 19 вольтижёрских полков общей численностью почти 40 тыс. человек! Впрочем, вольтижёры не спасли Французскую империю и её монарха — Наполеон был разбит и сослан, а после Реставрации в ходе возвращения дореволюционных порядков вольтижёры были отменены наряду с прочими достижениями военного искусства республики и империи.

Источники

  • Французский пехотинец, 1803 г. н.э.-1815 г. н.э. // Новый Солдат №23.
  • Жмодиков А. Л. «Наука побеждать». Тактика русской армии в эпоху наполеоновских войн М., 2017.
  • Леттов-Форбен, О. История войны 1806 и 1807 гг. Т.4 Варшава, 1898.
  • Марбо M. Мемуары генерала барона де Марбо М., 2005.
  • Оливер, М. Патридж, Р. Армия Наполеона М., 2005.
  • Соколов О. В. Армия Наполеона СПб., 1999.
  • Чандлер, Д. Военные кампании Наполеона М., 2000.

Сборник: Оттепель

Период 1950-х — 1960-х годов в СССР характеризовался ослаблением тоталитарной власти. В искусстве стало возможным критическое освещение действительности.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы