Фельдкирхен

Победоносное войско вашего императорского величества, прославившееся храбростию и мужеством на суше и на морях, ознаменовывает теперь беспримерную неутомимость и неустрашимость и на новой войне, на громадах неприступных гор. Выступив из пределов Италии к общему сожалению всех тамошних жителей, где сие воинство оставило по себе славу избавителей, преходило оно чрез цепи страшных гор. На каждом шаге в сем царстве ужаса зияющие пропасти представляли отверстые и поглотить готовые гробы смерти. Дремучие мрачные ночи, непрерывно ударяющие громы, лиющиеся дожди и густой туман облаков при шумных водопадах, с каменьями с вершин низвергавшихся, увеличивали сей трепет. Там является зрению нашему гора Сен-Готард, сей величающийся колосс гор, ниже хребтов которого громоносные тучи и облака плавают, и другая, уподобляющаяся ей, Фогельсберг.

Все опасности, все трудности преодолеваются и при таковой борьбе со всеми стихиями, неприятель, гнездившийся в ущелинах и неприступных выгоднейших местоположениях, не может противустоять храбрости войска, являющегося неожидаемо на сем новом театре: он всюду прогнан. Войски вашего императорского величества проходят чрез темную горную пещеру Урзерн-Лох, занимают мост, удивительною игрою природы из двух гор сооруженный и проименованный Тейфельсбрюке. Оной разрушен неприятелем, но сие не остановляет победителей; доски связываются шарфами офицеров, по сим доскам бегут они, спускаются с вершин в бездны и, достигая врага, поражают его всюду. Напоследок надлежало восходить на снежную гору Бинтнерберг, скалистою крутизною все прочие превышающую. Утопая в скользкой грязи, должно было подыматься против и посреди водопада, низвергавшегося с ревом и низрывавшего с яростию страшные камни и снежные и земляные глыбы, на которых много людей с лошадьми с величайшим стремлением летели в преисподние пучины, где многие убивалися, а многие спасалися. Всякое изражение недостаточно к изображению сей картины природы во всем ее ужасе. Единое воспоминание преисполняет душу трепетом и теплым благодарственным молением ко всевышнему, его же невидимая всесильная десница, видимо, охраняла воинство вашего императорского величества, подвигнутое святою его верою. Подробности всех сих происшествий имею щастие представить здесь всеподданнейше.

Войски вашего императорского величества маршировали 11-го сентября из Белинцоны чрез селения Осонио до Джиорнико, а оттуда на другой день до Байоны. Неприятель, занимавший гору, называемую Сен-Готард, и ее окрестности, был 13 числа атакован таким образом, что от Биотты войски наши разделены были на три колонны: 1-я или правая была из дивизии генерала-лейтенанта Повало-Швейковского; авангард князя Багратиона состоял из полков егерских его имени и Миллера; баталионов: Ломоносова, Дендригина, Санаева и Калемина, за коим следовали полки: гранодерской Розенберга, мушкетерские: Швейковского и Каменского, составлявшие помянутую колонну. Тогда оная проходила по главной дороге до Вальди Ведро, которая, прошедши реку Тессину, должна была держаться до половины горы вправо из Мадрано, Вилла и далее к Болко, где неприятель имел свою позицию с 600 человек; тут фланг его был. 2-я или левая колонна состояла из двух баталионов австрийских войск полковника Штрауха и одного баталиона полку Велецкого, которая и выступила вместе с правою. Сия колонна маршировала влево от селения Биотты, а правая к Айроло, где стояли неприятельские посты. 3-я, или средняя колонна сформировалася из полку генерал-лейтенанта Ферстера, 1-го баталиона полка Белецкого, полков: Тыртова, Фертча, двух баталионов полковника Штрауха и следовала по дороге между обеими фланговыми колоннами.

13-го числа генерал-майор князь Багратион с его авангардом, пополудни в два часа, достиг неприятеля при местечке Айроло и, обозрев его позицию, ударил быстро в правой его фланг гораздо сильнее; тогда укрепленный неприятель, видя его стремление, тотчас обратился в бегство, начав ретироваться по большой дороге Сен-Готардской. В сие время князь Багратион откомандировал немедленно вслед за ним довольное число передовых стрелков егерей полка его имени при порутчике Лутовинове, дабы неприятель не сделал нападения на левый фланг до прибытия первой дивизии, а сам между тем с своим полком и гранодерскими баталионами, приняв вправо, пошел чрез каменистые горы, дабы по переходе оных отрезать левой неприятельский фланг; полк же егерской Миллера 3-го откомандировал еще правее в часть генерал-майора Барановского. Неприятель, ретируясь и усмотря его предприятие, переменил тотчас свою позицию, остановлен на большой дороге у горы Сен-Готарда; он укрепил свой левой фланг и, засевши за камнями и в ущельях, производил сильной ружейной огонь. Но порутчик Лутовинов, с передовыми стрелками его преследуя, несмотря на его сильное сопротивление, ударил на него штыками, при коем сражении тяжело ранен в ногу пулею навылет, но притом многое число французов положил на месте.

Тогда, дабы помянутые стрелки не оставалися без начальника, принял тотчас командование случившийся тут полковник граф Шувалов и искусным распоряжением и храбростию побуждал егерей к поражению неприятеля, причем и сам получил тяжелую рану также в ногу пулею навылет. Напоследок принял команду над помянутыми стрелками бывший при сем самом случае подполковник граф Цукато, который, последуя примеру первых, поражал жестоко французов. В то время подоспела и первая дивизия под командою генерал-лейтенанта Швейковского, и генерал-майор князь Горчаков вступил тут в дело с неприятелем, занимавшим почти неприступную позицию. Начали передовые войски всех трех колонн производить свои действия; он жестоко противился; колонны наши повели также атаку и поелику требовала того позиция неприятельская, то разделилися они на половине горы и учинили на неприятеля такое нападение, которое принудило его ретироваться. От Вазена был послан генерал-майор Велецкий с полком его имени для обсервации рассеянного и бегущего неприятеля, к Вализерланду ретировавшегося, даже до селения Госпиталь, куда гнал его весь корпус. Ночью неприятель покушался атаковать полк Ферстера, но был им прогнан, потеряв 7 человек убитыми и одну пушку. От сего места полк Тыртова отправлен был для наблюдения неприятеля к Реальпу.

14-го войски наши выступили чрез Вазен, Урзерн и мост, так называемый Тейфельсбрюк, на реке Русс, и прогнали неприятеля до Амштега, но как мост был им испорчен, то пока успели починить его, принуждены были войски на несколько часов остановиться, в которое время частные отряды и форпосты неприятельские имели случай спастися, отступя частию к Вализерланду, частию по большой дороге чрез Амштег, Альтдорф, к Луцерскому озеру.

15-го от Амштега преследуем был неприятель також чрез горы, атакуем будучи правою и левою колоннами, где равномерно и средняя упорно действовала. Неприятель имел свою позицию в ущельях и за огромными каменьями, но помощию сея атаки, произведенной с крайним мужеством и таким же порядком, что все оные колонны разделилися по мере его распространения, принужден был ретироваться к Амштегской долине, где вся его сила расположена была лагерем. Известясь о приступе наших войск чрез передовые свои посты, он отступил в полночь до Эрстфельда и, став в боевой порядок, устремлял все свое старание, чтобы удержать мост на реке, текущей в долине Шахен-Таль. На рассвете был командирован авангард под командою генерал-майора Милорадовича, дабы атаковать его тремя колоннами, которой, принудя неприятеля отступить, гнал его к Луцернскому озеру. В пути своем неприятель по возможности разбирал все мосты; он был в числе 8000 человек с 10-ю орудиями под предводительством дивизионного генерала Лекурба.

16-го генерал-майор князь Багратион преследовал неприятеля и, узнав, что впереди, в селении Муттентале, находился французский пикет, тотчас отрядил войска Донского полковника Сычева с казаками, приказав ему послать несколько оных в правую сторону пеших, а в левую конных; сам же между тем с частию егерей полка имени его спустился с горы прямо в средину и, приближась к неприятелю так, что он за лесами и скалами того не мог приметить, приказал стремительно со всех сторон на него ударить, приведя тем неприятеля в замешательство, который бросился было бежать, но, не обретая нигде спасения, принужден был отдаться в руки победителям со всем своим оружием. При оном им взято в плен 87 человек с офицером, поколоно до 50 и ранено 7 человек.

17-го, после таковых побед, для снабжения войск вашего императорского величества съестными припасами остановилися в Мутентале и

19-го генерал-майор князь Багратион выступил из Мутенталя с его авангардом по-полуночи в 7 часов чрез горы к местечку Гларису. Дойдя до деревни Кленталь, нашел он там сражающегося с французами императоро-королевской службы генерал-майора Ауфенберга. Князь Багратион тотчас послал полк егерской Миллера 3-го и 100 пеших казаков влево по дороге, дабы взять у неприятеля тыл, поручив оных в команду случившемуся тут подполковнику графу Цукато; два же баталиона гранодерских Ломоносова и Калемина отрядил также влево от горы, а остальные два баталиона Дендригина и Санаева построил прямо по дороге; сам же он с полком егерским имени его пошел вправо. Неприятель, имевший тогда превосходнейшее число войск, распределился на четыре колонны, произведя наступательной ружейной огонь. Он тогда выслал передовых стрелков егерей и приказал начать перестрелку; сам, подавался вперед, взял гораздо у неприятеля правой его фланг, потом, нимало не мешкав, закричал ура, ударил штыками и в ту же минуту опрокинул первые его две колонны; побил и поколол на месте более 70 человек, в плен взял полкового командира, 3-х офицеров и 162 человека рядовых, прочих обратил в бегство и гнал до самого озера, Сейруте называемого, где по причине узкого пути многие бросилися в воду, так что потонуло более 200 французов. Не взирая на приближение ночи, преследовал он остальных, поражая беспрестанно по дороге штыками и гнал до тех пор, пока не прибыл генерал-майор князь Горчаков с частью войск, им командуемых; потом принял он влево к горе, держась небольшого возвышения, где в рассуждении ночи расположился лагерем вблизи от неприятеля.

20-го поутру рано неприятель, как был встревожен ружейными выстрелами посланных патрулей, то в ту же минуту ответствовал сильным ружейным же залпом. Тогда авангард, соединяся с первою дивизиею генерал-лейтенанта Швейковского, вступил паки в дело. Неприятель, сколько ни противился, пользуяся неприступным местоположением и присовокупленными к оному укреплениями, был опрокинут. При сем сражении командовавший баталионом полку имени князя Багратиона майор Брауерт, — убит. Сражение сие продолжалося до 10-ти часов пополудни и во время ночи генерал-майор князь Багратион занял передовые пикеты и расположился лагерем.

21-го авангард и дивизия Швейковского расположилися лагерем при Нефеле в Нейтале, где и простояли 22-е и 23 число до прибытия дивизии Розенберга и Ферстера.

24-го весь корпус выступил из Нейталя чрез Гларис к Бинтнербергу. Князь Багратион с частию войск, им командуемых, составлял ариергард, которого оставшийся назади неприятель вознамерился преследовать. Не доходя местечка Швандена, он извещается о таком его замысле чрез полковника Сычова и посылает немедленно один баталион егерей полка его имени чрез реку влево занять возвышение, а егерской полк Миллера 3-го под командою подполковника графа Цукато и другой баталион его полку оставил пред местечком Шванденом, выстроя в линию 4 баталиона гранодерских. Пройдя помянутое местечко, вскоре потом неприятель был встречен. В 7 часов утра началося сражение и продолжалося до 8-го [часа] вечера. Неприятель имел тогда более 5000 и сражался весьма упорно, но быстрым отражением был опрокинут и прогнан до самого местечка Глариса, поражаемый жестоко штыками; его побито более 150-ти, в плен взято 3 офицера и 35 рядовых. Напоследок князь Багратион взял путь к назначенному лагерному месту, куда неприятель преследовать его более уже не осмелился. И так во все сие время неприятельской урон простирается убитыми 510 человек, ранеными и здоровыми в плен взято 367 человек.

Во время сих действований войск вашего императорского величества генерал от инфантерии Розенберг 10-го поутру выступил с корпусом, ему вверенным, из Белинсона и, следуя чрез возвышенные горы на Донгио и Сент-Мария при проливном во весь марш дожде, прибыл в Тавечь 12-го ночью. Там узнал он, что неприятель находится за два часа марша, почему и сделал нужные к открытию его распоряжения; поутру же 13-го двинулся к местечку Урзерну. Не доходя лежащего пред ним озера мили две, между двух возвышенных гор к западу, открыт был передовыми казачьими войсками неприятель, имевший свои пикеты впереди за милю, за коими держался во множестве землянок и шалашей. Когда сбиты были казаками передовые их пикеты и когда учинена ими была атака рассыпная, то генерал Розенберг отрядил генерал-майора Милорадовича с авангардом вперед между гор с тем, чтобы он сколь возможно поспешнее старался занять возвышения оных с левой нашей стороны. Казакам, открывшим неприятеля, велел придерживаться направо, баталиону егерей Кашкина и полку Ребиндера итти против центра неприятельской позиции, а генерал-майору [Мансурову], с его полком, заранее посланному, чрез возвышение гор вправо, ежели возможно, зайти неприятелю в тыл. Когда лишь только двинулся генерал-майор Милорадович вперед, то вдруг неприятель сделал сильную перестрелку, однакож без всякого успеха. Егери баталиона Сабанеева, в авангарде находящиеся, и мушкетеры Милорадовича поспешно взошли на гору и сбили неприятеля вниз к озеру, которой, проходя его, ударился на наш правый фланг, но баталионом егерей Кашкина и подоспевшим с гор полком Мансурова был сбит оттуда вниз к правому берегу озера Урзерн. Положение места сего болотистое, а потому и кавалерии пробраться на него было неможно, и покуда полк Ребиндера по сим болотам противу его проходил, он успел выстроить две колонны за возвышенною громадою камней; но полку Ребиндера охотники с обеих сторон егерские баталионы и мушкетерские полки, да троекратные три пушечные выстрелы, совсем оные смешали, и они показали тыл. Полк Ребиндера бросился вслед за ними, поражал их выстрелами и штыками до самой горы пред местечком Урзерн.

Генерал-майор Харламов был в сие время впереди, оказал свою храбрость двукратным нападением в штыки и получил тяжелую рану в плечо. Разбитой неприятель на поспешном его бегу чрез шесть верст потерял убитыми на месте более ста человек, да столько же успел стащить вниз раненых. Когда лишь заняли наши возвышение гор пред местечком Урзерном и начали устраиваться в порядок атаки, то стоящий особо внизу неприятель и присовокупившейся к нему разбитой, разделился на шесть колонн и устроил две противу левого флангу, две противу правого к Тейфельсбрюку и начал устремлять на нас гранатные выстрелы, которые за возвышением гор никакова успеха не имели.

(…)

Неприятель потерял на месте первого жестокого сражения и в погоне, чрез 12 верст до Швица, убитыми: 1-го генерала Ла-Гурье и до 3000 разных чинов; в реке потонуло более 300, побилося с крутизны гор до 200; в плен взято: генерал Лекурб, 1 бригадный и 1 баталионный командиры, 13 офицеров и 1200 рядовых. Сверх того до 400 оставлено раненых в лесу, коих приказано собрать жителям в Мутентале. Отбито 5 пушек, из коих одна 12-ти фунтовая, стоявшая на мосту, обращена была на поражение бегущего неприятеля к Швицу. Генерал Массена и с ним некоторая часть [войск] спаслись бегством. Итак потеря неприятельская при Альтдорфе и в два дни при Мутентале простирается убитыми: 1 генерал, да разных чинов свыше 4000; пленено: генерал-майор Лекурб, полковников 3, штаб и обер-офицеров 37, нижних чинов 2778; пушек отбито 10, один единорог и. знамя. Наш урон простирается убитыми нижеписанкых полков полковники: Ребиндера — Свищов, Барановского — фон Тиллер, Мансурова — Трубников; его императорского высочества адъютант Ланг, подполковник Поздеев 4-й, егерского князя Багратиона — майор Брауерт, Ребиндера — артиллерийский порутчик Баннер; егерского Багратиона капитаны: Суворов, Рубакин и подпорутчик Барбер; порутчики: Мансурова — Суходольской, Фертча — Шишкевич, егерского Миллера 3-го — Шульман и сводного гранодерского Калемина баталиона — Ган; капитаны: Мансурова — Рушкин и егерского Кашкина — Штенгер; подпорутчики: Швейковского — Воронец 1, Барановского — Малышев, гранодерского Дендригина баталиона — Брашеван; полка Ферстера — адъютант Терновской; Мансурова — прапорщик Радышевский; Фертча — лекарь 1, нижних чинов 639; ранено, генерал-майоры: князь Горчаков пулею в голову, князь Багратион контузиею от картечи, Курнаков в обе руки пулями, Харламов в плечо навылет пулею и Мансуров в обе ноги контузиями; полковники: граф Шувалов пулей и Хитров контузией; подполковники: граф Цукато, Паскаль, Стоянов, Штрих и Поздеев 6; майоры: Сабанеев, Катков, Филисов, Епифанов и Каннской; обер-офицеров 35, нижних чинов 1317.

Все сии победы пребудут новыми вечными памятниками неутомимой храбрости российского войска изгнании неприятеля из самых неприступнейших, природою укрепленных местоположений уподоблялися действительным штурмам, каковых больше упорнейших и кровавых было три при восхождении на С.-Готар.

(…)

Всемилостивейший государь, вашего императорского величества всеподданнейший князь Италийский, граф Александр Суворов-Рымникский

Источники

  • Изображение для анонса материала на главной странице: wikipedia.org
  • Изображение для лида: russian7.ru

Сборник: Иван Бунин

Автор «Темных аллей» и «Жизни Арсеньева» в 1933 году стал лауреатом Нобелевской премии по литературе.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы