Великобритания пыталась стать частью Общего рынка, как еще называли ЕЭС, более 10 лет, но дважды кандидатура была блокирована Францией. И вот, наконец, 1 января 1973 года государство официально присоединилось к Европейскому экономическому сообществу. У этого решения были свои противники внутри страны, но их мнения на тот момент никто не спрашивал. Спросили позже, через 2,5 года. 5 июня 1975 года 64% электората приняли участие в голосовании, а, точнее, в первом всенародном референдуме в истории государства. Вопрос был сформулирован таким образом: «Должна ли Великобритания оставаться в Европейском сообществе (Общем рынке)?». 67% голосовавших ответили «да».

фото1.jpg
Бюллетень. (flashbak.com)

Недели перед референдумом были особенно жаркими: свою точку зрения проталкивали давние соперники — лейбористы и консерваторы. По иронии, их позиции были прямо противоположны нынешним по Брекситу. Консерваторы настаивали на том, что Британия должна быть частью Европы, частью Общего рынка, в то время как лейбористы пытались убедить электорат в обратном.

Сторонники «остаться» в Европе приводили ряд аргументов в поддержку своей позиции: это позволит обеспечить Британии равное с другими европейскими державами право в обсуждении и принятии решений по международным вопросам; благоприятно скажется на экономике и позволит стабилизировать ее в долгосрочной перспективе; гарантирует защиту и безопасность от возможной внешней угрозы (прошло всего 30 лет с окончания Второй мировой, плюс Холодная война); даст надежду на мирное будущее и процветание.

фото1_1.jpg
«Строить мосты, а не барьеры». (digital.library.lse.ac.uk)

Новоизбранный лидер Консервативной партии Маргарет Тэтчер, выступая по телевидению, заявила, что каждый непременно должен проголосовать за сохранения членства Великобритании в ЕЭС, так как государство по правде является частью Европы и готово двигаться дальше. Она колесила по стране в свитере с европейскими флагами в поддержку «Да» кампании.

фото2.jpg
Маргарет Тэтчер в «проевропейском» свитере. (secure.i.telegraph.co.uk)

Лейбористы, которые находились у власти с 1974 по 1979 гг., не могли прийти к единому мнению внутри партии, но большинство все-таки полагало, что Британии надлежит покинуть Европейское сообщество. Их, в частности, заботил рост цен и высокая инфляция, которые они приписывали последствиям вступления в ЕЭС двумя годами ранее. Инфляция на 1975-й год составляла 24% (для сравнения, на данный момент этот показатель — 2,1%). Общий рынок действительно вынудил британцев импортировать больше продуктов из стран-союзниц и запретил, например, закупать сливочное масло у Новой Зеландии, где оно было очень дешево.

Лейбористы также утверждали, что сообщество отводит Британии роль «скромной провинции» на фоне прочих членов, уничтожает внутреннюю экономику и, соответственно, рабочие места. «Леваки» называли ЕЭС и Общий рынок не иначе как «клубом капиталистов», а для социалистов, как известно, нет ругательства хуже. Тони Бенн, лидер Лейбористов, в декабре 1974-го года записал в своем дневнике, что конец капитализма может наступить в течении пары недель, а министр иностранных дел Джим Каллагэн сообщил кабинету, что «каждый день утром за бритьем я думаю, что нужно бы эмигрировать, но ко времени завтрака понимаю, что ехать некуда».

фото3.jpg
Сторонники кампании выхода из Европы. (inktank.fi)

В своем политическом манифесте лейбористы заявили, что народу Британии не предоставили шанса самим решать свою судьбу, что попирает основы демократии. Условия, на которых страна вошла в сообщество, были приняты при предыдущем правительстве, возглавляемом Консерваторами (1970−1974), а потому Лейбористы всеми силами пытались откатить это решение назад. Референдум казался единственно правильной стратегией, и правительство, судя по всему, рассчитывало, что большинство британцев проголосует за выход из ЕЭС.

Предварительные опросы, тем не менее, показали, что более половины британцев решительно настроены проставить «Да» в бюллетене. Сторонники кампании остаться в Европе изображали выход из ЕЭС как самую большую катастрофу для экономики страны: потерю рабочих мест, инфляцию и падение национальной валюты. В карикатурах Британия была тонущим кораблем на фоне роскошного лайнера «Европа», который предлагал спасение. На этой стороне выступало огромное количество самых известных политиков своего времени, в том числе, Гарольд Вильсон и Маргарет Тэтчер. К кампании привлекли и знаменитостей: спортсменов, писателей (в их числе была даже Агата Кристи) и прочих звезд, хорошо знакомых публике.

фото4.png
Звезды спорта агитируют «удержать Британию в Европе». (flashbak.com)

Правительство выделило средства обоим лагерям, по 125 тысяч фунтов, на проведении кампаний. Сверх этого им разрешалось пользоваться деньгами, которые они смогут самостоятельно поднять в ходе агитации. Результаты довольно точно отразили расстановку сил: сторонникам выхода из ЕЭС удалось собрать 8 тысяч фунтов, а их противникам — больше 2 миллионов фунтов. 5 июня 1975-го народ выразил свою волю: 67% сказали Европе «да», а 33% — «нет». Гарольд Вильсон объявил, что наконец-то закончены внутригосударственные дебаты, длившиеся 14 лет, имея ввиду все те годы, на протяжении которых Британия пыталась стать частью Европы

Источники

  • www.theguardian.com
  • www.historyextra.com
  • www.politicsresources.net
  • www.bbc.co.uk
  • ukandeu.ac.uk
  • Источник изображения лида: 2.bp.blogspot.com
  • Источник изображения анонса: timedotcom.files.wordpress.com

Сборник: Декабристы

14 декабря 1825 года группа дворян совершила в Санкт-Петербурге попытку переворота. Целью восстания была отмена крепостного права и ликвидация самодержавия.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы