Новенький танкер «Туапсе» был гордостью одесских моряков. Построенный на верфях в Дании, он был оснащен двигателем фирмы «Бурмейстер и Вайн», аналогов которому в СССР пока не было. Новейшее навигационное оборудование сделало танкер быстроходным и маневренным. Свой первый рейс «Туапсе» совершил в Антарктиду: отвез советским полярникам топливо, а на обратной дороге захватил добытый китовый жир. Весной 1954 года судно отправилось во второй рейс в братскую Китайскую Народную Республику. По документам «Туапсе» вёз 10 тысяч тонн осветительного керосина. Только капитан Виталий Калинин и еще несколько человек на борту знали, что керосин в трюмах плескался авиационный — это было топливо для заправки реактивных самолетов армии КНР. Команда «Туапсе» насчитывала 49 человек. Все команды капитана выполнялись четко, во время стоянок в иностранных портах никаких происшествий не случалось.

Туапсе 1.jpg
Танкер «Туапсе», 1954. Источник: http://russian7.ru/

До Южно-Китайского моря добрались без приключений. Утром 23 июня на горизонте показался эсминец под флагом Китайской Республики — непризнанного СССР и враждебного материковому Китаю государства на острове Тайвань, возглавляемого генералом Чан Кайши. На экране радара было видно, что в отдалении курсируют еще два боевых корабля. С эсминца передали приказ остановиться. Дело происходило в нейтральных водах, поэтому Калинин проигнорировал приказ. «Туапсе» продолжил движение. Тогда эсминец подкрепил своё требование двумя пушечными выстрелами. Один снаряд вспенил воду перед носом танкера, другой — позади кормы. Капитан был вынужден скомандовать «Стоп машина». Тайванец потребовал, чтобы капитан явился к нему на борт с судовыми документами. Калинин не мог оставить корабль, и отправил на эсминец первого помощника Бориса Меркулова. В бинокль с мостика «Туапсе» было хорошо видно, как поднявшегося на борт эсминца офицера тут же связали и куда-то увели. Сразу после этого к «Туапсе» устремились три шлюпки, набитые солдатами.

Туапсе 2.png
Захват тайваньцами советского танкера (кадр из художественного фильма «Ч. П. — Чрезвычайное происшествие»)

Осадка у танкера низкая, Чанкайшисты легко залезали на борт. Тревожный сигнал сирены чуть запоздал, и отдыхавшая после ночной вахты часть команды даже не успела проснуться. Те, кто был на палубе, пытались дать отпор захватчикам, но силы были не равны. Радист Михаил Болтунов успел передать в эфир сигнал тревоги. Через несколько минут отозвался Владивосток. А когда Москва начала спрашивать, что случилось, Михаила уже выводили из рубки солдаты

Мотористы успели что-то испортить в двигателе, поэтому тяжелый танкер неделю тянули в порт Гаосюн два буксира. Команду загнали в красный уголок. Не все повели себя достойно. Помполит Дмитрий Кузнецов нарядился в белые куртку и колпак и попросил всех называть себя коком. Он очень боялся, что если захватчики узнают про его политическую должность, ему не поздоровится. Несколько тайваньских офицеров, хорошо говоривших по-русски, тут же начали предлагать морякам просить на острове политического убежища: «Вы везли в Китай топливо для самолетов, которые бомбят наши города, то есть вы фактически наши враги. Но если вы выберите свободу, с вами обойдутся очень хорошо». Никто из команды «Туапсе» не повелся на эти посулы.

Туапсе 3.jpg
Порт Гаосюн. Источник: Zh. wikipedia.org

Первым свободу выбрал корабельный кот. Как только «Туапсе» замер у причала, тот спрыгнул с борта, и дал дёру. Моряков увезли в здание, напоминавшее казарму, разбили на три примерно равных группы и начали идеологическую обработку.

Тем временем в Москве не понимали, что произошло. 24 июня после получения тревожой радиограммы заместитель министра иностранных дел СССР Валериан Зорин вызвал посла США Чарльза Боулена и вручил ему ноту протеста в связи с захватом танкера. В СССР считали, что никто кроме США не может покуситься на советское судно. Соединенные Штаты тут же открестились от этого инцидента. Примерно через месяц перебежавшие в материковый Китай тайваньские морские офицеры Цуй Чан-линь и Юй То-фань сообщили подробности захвата. Они рассказали, что без американцев дело всё-таки не обошлось. Инструкторы ВМФ США присутствовали на тайваньском эсминце, и они же досматривали уже захваченный «Туапсе». С Тайванем у СССР не было дипломатических отношений, поэтому Советское правительство обратилось к Франции, чтобы её консул в Китайской республике установил контакты с моряками «Туапсе» и помог их освобождению. Аналогичная просьба была направлена в Международный Красный Крест.

Туапсе 4.png
Допрос капитана корабля (кадр из художественного фильма «Ч. П. — Чрезвычайное происшествие»)

Пленными моряками занимались полковники Ван и Ли. Они прекрасно говорили по-русски. Ван хвастался, что во время войны был переводчиком при штабе Жукова, Ли тоже ходил в больших чинах в армии КНР. Сперва моряков «Туапсе» старались соблазнить: за подписание просьбы о политическом убежище им обещали роскошную жизнь в любой стране свободного мира, виллы, автомобили и солидные суммы в твердой валюте. Первым на уговоры поддался начальник рации Иваньков-Николов. Он говорил, что возвращаться в голодную Россию не собирается, что всем им представился прекрасный шанс остаться на Западе (ну, или на Востоке), и что грех этим шансом не воспользоваться. Остальные моряки Иванькова-Николова сторонились и подписывать требуемый документ отказывались.

Туапсе 5.jpg
Прибытие Тайваньских пленников в Москву. Источник: http://www.progressprim.ru

Тогда тайваньцы ужесточили условия содержания пленных. Им урезали рацион: моряки стали получать стакан кипятка с кусочком хлеба утром и миску какой-то травы с ломтиком буйволятины на обед и ужин. С окон комнат сняли москитные сетки, и огромные комары, которых моряки называли «четырехмоторными», начали пить кровь советских граждан. Перед окном комнаты, где содержался капитан, поставили патефон, на котором часами крутилась пластинка с записью детского плача — дома у Калинина остался маленький сын. Команду стали дробить на всё более мелкие группы. Через месяц их держали по двое в камере. На постоянных допросах Ван и Ли врали каждому из моряков, что все кроме них уже подписали бумаги, многие уехали в США, некоторые даже женились на американках. Следователи утверждали, что началась третья мировая война, и американская армия уже захватила половину Сибири, так что надо поспешить оказаться на стороне победителей.

Туапсе 6.jpg
Одесса встречает моряков «Туапсе». Источник: http://odessitclub.org

Пленников не били, но постоянные допросы и полная изоляция сильно действовали на нервы. 8 сентября морякам зачитали приказ начальника генштаба Китайской республики о конфискации танкера и груза и о том, что все они отныне — военнопленные. После этого моторист Николай Воронов попытался перерезать себе горло бритвой. Его доставили в больницу, зашили рану, а потом перевели в психиатрическую лечебницу, где стали закалывать какими-то препаратами.

Осенью Ван и Ли видимо поняли, что всю команду «Туапсе» заставить изменить Советской родине не удастся. Они отобрали двадцать молодых моряков и сосредоточили свои усилия на них. Постепенно следователям удалось угрозами и обещаниями заставить всю двадцатку подписать необходимые бумаги. После этого условия содержания и подписантов, и тех 29 моряков, которые не пошли на сделку, заметно улучшились. Порции еды увеличились. Капитану удалось добиться встречи с французским консулом, который передал команде немного денег и письма от их родных. В конце концов, спустя 13 месяцев плена 29 человек отправили домой.

Туапсе 7.jpg
Моряки «Туапсе» Александр Ширин и Виктор Татарников (лежит). Тайвань, 1955 г. Источник: http://odessitclub.org

До Гонконга моряков доставил рейсовый американский самолет. Дальше они пять дней добирались до Пекина на поезде. На каждой станции их встречали митингами с приветствиями героическим советским морякам и проклятиями в адрес тайваньских раскольников. В Пекине туапсинцев ждал торжественный прием, и самое главное — телефонная связь с московской гостиницей, где уже собрали их родственников. 30 июля 1955 года специальный рейс доставил моряков в Москву. Их встречали как национальных героев. В Кремле морякам вручили государственные награды. На одесском вокзале их чествовал весь город. Морякам выплатили зарплату за месяцы, проведенные в плену и солидную премию в 2000 рублей. Всем предоставили бесплатные двухмесячные путевки в санатории, которыми воспользовались, правда, немногие — большинство предпочли это время провести в кругу семей. Дальнейшие судьбы 29-и туапсинцев сложились благополучно. Почти все они продолжили работу на флоте, причем их поведение в тайваньском плену служило им дополнительной рекомендацией при отправке в заграничные плавания.

Туапсе 8.jpg
Тюремное фото Николая Ваганова. Источник: https://karel500.livejournal.com

Почти сразу началась подготовка к съемкам художественного фильма о тайваньском инциденте. Соавтором сценария картины «Чрезвычайное происшествие» стал помполит Дмитрий Кузнецов, тот самый, который пытался при реальном захвате замаскироваться под кока. Естественно, что на экране все события были представлены в соответствующем идеологическом ключе, причем руководящая роль помощника по политической части была максимально выпячена.

Об оставшихся на Тайване моряках в фильме упоминалось вскользь, а их судьбы сложились по-разному. Сразу после освобождения большей части команды в рядах «невозвращенцев» царило уныние. Его скрашивал только корабельный кот, спустя год нашедший своих старых хозяев, и поселившийся вместе с ними в загородном доме, где их держали под охраной. Большая часть подписавшей просьбу о политубежище молодежи жалела о своём решении. Несколько молодых моряков устроили в мандариновой роще комсомольское собрание, где дали клятву любым путём вернуться на родину. Текст был составлен по образцу клятвы Олега Кошевого, которую наизусть знал Владимир Бенкович, игравший когда-то в театральном кружке. Несколько участников этого собрания расписались под документом кровью. Требования о возвращении в СССР они вручили тайваньским офицерам.

За отступников взялись сурово. Начались избиения и пытки. Моряков уговаривали еще раз изменить своё решение ударами бамбуковых палок по пяткам и голеням и зажиманием пальцев в дверях. Еще одной воспитательной мерой стало известие, что девять человек, не участвовавших в комсомольском собрании, в октябре 1955 года отправлены в США. В Нью-Йорке этих туапсинцев взяла под опеку американская разведка. По её настоянию Иваньков-Николов усердно раздавал интервью о своем побеге в мир демократии, матрос Виктор Татарников выступил в эфире радио «Свобода», а бухгалтер Николай Ваганов заявил на «Голосе Америки»: «Мы сами выбрали свободу, но это не значит, что забыли Родину. Домой мы вернёмся, но вернёмся тогда, когда там будет полная свобода и демократия…»

В то же время пятеро «американских туапсинцев» усердно искали в Нью-Йорке советских дипломатов. Через пару недель они смогли найти представительство СССР при ООН. Тамошние работники организовали их вывоз в Москву. В Америке остались четверо. Татарников и Еременко завербовались в армию США, следы Соловьева затерялись где-то в Нью-Йорке, Иваньков-Николов продолжал периодически выступать в радиоэфирах. Всех их в 1959 году Одесский областной суд заочно приговорил к смертной казни за измену Родине.

Туапсе 9.jpg
Элеонора и Всеволод Лопатюки, 1995 год. Источник: https://karel500.livejournal.com

11 человек, оставшихся на Тайване, судьба опять разделила. Четверо из них после месяцев пыток вновь подписали документы о нежелании возвращаться в СССР. Кроме того, они дали обязательство сотрудничать с американской разведкой. В 1957 году их отправили в Бразилию, с которой тогда у СССР не было дипотношений. Через несколько месяцев эта четверка смогла тайно перебраться в Уругвай, а уже оттуда советские дипломаты отправили их в Москву. Дома в Одессе морякам выплатили зарплату за 4 года и дали двухмесячный отпуск, в конце которого все были арестованы. На суде прокурор требовал для всех смертной казни за измену родине, но военная коллегия Верховного суда отмерила Бенковичу и Зиброву по 15 лет, а Гвоздику и Анфилову по 12. В мордовском лагере «туапсинцев» встрелили уважительно: там недавно показывали фильм «Ч. П. — Чрезвычайное происшествие». В конце 1959 года Павла Гвоздика возили с этапом в Казань на опознание Иванькова-Николова. Тот в Америке сошёл с ума, и новые хозяева сдали потерявшего всякую ценность кадра советским дипломатам. В СССР его отправили в спецпсихбольницу под Казанью, где он провёл более 30 лет. В 1966 году «бразильскую четверку» помиловали. К тому времени тяжелая длань советского закона уже настигла Николая Ваганова. Семь лет после возвращения он жил в деревне под Арзамасом, успел жениться и завести сына, но КГБ вспомнил про его интервью на «Голосе Америки» и в 1963-м впаял, как изменнику, десяточку. Из них Ваганов отсидел семь лет.

Столько же провели в тайваньской тюрьме семеро «туапсинцев», оставшихся в лапах у чанкайшистов. Сидели они очень тяжело, в одиночных камерах, терпя постоянные издевательства. После помилования их, как «исправившихся» перевезли в какой-то барак на берегу моря. Там, под охраной, они провели еще двадцать лет. Вынесли такую жизнь не все. Жорж Димов повесился в ближайшей роще, а Анатолий Ковалев и Михаил Калмазан умерли от заработанных в тюрьме болезней. Про оставшихся в живых четверых моряков все, казалось, забыли. Представители тайваньских властей навещали барак раз в месяц, выдавая пленникам по двести долларов на еду. В середине 1980-х их перевезли на какую-то военную базу, а в 1988 году отпустили. При содействии советского консула в Сингапуре трое из них спустя 34 года наконец-то вернулись домой из рейса.

Последним «туапсинцем» на Тайване остался бывший судовой пекарь Всеволод Лопатюк. Он потерял возможность самостоятельно передвигаться и последние годы жил в каморке без окон в доме одного из охранников, которому оплачивали уход за инвалидом. В 1991 году Элеоноре Лопатюк позвонили в Одессу из Китая и спросили, согласна ли она принять мужа, ушедшего в море 37 лет назад. Она дала согласие и вскоре к её дому привезли кресло-каталку с супругом…

Финалом туапсинской одиссеи можно считать начало 1990-х, когда были официально реабилитированы пятеро моряков, получивших срока за измену родине. К тому времени встал на вечный прикол и сам танкер «Туапсе». Его переименовали в «Куайцзи», и он несколько десятилетий ходил под флагом Тайваня. Еще в начале XXI века мёртвый танкер видели у одного из причалов порта Гаосюн.

Источники
Меланин В. «Захват». «Морские вести России» № 3 (303) 2009 г.
Каткевич В. «Драка в аэропорту Ла Гуарди». http://odessitclub.org/
Каткевич В. «Чрезвычайно преданные родиной» «Зеркало недели», 6 августа 2004
Слюсаренко А. «Плаванье длиной в полжизни» http://odessa-life.od.ua
«Захват» (Документальный фильм. Реж. Эдуард Щербаков, 2002)

Фото анонса: Кадр из художественного фильма «Ч. П. — Чрезвычайное происшествие"
Источник фото лида: http://sunderlandships.com/


Сборник: Первая русская революция

Массовые выступления начались после «кровавого воскресенья» 22 января 1905-го, когда царские войска расстреляли мирную демонстрацию рабочих в Санкт-Петербурге.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы