• 23 Апреля 2018
  • 753
  • Документ

Споры о цензуре

11 (23) апреля 1836 года вышел первый том журнала «Современник», который выпускал Александр Пушкин. После него издателем стал Петр Плетнев, поэт и ректор Санкт-Петербургского Императорского университета. Он, помимо всего прочего, участвовал в деятельности цензурного комитета, о спорах с ним вспоминал в своем дневнике историк литературы и цензор Александр Никитенко.

Читать

20 марта (8 марта) 1845 года

Плетнев председательствует в цензурном комитете. Первое употребление, какое он сделал из своей власти в пользу литературы, — это притеснение журналов, ему неприязненных, а они почти все ему неприязненны, ибо не обращают внимания на его бедный «Современник». Более всего он ожесточен против «Отечественных записок», которые как-то раз легонько посмеялись над романом «Семейство» [шведской писательницы Фредерики Бремер], покровительствуемым им.

Теперь Плетнев вздумал поверить: издаются ли журналы точь-в-точь по программе, которая была утверждена правительством, то есть не помещают ли журналисты в своих изданиях таких статей, которые не были поименованы в первоначальной программе? Оказалось, что все отступали от нее более или менее, и это в первый же год своего существования. Особенно виноваты в этом смысле «Отечественные записки», которые сначала не обещались помещать иностранных повестей, а теперь помещают. Обстоятельство это никогда не считалось в цензуре важным: она знала, что все наши журналы стремятся быть энциклопедическими, — и это весьма естественно: специальные журналы еще не могут у нас существовать. Всякий редактор спешит взять верх над своими товарищами объемом и разнообразием своего журнала. Цензура заботилась только о том, чтобы журналы не нарушали правил ее и не касались предметов, предоставленных другим цензурам: духовной, военной и прочее.

Плетнев, поднимая этот вопрос, воздвигал страшную бурю и повергал в затруднение самого министра, который в начале каждого года утверждает существование журнала в том виде, в каком он уже существовал перед тем. Я вступил в спор с Плетневым и успел заставить его отменить это предложение. Но хороши мои товарищи: одни поддакивали Плетневу, другие молчали, предоставляя мне одному сражаться и побеждать. Особенно поразил меня Куторга, который всегда так много толкует о гуманных началах: на этот раз он настаивал, чтобы предложение председателя было уважено. Впрочем, он это делал не из дурных побуждений, — он честный человек, — а по легкомыслию и недостатку твердости, которые часто повергают его в противоречия с самим собой. Как бы то ни было, бой был жаркий, и хотя я одержал победу, однако не уверен в прочности ее.

Источники:
Изображение лида: Александр Васильевич Никитенко, 1877. Художник — И. Н. Крамской. https://dlib.rsl.r
Изображение анонса: wikipedia.org


распечатать Обсудить статью