• 14 Марта 2018
  • 1202
  • Документ

«Киновещь без участия актеров, художников, режиссеров»

Дзига Вертов (настоящее имя – Давид Абелевич Кауфман) стал одним из наиболее прогрессивных режиссеров на заре советского кинематографа. Он обогатил документальное кино множеством приемов, которыми режиссеры пользуются до сих пор. Свою картину «Киноглаз» в записке, адресованной дирекции Госкино, Вертов называл «атакой киноаппаратами нашей действительности».

Читать

О фильме «Киноглаз»

Первая в мире попытка создать киновещь без участия актеров, художников, режиссеров, не пользуясь ателье, декорациями, костюмами.

Все действующие лица продолжают делать в жизни то, что они делают обычно.
Настоящая картина представляет собой атаку киноаппаратами нашей действительности и подготавливает на фоне классовых и бытовых противоречий тему всесоздающего труда. Вскрывая происхождение вещей и хлеба, киноаппарат дает возможность каждому трудящемуся наглядно убедиться, что все вещи делает он сам, трудящийся, а следовательно, они ему и принадлежат.

Раздевая флиртующую буржуйку и заплывшего жиром буржуя и возвращая еду и вещи сделавшим их рабочим и крестьянам, мы даем возможность миллионам трудящихся увидеть правду и усомниться в надобности одевать и кормить касту паразитов.

Являясь самостоятельной (как в смысле содержания, так и в смысле формального искания), картина в случае удачи этого опыта предназначается в качестве пролога к мировой картине «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Подготовительные работы по созданию последней ведутся в настоящее время Советом Троих — высшим органом киноков. Совет Троих, опираясь политически на коммунистическую программу, стремится внедрить в кино идеи ленинизма и вложить «их глубочайшее содержание не в более или менее удачные гримасы актеров, а в труд и мысли самого рабочего класса.

Опыт затрудняется нашей технической отсталостью. Те приспособления, которые имеются в ателье, для нового подхода к киносъемке непригодны. Технически безоружные, опираясь на трудный опыт девятнадцати «Киноправд», мы все же надеемся уже в первой работе (прологе) приоткрыть глаза народным массам на связь (не поцелуйную и не детективную) между разъясненными киноаппаратами социальными и зрительными явлениями.

Идя от материала к киновещи (а не от киновещи к материалу), киноки не считают правильным, начиная работу, представлять так называемый «сценарий».

Сценарий как продукт литературного сочинительства в ближайшие годы совершенно исчезнет.

Учитывая, однако, возможные сомнения со стороны Госкино или Наркомпроса насчет наших способностей идеологически и технически правильно построить киновещь без заранее утвержденного сценария, я прилагаю к докладной записке схему наступления киноаппаратов и приблизительный список действующих лиц и мест.

1923

распечатать Обсудить статью