• 30 Декабря 2017
  • 2079
  • Документ

«Ежели не найти деньжонок на расширение «Правды» — погибнет она»

В «новогоднем» письме Ленина Горькому в январе 1913-го партийным хлопотам отведено куда больше места, чем поздравлениям. Ленин пишет, в том числе, о финансовых сложностях газеты «Правда». «Влияем на 20—30 тысяч читателей рабочих систематически в марксистском духе, дело большущее, дьявольски жаль было бы, ежели оно погибнет. Обдумываем со всех сторон и всячески с депутата­ми, как бы вывернуться из трудного положения «Правды», - отмечал Владимир Ильич. 

Читать

1913 год

А. М. ГОРЬКОМУ

Дорогой А. М. Поздравляю и Вас с Новым годом, желаю всего, всего лучшего, а больше всего здоровья! У нас здесь сейчас Малиновский, Петровский и Бадаев. Вчера получил Ваше письмо, читал его им, все чрезвычайно были рады. Малиновский хотел ехать к Вам, да, пожалуй, дальность помешает. Эх, кабы можно было Вам поближе… Ежели бы здоровье позволило, перебраться в здешние галицийские курорты, отыскать место в горах здоровое, на два дня ближе к России, приезды рабочих можно участить, школу бы опять рабочую наладили, переход через границу нетруден, цена проезда 12 руб. от Питера, сношения с рабочими Москвы, Юга тоже возмож­ны!.. Размечтался я в связи с поездкой М. Ф. … Вот чудесно она придумала, право, чу­десно. Черкните непременно при случае, удалось ли ей легализоваться (наверное, уда­стся). Еще черкните, как Малиновскому найти ее в Питере или в Москве. Через Тихо­нова? Ежели не найти деньжонок на расширение и упрочение «Правды» — погибнет она. Дефицит теперь 50—60 руб. в день. Надо повысить тираж, удешевить расходы, расширить газету. 200 номеров выдержали — рекорд. Влияем все же на 20—30 тысяч читателей рабочих систематически в марксистском духе, дело большущее, дьявольски жаль было бы, ежели оно погибнет. Обдумываем со всех сторон и всячески с депутата­ми, как бы вывернуться из трудного положения «Правды», но боимся, что без финансовой поддержки со стороны не вывезти.

Малиновский, Петровский и Бадаев шлют Вам горячий привет и лучшие пожелания. Парни хорошие, особенно первый. Можно, ей-ей можно, с такими людьми построить рабочую партию, хотя трудности невероятно велики. Краковская база оказалась полез­ной: вполне «окупился» (с точки зрения дела) наш переезд в Краков. Депутаты под­тверждают, что среди масс рабочих революционное настроение безусловно растет. Ежели создать теперь хорошую пролетарскую организацию, без помех предателей-ликвидаторов, — черт знает какие победы можно тогда одержать при росте движения снизу…

То, что Вы сообщаете про письма из России, замечательно интересно и характерно. Меньшевики-рабочие говорят, что Россия пережила Маркса! И это не единичный слу­чай. Ликвидаторы такой разврат, такой предательский дух, такое ренегатство вносят, что и представить себе трудно. А тут еще тысячи интриг для «соединения» с ними: единственное средство изгадить все дело, испортить с трудом начатое строительство партии, это опять начать интриги — «соединение» с ликвидаторами. Ну, мы еще повою­ем…

Вашу радость по поводу возврата впередовцев от всей души готов разделить, еже­ли… ежели верно Ваше предположение, что «махизм, богостроительство и все эти шту­ки увязли навсегда», как Вы пишете. Если это так, если это впередовцы поняли или поймут теперь, тогда я к Вашей радости по поводу их возврата присоединяюсь горячо. Но я подчеркиваю «ежели», ибо это пока еще пожелание больше, чем факт. Помните, весной 1908 года на Капри наше «последнее свидание» с Богдановым, Базаровым и Лу­начарским? Помните, я сказал, что придется разойтись годика на 2—3, и тогда еще М. Ф., бывшая председателем, запротестовала бешено, призывая меня к порядку и т. п.

Оказалось — 4 /г, почти 5 лет. И это еще немного для такого периода глубочайшего развала, какой был в 1908—1911 гг. Не знаю, способны ли Богданов, Базаров, Вольский (полуанархист), Луначарский, Алексинский научиться из тяжелого опыта 1908—1911? Поняли ли они, что марксизм штука посерьезнее, поглубже, чем им каза­лось, что нельзя над ней глумиться, как делывал Алексинский, или третировать ее как мертвую вещь, как делали остальные? Ежели поняли — тысячу им приветов, и все личное (неизбежно внесенное острой борьбой) пойдет в минуту насмарку. Ну, а ежели не поняли, не научились, тогда не взыщите: дружба дружбой, а служба службой. За по­пытки поносить марксизм или путать политику рабочей партии воевать будем не щадя живота.

Я очень рад, что нашлась дорога к постепенному возврату впередовцев именно через «Правду», которая непосредственно их не била. Очень рад. Но именно в интересах прочного сближения надо теперь идти к нему медленно, осторожно. Так я написал и в «Правду».На это должны направить свои усилия и друзья воссоединения впередовцев с нами: осторожный, опытом проверяемый, возврат впередовцев от махизма, отзо­визма, богостроительства может дать чертовски многое. Малейшая неосторожность и «рецидив болезни махистской, отзовистской и пр.» — и борьба вспыхнет еще злее… Не читал новой «Философии живого опыта» Богданова: наверное, тот же махизм в новом наряде…

С Сергеем Моисеевым в Париже мы отлично связаны, давно его знаем и вместе ра­ботаем.Это партиец и большевик настоящий. С такими людьми и строим партию, но мало их стало чертовски.

Еще раз жму руку, надо же кончить письмо, а то затянул неприлично. Будьте же здоровы!

Ваш Ленин

распечатать Обсудить статью