• 22 Августа 2017
  • 5127

Приказ военной комендатуры Львова. 15 августа 1914 год

Летом 1914 года русские войска продвигались на восточной границе Австро-Венгрии. Власти страны отмечали связанное с этим усиление в Восточной Галичине русофильских настроений. Австрийцы полагали, что подобные симпатии приведут к росту случаев госизмены и шпионажа, поэтому был отдан приказ по ускорению судопроизвоства по данным преступлениям. Власти считали, что если решение будет выноситься быстро, а казнь осуществляться на месте, то это поможет запугать население и предотвратить случаи пособничества российской армии.

Читать

Приказ военной комендатуры Львова

«Ц. и к. Военная Коменда во Львове. К. Н. 283. Д. Строго секретно.

В Президиум ц. к. Дирекции Полиции во Львове. Львов, 15 августа 1914 г.

К сведению

Гоффман.

(На обратной стороне). Президиум ц. к. Дирекции полиции

Во Львове.

Поступило 18 августа 1914 г.

№ 4509.

К сведению.

(Несколько нечетких подписей). (Внутри)

Ц. и к. Военная Коменда во Львове. К. Н. 28З.

Ц. к. Краевой Обороны Дивизионный Суд в …

Подвинувшиеся на восточной границе, в районе Белнец — Сокал — Подволочиск — Гусятин, русские войска произвели на русофильское население Восточной Галичины, находившееся уже издавна в изменнических сношениях с Поссией, огромное впечатление.

Государственная измена и шпионство, с одной стороны, и террор по отношению к нерусскому населению там, где оно находится, в меньшинстве, с другой (Сокал, Залозцы, Гусятин), множатся самым опасным и прямо угрожающим образом. Если немедленно не будут приняты самые строгие меры, то район военных действий в Восточной Галичане и Боковине может вследствие преступных замыслов русофильского населения оказаться в серьезной опасности. Наступление же и начальные военные действия могут быть значительно затруднены. Скорое наказание является крайне необходимым как острастный пример одним и в доказательство другим, что австрийское правительство имеет власть и силу для того, чтобы наказать виновных и охранять невинных.

Эти примеры смогут только тогда оказать свое действие, когда они будут производиться на глазах тех, кто были свидетелями ныне названных преступлений.

Казнь хотя бы даже, например, ста человек во Львове произвела бы на население Залозец, сильные нервы которого требуют сильных впечатлений, гораздо меньшее действие, чем казнь хотя бы только двух лиц в самих же Залозцах.

Военная коменда приказывает поэтому:

1. Исполнение приговоров за все предусматриваемые исключительными постановлениями преступления, подлежащие военному суду, строжайшее наказание которых является необходимым как устрашающий пример, должно происходить там, где преступления были содеяны.

2. Во всех этих случаях должно применяться сокращённое судопроизводство, чтобы наказание по возможности скоро, буквально по пятам (auf dem Fusse), следовало за преступлением.

3. Производство следствия во всех этих случаях должно быть поручено судьям, которые, с одной стороны, благодаря своему опыту, дают ручательство, что они успеют разобраться в исключительных отношениях и освободить себя от ненужного формализма, с другой же стороны, будучи лишёнными всякой чувствительности, иметь в виду одно -только благо государства.

4. Этого рода дела должны быть поручены установленному львовским судом краевой обороны аудитору, секретарю суда и лейтенанту запаса Гехту и установленному коломыйским судом краевой обороны адвокату и обер-лейтенанту запаса д-ру Рихе или другому аудитору, который отвечал бы вышеуказанным требованиям.

5. В трудных, не совсем ясно представляющихся (nicht ganz klar darliegenden) случаях преступления, можно, для ускорения следствия, потребовать от военной коменды содействия полицейского чиновника.

Сие препровождается в Дивизионный Суд Краевой Обороны во Львове и Коломые, в Президиум Дирекции полиции во Львове и Черновцах, командированному штаб-офицеру во Львове и Станиславове и в краевое жандармское Управление № 13».

«Талергофский альманах». Вып. 1. Львов, 1924. С. 36−38

распечатать Обсудить статью