• 26 Июня 2017
  • 7543
  • Дарья Пащенко

Столица в агонии

26 июня 1831 года в Петербурге вспыхнула эпидемия холеры. Несмотря на то, что холода и карантины долгое время сдерживали натиск заболевания, также известного под названием «собачья смерть», холера все же проникла в столицу и унесла тысячи жизней. Об этой и других страшных эпидемиях, погубивших многих петербуржцев, – в нашем материале. 

Читать

«Во всем холера виновата»

По всей империи холера бушевала с лета 1830 года, однако до Петербурга страшная болезнь добралась лишь год спустя. Отдельные случаи «собачьей смерти» были зафиксированы в апреле 1831-го, но масштабов эпидемии в городе на Неве она достигла только в июне.

Холера вспыхнула во время польского восстания, поэтому многие петербуржцы были убеждены, что никакой болезни нет, а люди погибают из-за того, что их травят жестокие поляки. Распространялись леденящие душу рассказы о том, как бунтовщики по ночам бродят по огородам и посыпают грядки отравой, а также проникают в дома и тайком добавляют яд в воду.

Вскоре перепуганные жители города, так толком и не понявшие, что же происходит на самом деле, взбунтовались. Это событие вошло в историю как «холерный бунт» — в те страшные годы подобные бунты возникали по всей стране. По легенде, недовольных, громивших холерную больницу и убивших нескольких врачей и полицейских, успокаивал сам император Николай I.

фото 1.jpg
Николай I во время холерного бунта на Сенной площади

Жертвами холеры стали отнюдь не только простолюдины. Во время эпидемии скончался великий князь Константин Павлович (правда, произошло это не в Петербурге, а в Витебске), граф Александр Ланжерон, вице-адмирал Василий Головнин, известный мореплаватель.

Болезнь императоров

Не миновали Петербург и многочисленные эпидемии оспы. Жертвой этой вирусной инфекции пал юный император Петр II, также оспой переболел — правда, все же остался в живых — Петр III.

Результативную борьбу с оспой начала Екатерина II, не желавшая подобной судьбы ни себе, ни своим детям. В 1768 году она отважилась на вакцинацию: прививку императрице делал английский доктор Томас Димсдейл. Спустя некоторое время монархиня приказала открыть оспенные дома по всей стране и издала указ об обязательной вакцинации.

Тем не менее эпидемия оспы унесла в 1768 году жизни многих петербуржцев. Например, от нее скончалась совсем молодая графиня Анна Шереметева, невеста Никиты Панина, приближенного императрицы.

фото 2.jpeg
Графиня Анна Петровна Шереметева

О смерти девушки Екатерина Румянцева так рассказывала супругу: «Жалость тебе напишу: Анна Петровна Шереметева умерла от оспы, так сильная оспа была. Отец и жених в неутешной горести. Никита Иванович был во всю болезнь невестину в Петербурге, жил у брата и через третьи руки имел известия, что происходило с невестою».

Чумная лаборатория

На исходе XIX столетия мир охватила третья пандемия чумы. В связи с этим было принято решение об открытии неподалеку от Петербурга Особой лаборатории, в которой можно было бы производить вакцину. Под это учреждение отвели форт «Император Александр I», расположенный неподалеку от острова Котлин. В этом уединенном месте поселились несколько ученых, которые тестировали препараты на лошадях. Для того, чтобы врачи не были уж совсем оторваны от «большой земли», им выделили пароход, носивший название «Микроб».

фото 3.jpg
Форт «Император Александр I», он же «Чумный»

Несмотря на все меры предосторожности, вспышки чумы в лаборатории все же были. И в 1904-м, и в 1907-м году болезнь проявляла себя одинаково: один из врачей заболевал, но позже выздоравливал, второй умирал. После Октябрьской революции форт был заброшен, однако его до сих пор в народе называют «Чумным».

распечатать Обсудить статью