• 1 Марта 2018
  • 9452
  • Сергей Бунтман

Мундир Франца Фердинанда

Маленький человечек шевельнул указательным пальцем, и человечество рухнуло в пучину войны. А мы храним в музейных витринах окровавленный и продырявленный мундир убитого, пулю, вынутую из его тела, и пистолет убийцы. Материал из нового номера журнала «Дилетант» об убийстве в Сараево.

Читать

Сколько бы нас ни убеж­ дали учебники и высоко­ умные научные труды, повествуя об экономикополитических предпо­ сылках Первой мировой, мы печён­ кой чувствуем, что великая бойня началась именно из-за убийства в Сараеве. Великие державы были, конечно, готовы сорваться с цепи и броситься друг на дружку, но цепь ещё держалась. Да, на Балканах глухо бурлил котёл, два раза за пять лет он вскипал локальными войнами, однако поднять миллионные армии никто ещё не был толком готов.

Австро-Венгрия медленно д­вигалась к тому, чтобы состоять не из двух частей, даже не из трёх, а из множества вполне автономных территорий. Этот план «Соединённых Штатов Великой Австрии» если не вынашивал, то активно поддер живал наследник престола эрцгерцог Франц Фердинанд. Как часто бывает, реформа не нравилась почти никому: ни в центре, ни на периферии. Жёст­кие консерваторы полагали, что это убьёт монархию Габсбургов, венгер­ские патриоты — что это принизит значение их родины в составе империи, балканские славяне видели в переустройстве конец мечтаний о независимости. Было кому ненавидеть эрцгерцога, было кому желать ему смерти, но прямое убийство не представ­лялось неизбежной реальностью.

Может показаться, что Франц Фердинанд упорно, преодолевая множество препятствий, шёл навстре­чу смерти. Он поехал не куда-нибудь, а в Сараево, где в 1910 году было совер­шено покушение на генерал-губернато­ра. Теракт не удался, но вдохновил мно­жество молодых патриотов на новые подвиги. Поехал наследник в Сараево не когда-нибудь, а в конце июня, когда все южные славяне во главе с сербами вспоминают битву на Косовом поле. Конечно, у Франца Фердинанда были свои причины выбрать место и время: 28 июня 1914 года, в годовщину свадьбы, ему хотелось показать свою моргана­тическую супругу, надменно презирае­мую при венском дворе, во всём блеске. Единственная возможность проехать с нею в открытом автомобиле, посадить рядом с собой на всех официальных торжествах — участие в военных меро­приятиях. Вот он и отправился на ма­нёвры в Боснию, а потом на открытие нового сараевского театра.

Но эрцгерцог не был ещё обречён. «Млада Босна» — судя по всему, с пода­чи сербской разведки — то подтверж­дает, то отменяет теракт. План убийц кажется глубоко продуманным, в нём и решительные боевики, и взрывчат­ка, и огнестрельное оружие. Но на пер­вом же этапе — осечка. Террорист Мехмедбашич так и остался стоять с гранатой в руке. Кортеж проехал. Вторая попытка. Террорист Чабри­нович метнул свою гранату, но она отскочила от автомобиля эрцгерцога и взорвалась перед следующей ма­шиной. Крики, раненые, Чабринович глотает яд и прыгает в реку, а та пере­сохла. Его вынимают, хватают, бьют. Эрцгерцога увозят в ратушу.

Почтовая открытка с фото эрцгерцога Франца Фердинанда за несколько минут до покушения.jpg
Почтовая открытка с фото эрцгерцога Франца Фердинанда за несколько минут до покушения

И что бы тут не уехать прямо на вок­зал, пообещать герцогине Софи другой праздник и — в Вену! Нет, наследник престола решает не сдаваться террори­стам и после скомканных церемоний отправляется в госпиталь проведать ра­неных. И тут ещё был шанс! Будущий убийца Гаврило Принцип, узнав о про­вале двух попыток, пошёл почти нао­бум и занял позицию на набережной. И надо было, чтобы генерал-губернатор Потиорек заметил, что автомобиль едет не по заранее утверждённому марш­руту, и перенаправил его прямо к тер­рористу. Не верящий своему счастью Принцип поднял пистолет и сделал два выстрела. Одна пуля попала в шею эрцгерцога, другая — в живот герцоги­не. София умерла почти сразу, Франц Фердинанд прожил десять минут.

Иногда думается, что ещё там, в ра­туше, когда всё тот же генерал Потио­рек возмущённо возразил адъютанту наследника, который предлагал тут же уехать из Боснии: «Вы хотите сказать, что Сараево кишит убийцами?» — эрц­герцог мог ответить, что да, кишит. Тогда никто бы не узнал, кто такой Гаврило Принцип, хранители венского Музея военной истории не получили бы серо-голубой мундир и открытый автомобиль, чехи не сберегли бы девя­тимиллиметровую пулю, «начавшую Первую мировую войну»…

Может, и войны бы не было? А мо­жет, и революции? И Ленин, как в рас­сказе Аверченко про фильм, который крутится назад, спиной поднялся бы в пломбированный вагон и вернулся в Цюрих?

распечатать Обсудить статью